ХОББИты Большой Дмитровки

На отдыхе сенаторы топчут холсты и сражаются с медведями

4 мая 2002 в 00:00, просмотров: 323
  Вот уж сколько месяцев работает обновленный Совет Федерации, а о новых сенаторах граждане по-прежнему почти ничего не знают. Конечно, есть среди них засвеченные лица, но и они возделывают свои “тайные сады”, где предстают в совершенно неожиданном виде.
     В здании на Большой Дмитровке сенаторы — это степенные люди в шелковых галстуках и неброских, но дорогих костюмах — в кулуарах они обсуждают нюансы новых законопроектов, в столовой — сноровисто орудуют вилками-ножами, словно на приеме у французского посла. В общем, типичные чиновники высокого ранга. Но иногда в час досуга с избранниками вдруг происходят превращения, достойные “Золушки” — деловой костюм запихивается в шкаф, речь заполняется диковинными словами, в глазах появляется блеск... Разузнать многое о тайных страстях сенаторов удалось корреспонденту “МК”.
“Чем меньше духа, тем больше брюхо”
     Звания настоящего служителя муз в верхней палате заслуживает Рамазан Абдулатипов (Саратовская область). Кроме стихов он пишет афоризмы, рисует картины и придумывает музыку. “Вот вчера вечером написал шесть картин”, — рассказывает Рамазан Гаджимуратович. Такое возможно благодаря применяемой им технике “пятна” — реальные предметы парламентарию не очень удаются. “А вот что здесь имелось в виду?” — заинтересовалась я, показывая на разноцветные линии. “Это называется “Шаман”, — разъясняет автор. — В мире господствует стихия, а я изображаю проявления этой стихии”.
     Иногда сенатор сам не знает, какая стихия у него в итоге получится, потому как пишет картины не руками — кладет на пол холст, выдавливает из тюбиков разные краски, сверху еще холст, и — топчет ногами этот своеобразный “гамбургер”. Цель — добиться нестандартной “игры красок”.
     А начались художественные изыскания Рамазана Гаджимуратовича в октябре 93-го, когда он стал свидетелем расстрела Белого дома. “Стреляли пушки, а люди кричали и аплодировали после каждого выстрела, — рассказывает он. — И тут я совершенно “мертвый” поехал в мастерскую к знакомому художнику. Он дал мне краски и холст, и я три часа просто мазал — у меня получилась такая зарисовка “Плачущая Россия” — измордованное ужасное лицо”.
     Самая загадочная из картин Абдулатипова — это “Воспоминания о женщинах”. Их Рамазан Гаджимуратович воплотил в неких красно-желто-зеленых изгибах. “Нарисовать козла или орла — это можно, — говорит он, — а вот как, к примеру, написать чувство любви? То есть для себя я создаю совершенно новый образ...”
     Ну а если говорить о мудрых высказываниях, то они чем-то связаны с другой работой Абдулатипова: на досуге он преподает курс философии в одном из московских вузов. “Чем меньше духа, тем больше брюхо”, — пишет, например, сенатор. “В стране, где есть нищие, у совестливого человека не может быть хорошего аппетита”. А это четверостишие, надо полагать, — камень в огород коллег по парламенту:
     Из тысячи порой не выбрать мудреца,
     Чтоб честен был и привлекал сердца.
     Зато глупца избрать немудрено:
     Куда ни глянешь — их полным полно.
     Ну а что касается музыки, то мелодии обычно приходят к парламентарию во сне — главное, как признается Рамазан Гаджимуратович, не забыть их к утру. Потом сенатор наигрывает мелодию, а какой-нибудь музыкант записывает ее в нотах.
     В целом в музыкальном творчестве Абдулатипова преобладают восточные мотивы. Как-то Рамазан Гаджимуратович даже записал компакт-диск, но исключительно для “внутреннего пользования” — вся тысяча штук разошлась по друзьям-знакомым. А однажды саратовский посланник буквально “за семь минут” написал песню “Дагестан” на аварском языке — о дружбе народов. Потом, приехав в Махачкалу, с изумлением обнаружил, что ее крутят на базарах, в автобусах — везде. Но настаивать на своих авторских правах сенатор не стал.
Ихтиандр против медведей
     Камчатский сенатор Лев Бойцов, как и Владимир Путин, обожает головокружительные горнолыжные спуски. По признанию парламентария, больше всего ему нравится в компании друзей совершать виражи на одном из камчатских вулканов, который Лев Николаевич любовно называет “Домашним”. Обычно сенатора выбрасывает на макушку горы вертолет. Правда, был случай, когда один из таких слаломов чуть не закончился для парламентария трагедией — уже на вершине, когда он надевал лыжи, сын признался, что недавно попользовался папиной амуницией, в результате чего ослабло крепление. Лев Николаевич все же поехал, а через несколько метров его спутники увидели жуткую картину — сенатор летел кувырком по трехкилометровому спуску: лыжа все-таки не удержалась. К счастью, дело кончилось лишь многочисленными синяками по всему телу.
