Спасительная разноголосица

1 мая 2002 в 00:00, просмотров: 258

Немало воды утекло с момента исторического отказа вояжировавшего по Ближнему Востоку сенатского спикера
Сергея МИРОНОВА встретиться с Ясиром АРАФАТОМ. Однако комментаторы так и не пошли дальше дежурных упреков,
обвиняя «верхнего спикера» в некомпетентности, в политическом фанфаронстве и подспудном желании самоутвердиться ценою скандалов и подставы самого президента.

Уж кого невзлюбит наша пресса – того невзлюбит. А жаль! Не исключено, что всем миром лучшие умы современности безжалостно затоптали росток принципиально новой внешней политики России, которую и так столько времени укоряли за отсутствие продуманной гибкости.
Между тем очень хотелось бы верить, что демарш Сергея Миронова был не просто реакцией на вопиющую нетактичность палестинцев, которые несколько раз весьма бесцеремонно переносили сроки встречи, но в определенной степени пробным шаром. Ведь дал же главный сенатор своим предложением об увеличении президентского срока прекрасный повод президенту решительно выступить на защиту Конституции, которую, по словам Владимира Путина, ни в коем случае не следует пересматривать. Создал Миронов «своею неуклюжестью» для Владимира Владимировича выигрышную ситуацию защитника законности и стабильности. Все как у классика: «Упал он больно, встал здорово». У нас никак не могут свыкнуться с мыслью, что любой экспромт должен быть хорошо подготовлен и что один политик может сыграть собственное скудоумие, дабы набросить мяч на ракетку своему большому лидеру.
Впрочем, это все скорее лирическое отступление, и я далек от мысли, что из Тель-Авива Миронов советовался с президентом по поводу своего демарша. Но, видимо, чисто интуитивно он сделал шаг, который по известной привычке можно было бы назвать очередным «великим почином».
Ведь какую на деле ситуацию создал Миронов для российской дипломатии? Самую выигрышную! Российские политики получили тактический повод лишний раз уведомить Арафата в совершеннейшем своем почтении или – наоборот – дать понять Израилю по известным конфиденциальным каналам, что медовый месяц с палестинцами давно прошел. А лучше было совершить сразу оба маневра.
Фактически Миронов мог создать несвойственную нашей традиционалистской политике разноголосицу. Это когда министр обороны США, к примеру, заявляет о готовности США нанести смертельный удар по иракскому режиму, а госсекретарь тут же доверительно сообщает, что Вашингтон использует для решения проблемы Саддама Хусейна все имеющиеся в его распоряжении дипломатические рычаги. А озабоченные союзники напряженно гадают: так какой же курс в реальности президентский? США же получают полную свободу маневра, поскольку вполне официально предупредили остальной мир: возможно все, будьте готовы.
И никто не обвиняет тамошних, заокеанских деятелей в некомпетентности или желании насолить президенту. Совсем напротив – все силы тратят на выяснение господствующей тенденции, не отвлекаясь на конкретную критику политики дяди Сэма.
Фактически внешнеполитическая разноголосица – классический прием, к которому прибегают все страны, сталкиваясь с проблемой, для решения которой просто необходимо выиграть время. Да что там США с Францией, Грузия и та постоянно водит Россию за нос тем же макаром, позволяя своим сановникам постоянно высказываться в прямо противоположных смыслах.
У нас все с точностью до наоборот. Собственную страну наши отцы и дочери нации костят на чем свет стоит. Не стесняясь зарубежных визитеров и присутствующих здесь же корреспондентов. А вот некоторая мироновская некорректность по отношению к излишне избалованному московским вниманием Арафату вызвала вдруг возмущение.
Казалось бы, вот момент негласно прижать тех же арафатовцев, дав понять, что за любую поддержку надо платить и что времена бескорыстной любви СССР к национально-освободительным движениям канули в Лету. И пусть Миронов, конечно, не президент, но двусмысленная (как минимум) позиция руководства Палестины в отношении конфликта в Чечне вызывает раздражение у российских деятелей – да не простых, а тех, что принимают решения.
Собственно, и пресса могла бы подключиться к такой игре, пофантазировать на тему, насколько в курсе такой интриги был сам президент, что может последовать дальше. Словом, привычно поспекулировать на выигрышную тему. Так нет же. Все дружно бросились определять IQ спикера, не пытаясь даже в целом оценить новизну возникшей ситуации.
Между тем даже во времена железобетонной советской миролюбивой внешней политики наши дипломаты и спецслужбы достаточно смело допускали разного рода утечки, инспирацию материалов, не слишком совпадавших с навязшим в зубах официозом, да и в конфиденциальных беседах отнюдь не следовали тезисам очередного партсъезда.
Как теперь знает любой школьник, все это вкупе именовалось активными мероприятиями. Но сути проблемы этот лингвистический изыск не меняет. Именно тогда, во времена единомыслия, компетентное лицо могло вдали от Родины, например, завести разговор о невменяемых стариках в Кремле, которые в случае особо сильного нажима на СССР могут выкинуть нечто непредсказуемое и опасное – например, долбануть по Западу.
Естественно, в те времена – теперь почти былинные – все словесные маневры носили крайне конфиденциальный характер и требовали тщательного прикрытия. Но ныне-то на дворе времена совершенно другие.
Увлекшись информационными войнами внутри страны, наши элиты в сфере внешней политики мыслят все теми же категориями времен Брежнева и покорения Афганистана. Достаточно топорные и поспешные заявления думцев по всему практически спектру международных проблем – не в счет. В своей массе они настолько пародийны и ритуальны, что вряд ли могут кого-то заинтриговать в современном мире.
Между тем создание грамотной разноголосицы требует как раз интригующей атмосферы утечки важной информации, непреднамеренной проговорки ответственного лица.
Эффект классической, особенно внешнеполитической разноголосицы достигается благодаря хору, в котором каждый – солист. Возникает оперативный цитатник, в котором вроде бы все высказывания весомы, хоть и опровергают одно другое.
А пока суд да дело, именно Сергей Миронов вдруг удостаивается Гран-при на церемонии вручения в Кремле национальной премии «Персона года – 2001». Естественно, такие сановные лауреаты жизненно нужны организаторам для придания политического веса собственным шоу. Но фактически же воленс-ноленс при стечении прессы и ТV Миронов был как бы публично санкционирован общественностью на продолжение линии своего поведения, признанного рядом аналитиков вызывающим.
В стратегическом плане для России настало время вести куда более активную игру на международной шахматной доске, используя в качестве ньюсмейкеров авторитетных политиков высшего эшелона.
Заодно такая игра немного размагнитит и обстановку вокруг страны в мире, где Россию опять пытаются выставить бесцветно-авторитарной страной. Тем более что ресурс розыгрыша на экспорт опасности коммунистического реванша давно растрачен. Нужен, как утверждает набившая оскомину реклама, какой-то свежий вкус.



    Партнеры