Тверской феномен: пятый год экономического роста

ВЛАДИМИР ПЛАТОВ

1 мая 2002 в 00:00, просмотров: 179

Трудно поверить,
но факт остается фактом:
вот уже пятый год подряд экономика Тверской области –
пусть медленно,
зато стабильно – набирает обороты. Объем промышленного производства увеличивается, средняя заработная плата растет.

Честно сказать, неожиданное приглашение поприсутствовать на «прямой линии» губернатора Тверской области Владимира Платова с читателями одной из российских газет мы приняли без особого восторга. Сто семьдесят километров до столицы самой большой из областей Центра России мы проехали совсем не для того, чтобы тратить означенные полтора часа, как нам представлялось, без особой пользы.
Но уже по ходу «прямой линии» стало ясно, насколько мы в своих прогнозах ошибались. Два с лишним часа телефонного общения Владимира Игнатьевича с жителями области, которые звонили из самых разных городов и районов Верхневолжья, вылились в увлекательнейшее обсуждение проблем и региона в целом, и отдельных его граждан в частности.
Из диалогов с почти 30 дозвонившимися читателями мы не только поняли, насколько Владимир Платов знает проблемы области и переживает за них, но и убедились, что люди действительно доверяют своему губернатору.
По ходу «прямой линии» мы узнали и о том, что вот уже пятый год подряд промышленность Тверской области – пусть медленно, зато стабильно, – набирает обороты. Дается это области трудно, однако факт остается фактом. И вот именно с него мы и решили начать наш разговор с губернатором Владимиром Платовым.

Владимир Игнатьевич, мне доводилось слышать весьма оптимистические отзывы о состоянии экономики Тверской области. Неужели настали времена, когда можно всерьез говорить об экономическом росте?
– Прежде всего надо сказать, что времена эти наступили не в отдельно взятой Тверской области, а в стране в целом. И это отнюдь не мое открытие. Что же касается нашего региона, то на протяжении последних четырех лет промышленность Тверской области действительно наращивает обороты и по многим показателям плюсует. В 1998 году производство выросло на 4%, в 1999-м – на 18%, в 2000-м – на 8%, в 2001-м – на 4%. То есть можно говорить о стабильной тенденции. Причем подъем у нас начался тогда, когда в подавляющем большинстве регионов России продолжалась стагнация.
«ДЛ»: Тем не менее область продолжает оставаться дотационной?
– А это зависит вовсе не от того, как мы работаем, а от той политики межбюджетных отношений, которую проводит федеральный центр. Поясню почему. За шесть лет моей работы губернатором нормативы отчислений по регулируемым налогам менялись каждый год. И всегда в пользу федерального центра. Начинается все обычно с «пересортицы» налогов. Мол, мы дадим вам побольше от налога с прибыли, говорят нам, а себе добавим от НДС. А что значит налог на прибыль? Его еще попробуй высчитай и потом попробуй собери. А НДС платится в обязательном порядке и стабильно.
И не надо далеко ходить: возьмем нормативы, которые действовали два года назад. Если бы они действовали сегодня, при нынешнем уровне работы промышленности нашей области, то нам не нужны были бы 1,7 млрд. рублей дотации. Все 6,5 млрд. консолидированного бюджета области (с учетом дотации) мы и так собрали бы. И не были бы дотационными. Все предельно просто.
«ДЛ»: Как вы относитесь к отмене договоров о разграничении полномочий между центром и регионами?
