Акулы уличного капитализма

1 мая 2002 в 00:00, просмотров: 201

Слышал я такую забавную и одновременно глубокую фразу: «Капитализм – дитя улицы, а социализм – дитя уютных кабинетов». Вообще говоря, похоже на правду. Если человек предоставлен сам себе, сам за себя отвечает, то он начинает крутиться, чтобы заработать. Вспомним, как вышли сотни тысяч наших соотечественников на улицы и площади в 1992 году и прямо-таки по Адаму Смиту стали осуществлять рациональный выбор в условиях методологического индивидуализма.
Но обитателей уютных кабинетов на мякине не проведешь. Чего только не говорилось против «акул уличного капитализма»! И облик наших городов они портят. И бандиты они, и воры. И сплошь там тигры кавказской национальности. И налогов они не платят. И в основном напирали защитники порядка на национальную гордость великороссов. Мол, как же нам дальше гордиться нашими ракетами и балетом, если люди на тротуарах торгуют всяким ширпотребом.
И стояло за всем этим почти неприкрытое, до неприличия, желание поруководить. Согнать всех в одно место. Поставить на то место начальника. Ему обеспечить прокорм и его, начальника, не обделить. В кабинетах вырабатывалась стратегия и тактика ликвидации базара и перехода к цивилизованному рынку. Управляемому. Кем? Ну, не невидимой рукой Адама Смита, а вполне зримой – обитателя соответствующего кабинета. Видимая рука, в отличие от невидимой, позволяла субъекту хозяйственной деятельности быстро и четко понимать, куда надо инвестировать.
В принципе, в таких случаях полагается дать по рукам. И сделать это должно общество. Надежда, что обитатели одних кабинетов будут бить по рукам обитателей других кабинетов на благо «акул уличного капитализма», даже юношей не питает. Только социалисты уверяют нас, что такое может быть. Не было никогда. Но может быть.
Существует легенда, что христианский теолог Тертуллиан когда-то сказал: «Верю, потому что нелепо». Из этого делают вывод, что вера появляется там, где уму делать нечего, что вера противоположна уму. Надо сказать, что Тертуллиан этого не говорил. Его рассуждения на тему веры гораздо тоньше и гораздо разумней. Но вот что касается социалистической веры, то тут уж точно: верю, потому что абсурдно. Я понимаю самоорганизацию хозяйствующих субъектов, создание институтов прав собственности, понимаю нужду в общественных финансах. Люди скидываются на какое-то большое дело, которое сами в одиночку поднять не в состоянии. Но я не понимаю, что такое государственное предприятие. Или что такое муниципальное предприятие. Как переходная временная форма при наших преобразованиях от социализма к нормальной жизни, ну, куда ни шло. Но сеть муниципальных магазинов, аптек, столовок – это уж слишком для моего разума.
Любое предприятие, пользующееся покровительством властей, – удар по эффективности экономики. Все очень просто. Если предприятие эффективно, то зачем ему покровительство? Если мэр хочет взять подобное предприятие под свое покровительство, то для других он должен создать менее сладкие условия. И тот вариант, и другой – это пресс, давящий свободное выявление сильнейших. Это внеэкономическое давление на экономику.
Крупные компании сумели за себя постоять. На федеральном уровне под лучами всех прожекторов это покровительство либо прекратилось, либо прекращается.
Президент в своем послании и его советник в многочисленных выступлениях запугали нас простой арифметической истиной. Если мы будем расти так, как растем сейчас, то мы никогда не вырастем. Обидно! Надо что-то делать! Только не надо для этого укреплять вертикаль власти. Только не надо обустраивать Россию с помощью кабинетной мудрости.
Рост возможен. Но рост в экономике нигде и никогда не происходил через крупные корпорации. Это не их дело. Новации, гонка, максимальная эффективность – это все родовые черты малого бизнеса. Предприимчивость рождается на улице, а потом занимает роскошные офисы, чтобы в свое время съехать из них на покой и дать место новым уличным выскочкам.
Рост невозможен. Малый бизнес задушен мэрским сословием и не имеет никаких шансов прорваться вверх.
Мэры даже не способны понять, что они не являются государственной властью. Они вообще никакая не власть. Это уполномоченные гражданами лица, уполномоченные для уборки улиц и тому подобных важных для нас дел. При этом они не имеют права создавать муниципальное предприятие для уборки улиц. Они просто должны заплатить из бюджета тому, кто это сделает дешево и сердито. Все. Нет у них ни на что другое полномочий. Муниципалитет – это форма самоорганизации граждан. Так по Конституции. А на практике?
Пока это не поймут сами граждане, пока они не дадут по видимым рукам местной власти, страшилки из президентского послания будут оставаться горькой правдой, как бы амбициозно ни пыжилось федеральное правительство. Написал вот «пока» и поймал себя на том, что, значит, еще какая-то надежда во мне теплится.
Не обустраивайте нас, пожалуйста!
Дайте России обустроиться самой!



    Партнеры