     Но в отличие от сенатора Бойцова Владимир Путин не рискует еще и сплавляться на плотах по быстрым горным рекам. Увлекся этим небезопасным делом избранник четверть века назад. Бойцов с компанией придумали для своего транспорта что-то вроде защиты для двигателя — пришили на днище брезент и поехали испытывать. Правда, в пути “защита” так хлюпала, что к концу дня сенатор и его сподвижники, не выдержав, отодрали ее и выкинули подальше. Но, к их удивлению, транспортные средства спокойно прошли каменистую трассу.
     Сейчас Лев Николаевич всегда берет с собой в походы супругу и взрослого сына — по статусу старший на плоту, понятное дело, сам сенатор. Миссия это нелегкая — частенько, по его выражению, ему приходится чувствовать себя “ихтиандром, выгребая по горло в воде” и даже прорубать дорогу топором. Ну а сам сплав Бойцов часто называет “экскурсией в зоопарк”. Потому что из зарослей на берегу частенько выглядывают бурые медведи и прочие представители камчатской фауны. Кстати, о медведях. “Как-то раз мы разбили лагерь в лесу и разошлись по палаткам спать, — рассказывает Лев Николаевич. — И вот утром, часов в шесть, я слышу — кто-то на улице жутко грохочет посудой. Выхожу — а там медведь роется в наших мисках и кастрюлях”. Теперь сенатор с друзьями плавают в основном тогда, когда идет рыба — медведи в эту пору от голода не страдают.
     Еще в число излюбленных забав члена СФ входит “защита плота” — есть у сплавщиков такой обряд. “Вечером, на привале, наряжаемся в разные костюмы пиратов, цыган и поем песни, строим живую пирамиду и так далее”, — описывает сенатор.
Образ релейщика
     Я релейщик, друзья, я — релейщик.
     Слово — мне дорогое.
     Не у многих профессий на свете
     Есть название такое.
     Это строчки из песни, которую сочинил костромской посланник Вячеслав Виноградов, обладатель диплома инженера-электромеханика. И далее:
     Все устройства сложны, но знакомы.
     Назначенье их очень простое:
     При авариях, браках в работе
     Отключать поврежденье любое.
     Подобно бывшему генсеку ЦК Андропову, Виноградов слагает вирши. Правда, за время беседы с корреспондентом “МК” Вячеслав Николаевич несколько раз просил написать, что ямбов-хореев он не изучал и посему признания в массах не ищет. Так что уникальную возможность услышать произведения сенатора имеют только родные и друзья. Тем не менее парламентарий согласился-таки сделать исключение для нашей газеты. “Стихи я начал сочинять в студенческие годы, когда учился в Костромском технологическом институте, это были такие юморные стихи-песни”, — поведал нам Виноградов. А первое стихотворение посвятил дочкам — Юле и Анжеле — это была шестистраничная поэма об этапах их роста. Свои произведения сенатор пишет в основном дома, в Костроме, — один уходит в лес, глядит на природу, облака, и в голову приходят образы. А “Релейщика” он сочинил в Прибалтике — стоял на мысе, глядел в море и вдруг сложилась рифма... Совфедовский же кабинет и верхняя палата в принципе Вячеслава Николаевича не вдохновляют совершенно — маленькая комнатушка и горы бумаг не дают простора творческой мысли. Что касается тематики, то описывать всяческие “амуры” Виноградов не склонен — большинство его стихов посвящены либо родному краю (“Волгореченск, Волгореченск”, “Родные края”), либо прежней работе на Костромской ГРЭС. Вот, к примеру, весьма актуальные сегодня строчки: “Мы несем людям радость, мы несем людям счастье,/Освещаем огнями ваш дом,/И в любые морозы, и в любые ненастья/Обогреем наш город теплом...” Хотя недавно на дне рождения супруги он растрогал и ее и гостей тем, что встал за столом и спел песню, которую сочинил специально для любимой женщины под названием “А любовь проходит или нет?” Где парламентарий припомнил, как встретил “Девушку, сиреневый платочек, носик вздернут, юные года”...
     В будущем г-н Виноградов планирует отразить в своих стихах и сенаторство — но только осенью 2003 года, когда минует половина его срока в СФ, дабы к тому времени образы окончательно сформировались.
“Штопор” без визга
     Тамбовский посланник Василий Ключенок в свободное от законотворчества время водит... самолеты. Он профессиональный летчик-истребитель. Но когда рабочие полеты закончились и Ключенок стал чиновником — первым вице-губернатором Тамбовской области, — понял, что не налетался. Спустя некоторое время жители окрестных поселков вдруг стали замечать кружащий над полями самолет с мордой тамбовского волка на фюзеляже. Таким образом чиновник инспектировал ход уборочной — сверху-то оно лучше видно. А сейчас Ключенок летает просто для удовольствия на полуспортивном “Яке-52” у себя же на Тамбовщине, но скоро собирается осваивать и подмосковное поднебесье. Кстати, по слухам, разные документы на подпись парламентарию приближенные стараются положить на стол именно перед полетом — в этот день он настроен очень благодушно.