– По большому счету – никак. Эти договора на самом деле мало что давали регионам. В свое время Тверская область стала тринадцатым субъектом Федерации, который заключил такой договор. Это еще при Борисе Николаевиче Ельцине было. Договор мы готовили вместе с Сергеем Шахраем, и мне он был нужен только из-за одного пункта, поскольку все остальные можно назвать чисто декларативными. Этот единственный не декларативный пункт предоставлял региону право проводить налоговый эксперимент. И я потратил очень много сил, времени, нервов на то, чтобы действительно провести этот эксперимент. Все его одобряли, поддерживали, говорили, мол, хороший эксперимент, интересный, но… сейчас-де не время. Егор Гайдар, например, сказал мне так: «Все хорошо, но давай вернемся к этому вопросу позже. Сейчас наша главная задача – провести в жизнь Налоговый кодекс». Тот самый, который только недавно и был принят… Брался лоббировать наш законопроект и Георгий Боос, но в итоге так ничего и не вышло… Моя же идея заключалась в том, что область в течение трех лет обязывалась платить федеральному центру своеобразный оброк, то есть фиксированную сумму, которая бы индексировалась с учетом инфляции, и в то же время мы внедряли бы свою собственную налоговую систему так, как она видится мне и законодателям нашей области. Но не получилось. Законопроекту о нашем налоговом эксперименте не удалось даже пройти через правительство. И зря. Как показал опыт последующих лет, наша идея была правильной, и от ее реализации область только выиграла бы.
«ДЛ»: Почти четверть объема промышленного производства Тверской области составляет электроэнергетика, основой которой являются Калининская АЭС и Конаковская ГРЭС. При этом, если судить по местным СМИ, проблемы с энергообеспечением предприятий и населения на территории области растут словно снежный ком. Не кажется ли вам, что это противоречит элементарным законам логики?
– Насчет логики вы напрасно беспокоитесь, с ней-то как раз все в порядке. Электроэнергию область получает не от электростанций, расположенных на ее территории, а из единой энергосистемы РАО «ЕЭС». А у Анатолия Чубайса и его команды позиция, на мой взгляд, очень правильная: за электричество надо платить. Сколько же можно кредитоваться за счет энергетиков? И если у тебя отключили рубильник за неуплату, то нечего все валить на Анатолия Борисовича. Лучше разобраться в собственных ошибках и недоработках.
«ДЛ»: Насколько я помню, вы были одним из инициаторов идеи, согласно которой предполагалось наладить прямые контакты между производителями и потребителями электроэнергии на территории области?
– Этот вопрос я ставлю при любом удобном случае. В частности, на одном из недавних совещаний в Минатоме вносил такое предложение. Только вы не совсем верно расставили акценты. Суть вот в чем: если на какой-то территории расположено экологически опаснейшее предприятие, скажем Калининская АЭС, то ему надо предоставить право заключать с местной властью прямые договоры на поставку электроэнергии. Правда, не всей, а лишь того объема, в которой нуждаются население этой территории, бюджетная сфера и сельское хозяйство. Исключительно по этим трем направлениям можно заключать прямые договоры с энергетиками. Причем, естественно, речь вовсе не идет о бесплатных поставках энергии, но плата за нее должна быть приемлемой: себестоимость плюс тариф за транспортировку по сетям плюс небольшая, например пятипроцентная, рентабельность. Такой тариф будет значительно ниже существующего сегодня в РАО «ЕЭС».
При этом я имею в виду, что простой расчет потребления электроэнергии в области показывает: на долю населения вместе с бюджетной и социальной сферами приходится всего 11% ее общего расхода. А 89% – доля всех остальных потребителей, с которыми работайте на здоровье по коммерческим расценкам. Но на эти-то жалкие 11% установите льготный режим!
«ДЛ»: Машиностроение в Тверской области всегда играло далеко не последнюю роль. Как обстоят дела в этой отрасли сегодня?
– Да, машиностроение, так же как и электроэнергетика, составляет примерно четверть от общего объема промышленного производства в области. И общий кризис, поразивший российскую экономику, наши предприятия этой отрасли переживали тяжело. Степень интеграции советской экономики была очень высока, и когда отлаженные партнерские связи начали обрываться, то в какой-то момент казалось, что нашему машиностроению конец. Однако слухи о его смерти оказались сильно преувеличены.
Вот, к примеру, Тверской вагоностроительный завод. В бывшем Союзе он был единственным, выпускавшим пассажирские вагоны для поездов дальнего следования. Сейчас предприятие переживает далеко не лучшие времена, а поскольку завод – флагман машиностроения нашей области, то его проблемы ощутимо сказываются и на общих показателях отрасли. В январе этого года завод выпустил 12 вагонов, в феврале – 22, а в прошлом году было соответственно 18 и 28 вагонов. Самая главная проблема – отсутствие финансирования со стороны МПС. Недавно я встречался с министром путей сообщения Геннадием Фадеевым, обсуждали эту проблему. Вагоны-то железнодорожникам нужны, только платить за них нечем. Тем не менее надеюсь, что Тверской вагоностроительный завод выпустит в нынешнем году более 400 вагонов. И надеюсь, как вы понимаете, потому что на то есть причины. Так что лидер тверской индустрии должен обрести второе дыхание, и это скажется положительно на всей экономике области.
