КАБАЧОК “У ПАНА ЗЮЗИ”

5 мая 2002 в 00:00, просмотров: 293
  Да, братцы мои, господа хорошие, вот и подходит к нам самый святой и самый светлый праздник в нашей большой и прекрасной стране — 9 Мая! День Победы нашего народа в Великой Отечественной войне!
     n n n
     Я принадлежу к поколению, детство которого оборвано войной, а старость — перестройкой...
     Детство у ребят моего поколения было разное, но в чем-то удивительно похожее — ведь у каждого из нас в детстве была война.
     n n n
     Я родился в городе Таганроге на берегу Азовского моря, но прожил там недолго, потому что 14 октября 1941 года из Таганрога последним эшелоном эвакуировали заводы, ценности и, конечно, самое большое богатство — детей. 15 октября в город вошли немцы. Над нашим эшелоном кружили “Мессершмиты”, а в эшелоне плакали дети. Старый грузин, единственный проводник на весь состав, с улыбкой успокаивал нас. Он говорил: “Не надо плакать, бичико. Не плачь, мальчик, ты — мужчина, ты — охотник, ты не должен бояться птиц. Видишь, у них на крыльях кресты. Кто сам на себе крест поставил, тот не жилец”. Говорил он с нами на грузинском языке и, хотя тогда мы ничего не поняли, но сердцем почувствовали, что этот язык несет покой и радость.
     n n n
     В те страшные дни Грузия, Кавказ приняли нас всех. И всех, не спрашивая национальностей, объявили родными, кровными, ибо верно гласит всенародная мудрость: “Не та кровь объединяет, что течет в жилах, а та, что течет из жил”.
     n n n
     Девятилетним мальчиком я стал полноправным гражданином Кавказа. Седой школьный сторож дедушка Шалва учил меня сначала правильному акценту, а затем уже и грузинскому языку. Он говорил мне: “Зиновий, шен генацвале, если ты виучился говорить по-русски, то как можешь не знать по-грузински?! Смотри, как по-русски трудно виговаривается: лягушка квакаэт у прудэ. И смотри, как тонко, как изящно по-грузински: бахахи цхалши хихинебс”. В школе нас учили наукам, а на школьном дворе все тот же дедушка Шалва, который подкармливал нас, эвакуированных мальчишек, кукурузными лепешками — мчадой, преподавал нам народную мудрость:
     — Дети, слушайте и запоминайте. Вот моя рука. Кто скажет, зачем на ней пять пальцев? Чтобы эта рука всегда работала за пятерых. А теперь кто скажет, зачем между пальцами дырочки? Никто не скажет, аба, я скажу: чтобы в эти дырочки деньги пролетали... Будьте всегда щедрыми, дети, все отдавайте людям. Все что отдал — все твое, что не отдал — то пропало.
     n n n
     С ребятами моего поколения так было не только на Кавказе, так было повсюду, куда забрасывала нас война: на Урале, в Сибири, Средней Азии, на Дальнем Востоке.
     n n n
     У каждого человека есть свой родной город... Город его детства и юности, город его первой радости и первых огорчений, город, где живут или где жили его близкие...
     И когда сегодня я думаю о Родине, я вижу перед собой маленькую, всю в акациях улицу Октябрьскую в Таганроге, двор с тополем, калитку, обвитую диким виноградом, на улице Камо в Тбилиси, фуникулер на горе Мтацминда и оттуда, с горы Солнца, всю огромную с востока на запад и с севера на юг Страну... Страну моего спасенного детства и нашей с вами спасенной жизни...
     n n n
     И сегодня, когда этой страны уже нет, когда на ее огромном прекрасном теле то здесь, то там появляются так называемые “горячие точки”, в которых ручьями льется человеческая кровь, мне хочется криком кричать словами Владимира Высоцкого:
     Проложите, проложите вы тоннель по дну реки
     И к друг другу приходите на вино и шашлыки.
     Захвачу с собой гитару, подтяну на ней колки,
     Но сначала затупите ваши острые клыки.
     Нож забросьте, камень выньте из-за пазухи своей
     Перебросьте, перекиньте вы хоть жердь через ручей...
     n n n
     И еще я все время повторяю как заклинание древнюю кавказскую молитву:
     Будь к Миру милосердною, Судьба.
     И Солнцем лишь его касайся лба.
     И укрепи в нем память и отринь
     Войну от человечества... Аминь!
     n n n
     Вечная память погибшим и вечная слава живущим! С наступающим Днем Победы вас, братцы мои, господа хорошие!
     n n n
     Ну что ж, уважаемые, часы на цепочке, а время бежит, как любил говаривать мой пан Зюзя в “Кабачке “13 стульев”. Я хочу, чтобы мы все прежде всего по нынешним временам благополучно дожили до следующего воскресенья и снова встретились на этой странице. Нельзя допустить, чтоб из нас выветрили наше самое главное и великое отличие от всех народов мира — умение смеяться над собой, над своей жизнью и над ВСЕМ, ВМЕСТЕ ВЗЯТЫМ.
     Чтоб вы у меня все были здоровенькими!
     Искренне ваш
    


Партнеры