     “Взлетаешь в небо, — мечтательно рассказывает избранник, — а над тобой одеяло облаков, дождичек, внизу сыро, люди такие мрачные... И тут прорываешь эту облачность, одно крыло опускаешь в огромные белые облака и кабиной прямо трешься о них на скорости 700, 900 километров в час. Тут и слезу вышибает от счастья...”
     Но, по признанию сенатора, бывает у него иногда и “холодок под сердцем” — от нештатных ситуаций в воздухе, как известно, страховок нет. Однажды прямо в полете у самолета вдруг чихнул и остановился двигатель. На принятие решения у него были секунды — Ключенок связался с Новосибирском и чудом исхитрился на одном моторе довести и посадить машину в местном аэропорту.
     А не так давно, осенью, тогда еще с будущим членом СФ произошел забавный случай — чтобы заполучить рекламодателя, а значит, прибыль в тамбовский бюджет, Ключенок устроил ответственной тетеньке целую воздушную прогулку с “намеками”, как он выразился, на элементы высшего пилотажа. Дама проявила редкостное мужество — даже ни разу не взвизгнула. А выйдя из самолета, сказала: “Плачу!”
Скачки по-казацки
     А вот дама-парламентарий Валентина Петренко имеет увлечение, сходное с хобби... Саддама Хусейна — по слухам, она также любит пострелять из разных видов оружия в одном закрытом тире. А близким признается, что это помогает ей сосредоточиться. Правда, на этом все сходство Валентины Александровны с иракским лидером заканчивается — напротив, она слывет дамой весьма гуманной, отстаивает права осужденных женщин, помогает сиротам и в Совфеде возглавляет комитет по социальной политике. Но есть у хакасской представительницы и другое экстремальное увлечение — частенько после работы, когда, по ее признанию, “на душе тоскливо”, она меняет юбку с разрезом и кружевную блузку на лосины и жокейку и отправляется в Горки-10 — заниматься конкуром. Прыгает через препятствия Валентина Александровна на любимой белоснежной кобыле Пашке — все барьеры та берет идеально и выкрутасов себе не позволяет. А вообще Петренко гарцует на лошадях аж с 12 лет, что в общем-то неудивительно — будущий сенатор выросла среди казаков, под Ростовом, где не уметь управлять конем — просто моветон. Особенно полюбились тогда еще юной наезднице ночные вылазки на Дон с купанием на лошадях.
     Но четвероногий транспорт, как известно, тоже не самый безопасный — Валентина Александровна не единожды вылетала из седла. Как-то раз она каталась с друзьями и шутки ради решила изобразить джигита — встала ногами на круп коня и пустила его в галоп. “А потом, когда я уже лежала на земле, а сверху надо мной вдруг нависли копыта, подумала — все”, — вспоминает сенаторша. Оказывается, жеребца напугали собаки, он рванул в сторону, а потом встал на дыбы прямо над лежавшей на земле всадницей. В другой раз Петренко чуть не пострадала из-за лошадиной ревности — перед прогулкой сенаторша с кем-то заболталась, не обращая внимания на тыкавшуюся в плечо конскую морду. А когда наездница наконец изволила отвлечься и дать конфетку, лошадь прижала уши, прищурила глаза и... содрала с протянутой руки кожу. “Заживало очень долго, — рассказывает Петренко. — А потом мне сообщили, что лошадь тоскует и ничего не ест. Пришлось идти ее прощать”.
     Валентина Александровна не брезгует и типично дамскими занятиями — она лично изобрела две тысячи рецептов приготовления рыбы (!) и даже собирается написать поваренную книгу. Супруга сенаторша быстро отстранила от такого типично мужского занятия, как приготовление шашлыков, — на даче ему приходится довольствоваться поисками и колкой дров для костра. А жена тем временем замачивает мясо в эксклюзивном маринаде из скисшего молока. С читателями “МК” парламентарий согласилась поделиться другим вкусным рецептом, который мы решили назвать “Курицей по-сенаторски”. “Готовится, как обычная курица-гриль. Только сначала под кожицу нужно набить слой начинки из рубленой кураги, чернослива, орехов, внутри вымазать курицу сметаной и положить в тушку разрезанный пополам лимон”.
     В общем, сенаторы отдыхать любят и подходят к этому делу с большой выдумкой. Остается надеяться, что когда-нибудь они применят свою фантазию и к законотворчеству. Пока, несмотря на заявления о желании активно “использовать право законодательной инициативы”, написанных совфедовцами законов — раз, два и обчелся.
 
На первой странице сайта представлена картина Рамазана Абдулатипова "Страсть".   


Партнеры