«ДЛ»: А как складываются отношения с Октябрьской железной дорогой, многие километры которой проходят по территории области?
– Нормально складываются, самые что ни на есть рабочие. Каждый год мы подписываем с Управлением Октябрьской железной дороги договор о сотрудничестве. В рамках этого договора, к примеру, мы уже несколько лет подряд предоставляем нашим пенсионерам возможность в летний сезон ездить в пригородных электричках за полцены. Но жизнь есть жизнь, размолвки и непонимание случаются и между хорошими друзьями, вот и наши отношения с железнодорожниками совсем уж безоблачными не назовешь. Запланируют они, скажем, ликвидировать какое-нибудь свое предприятие на крупном узле – в Бологом, Бежецке, Сонкове или Ржеве. А нам выгоднее сохранить там рабочие места. Тогда встречаемся, стараемся так или иначе сгладить ситуацию.
А помните, одно время хотели построить высокоскоростную магистраль «Москва–Петербург»? Так вот ваш покорный слуга оказался единственным губернатором, не подписавшим документ об отводе земли, несмотря на жесткий прессинг со стороны федеральных властей и МПС. А потом эта затея как-то незаметно заглохла, сейчас о ней никто и не вспоминает.
«ДЛ»: В Тверской области действуют очень прогрессивные законы о поддержке и защите инвестиционной деятельности. Как бы вы оценили инвестиционную привлекательность своего региона?
– Этот вопрос логичнее было бы адресовать кому-то из предпринимателей. Со своей же стороны скажу: администрация области прикладывает значительные усилия по формированию благоприятного инвестиционного климата и обеспечению выгодных условий для вложения капиталов и ведения бизнеса. Три года подряд, например, мы проводим областной инвестиционный форум, который каждый раз собирает достаточно солидную аудиторию.
По результатам инвестиционного рейтинга регионов Тверская область неоднократно называлась в числе лучших, наравне с Новгородской областью и Татарстаном, по наиболее благоприятному региональному законодательному фону как для российских, так и для иностранных инвесторов. С 1995 года действует закон «О налоговых льготах инвесторам на территории Тверской области». Предприятиям, реализующим инвестиционные проекты, одобренные областной администрацией, предоставляются серьезные налоговые льготы.
Наши инвестиционные форумы пока еще не дали ощутимого результата, так как разработка крупных инвестиционных проектов занимает достаточно много времени. Но процесс, как говорится, уже пошел. И это радует.
«ДЛ»: Вы не жалеете, что пришлось покинуть сенаторское кресло после реформы Совета Федерации?
– Да бог с вами! Не только не жалею, но даже этому рад. Считаю реформу верхней палаты Федерального собрания очень правильной. Теперь члены Совета Федерации работают на постоянной основе, они подходят к законотворчеству более взвешенно, профессионально, чем в свое время мы, так как у нынешних сенаторов больше и времени, и возможностей для того, чтобы оценить предлагаемые законопроекты, провести по ним необходимые консультации. Если принимаются какие-то ключевые законы, которые сильно затрагивают интересы региона, они с руководством области, естественно, согласовывают свою позицию. Да и в целом возможностей для лоббирования интересов региона в правительстве у членов СФ стало больше. Мне заниматься этим было зачастую элементарно некогда: прилетел на заседание, проголосовал и – скорее домой.
«ДЛ»: Помнится, вы как-то сказали, что не будете участвовать в партийном строительстве. Значит ли это, что губернатор, на ваш взгляд, должность не политическая?
– От политики губернатор отказаться не может, поскольку она сама от него никогда не откажется. Но я принципиальный противник официального членства губернаторов в политических партиях. Правда, это не означает, что для меня все партии одинаковы. В 1990 году я вышел из КПСС и больше не хочу иметь с коммунистами ничего общего. Никогда. А со всеми, кто находится вне пределов коммунистического влияния, я готов сотрудничать… Например, я принимал участие в создании «Союза правых сил» и вместе с Борисом Немцовым, Анатолием Чубайсом, Егором Гайдаром проводил в Москве учредительное собрание СПС. Когда период становления этого союза прошел, я отошел в сторону. И в создании «Единой России» принимал участие: на федеральном уровне входил в оргкомитет. Потом по спискам этого движения шел на выборы в Госдуму. Даже был выбран, но, естественно, уступил свое место, поскольку предпочел остаться просто губернатором.
«ДЛ»: Как вы относитесь к созданию федеральных округов?
– Оно уже сыграло свою положительную роль в части стратегии усиления вертикали исполнительной власти. До Владимира Путина в Российской Федерации было очень много самостийности. Регионы творили свои законы кто во что горазд, и каждый старался отгородиться от соседей. Помню, лет пять тому назад возникли у области проблемы с зерном. Послали эмиссаров в Ставропольский край, договариваемся о покупке зерна, договорились, а его не выпускают за пределы края. Другие области тоже закрывали свои границы. Такой творился тогда произвол!
А после создания федеральных округов представители президента начали с того, что всех, извините за выражение, стали приводить в чувство, добиваться, чтобы региональные законы соответствовали федеральному стандарту. Работа была проделана огромная, и сейчас она практически завершена.
«ДЛ»: Не могли бы вы немного рассказать о своей программе борьбы с наркоманией, а то поговаривают, что вы собираетесь объявить ей крестовый поход?
– У меня действительно подготовлены весьма неожиданные предложения о том, как повысить эффективность оперативной борьбы с наркоманией, но прежде чем доводить их до сведения общественности, я бы хотел информировать о них руководство МВД и Администрацию Президента. Так что извините...
«ДЛ»: Хорошо, пусть так. Но тогда я постараюсь выведать другой секрет. Говорят, буквально на днях вы сформулировали региональную идею Тверской области. В чем ее суть?
– Да, мы действительно сформулировали региональную идею, и если говорить коротко, то она заключается в том, что теперь мы будем уделять первостепенное внимание массовому строительству доступного жилья.
Как мы с вами уже отмечали, в течение последних четырех лет у нас в области сложилась ситуация, когда стало возможным говорить о стабильном экономическом росте. То есть теперь надо думать не столько о предотвращении экономического коллапса, сколько о стратегии нашего движения вперед. И тут без региональной идеи не обойтись. Но выбор ее надо делать безошибочно, ибо на исправление ошибок у нас нет ни времени, ни ресурсов. Наши люди устали от тяжелой жизни, от постоянных проблем. Они давно заслужили право жить нормально...
В этой ситуации я пришел к выводу, что начинать следует с решения жилищной проблемы, которая касается только в нашей области тысяч семей.
Многие из наиболее острых социальных проблем России – таких как наркомания, беспризорность, демографический кризис, слабое здоровье граждан – в значительной степени порождаются и отсутствием у людей нормального жилья. Семья, у которой нет достойной квартиры, нет действительно домашнего очага, не может быть счастливой. В такой семье и зарождаются проблемы, с которыми не в силах справиться вся государственная машина...
То есть успешное жилищное строительство может создать условия для устранения многих социальных бед. В то же время строительный комплекс тесно связан с рядом других отраслей экономики и серьезно влияет на их развитие, на увеличение объемов производства, модернизацию предприятий, создание новых рабочих мест и так далее.
Эти перспективы выглядят особенно реально, поскольку у нас в области начала успешно развиваться система ипотечного жилищного кредитования. Жители нескольких городов – например, Лихославля, Твери, Западной Двины, Зубцова, Кашина – уже убедились в ее эффективности. Поэтому я решил дать развитию ипотеки на территории области самый-самый, если так можно выразиться, зеленый свет. Реализация нашей региональной идеи требует очень серьезной работы, привлечения огромных ресурсов, но я на это готов пойти, поскольку вижу в решении жилищной проблемы первостепенную необходимость.



    Партнеры