Запах женщины

Инна ГУСЕВА: ПОСЛЕ СЛАДКОГО ТЯНЕТ НА СОЛЕНЕНЬКОЕ

5 мая 2002 в 00:00, просмотров: 722
  Они друг для друга — все. Пять лет совместной жизни — как один день. Или ночь. Ее жизнь пропиталась футболом настолько, что иногда даже с подругами она обсуждает голы и пенальти. И сама себя обрывает: “Вот странно, будто кроме как о голах нам и поговорить больше не о чем...”
     Он не лишает ее внутренней свободы: пусть любимая жена делает все, что ей нравится: красиво одевается, ходит по салонам, лишь бы не слишком страдала от одиночества, когда его нет.
     Как приятно приходить в такой дом, где все друг друга любят! Я даже не удержалась и спросила у Инны:
     — И где ты только нашла такое счастье?
     — На эскалаторе встретила, веришь?..
    
 
    Познакомившись с Инной, я уже не удивлялась, почему, несмотря на роскошные кудри и тьму поклонниц, любимец динамовских (тогда еще) болельщиков Ролан Гусев, ныне ведущий форвард ЦСКА, в двадцать лет утратил интерес к пресловутой свободе и превратился в мужа из блестящего холостяка. Она стала ему просто не нужна, эта свобода. ОН встретил свое счастье и сразу узнал. С первого взгляда. И не упустил.
     Сейчас ОН уже и не помнит, каким ветром ЕГО занесло тогда в модную торговую галерею. Наверняка хотел прикупить очередную стильную вещицу — футболисты это дело любят. Но глаз так ни на что и не упал, так что ОН даже не заметил, как оказался на эскалаторе, скользящем вниз.
     А ОНА, напротив, ехала вверх. Их взгляды встретились. ОН больше не чувствовал собственных ног — они несли его куда-то сквозь толпу. Он мчался за ней. А ОНА продолжала невозмутимо смотреть и скользить вверх, пока он не схватил ее за плечо, испуганно, словно боясь упустить...
     Так они встретились, но сказки поначалу не получилось. “Я вообще-то не знакомлюсь с мужчинами в общественных местах”, — гордо заявила она, изучая нового поклонника. Он, понятное дело, стал настаивать — и, подумав, она оставила ему номер пейджера. Мол, ты звони себе, звони, а отвечу я или нет — это уж мое дело!
     Он огорчился — и не смог этого скрыть. Но она лишь улыбнулась удивительно тепло. И исчезла. Скрылась среди красочных плащей, сумок и шляп...
     Он больше не чувствовал боли в ноге, которая изрядно мучила его после травмы. Он больше не хотел ужинать с друзьями. Он пару раз едва не врезался в один и тот же “Мерседес”, владелец которого почему-то посмотрел на него с пониманием.
     С тех пор Ролан возненавидел пейджеры. Инна получала все его сообщения, но не ответила ни на одно. Прошло больше месяца — она молчит. А он смотрит на мир невидящим взглядом и продолжает звонить в пустоту.
     Теперь-то Инна, конечно, переживает, что не откликнулась сразу. И оправдывается:
     — На самом деле я тогда активно занималась учебой. И хотя молодой человек мне понравился, чем-то зацепил, но разве я могла позволить так легко себя увлечь? К тому же у меня была куча дел, и роман в эту кучу совершенно не вписывался. Я уже четко распланировала свое будущее, мне даже во сне виделись бесконечные интерьеры, которые я проектировала и оформляла (по профессии я дизайнер). И все рисовала новые проекты, это было так увлекательно, а тут — какой-то непонятный юноша... Хоть и симпатичный!
     В общем, пока Ролан в отчаянии бился с бессердечным пейджером, Инна хладнокровно планировала свою карьеру и заканчивала Архитектурный институт. Но однажды все-таки она не выдержала. Сдала последний экзамен (это было в девять часов утра) и решила, что это как раз самый подходящий момент перезвонить верному поклоннику. “Если хочешь, забирай меня через час!” — заявила она томным голосом безо всяких эмоций. Ролан встрепенулся (хотя все же взглянул на часы в явном недоумении). Через полчаса он уже мчался на встречу к любимой.
     — Еще никогда в жизни ни одна девушка не предлагала мне “захватить ее откуда-то” в такое время, — Ролан и сам был в шоке от собственной безотказности. — Ничего себе: забери меня в девять утра!
     С тех пор они уже не расставались. А карьера Инны потихоньку сходила на нет.
     — Нам было очень тяжело первое время, — призналась она. — У Ролана серьезная травма, операция. Почти все наши свидания проходили в больнице. Я просто не вылезала из его палаты. Постепенно забывала о своих интересах. Важнее становились его. Нет, он ничего не требовал. Никогда не настаивал, чтобы я бросила работу. Это произошло само собой. Я стала жить его жизнью. Если честно, мне было очень больно. Невыносимо отказываться от себя самой, ведь я так люблю рисовать, я творческий человек. И если бы Ролан не понимал меня, не жалел, я бы, наверное, не выдержала. Но он сделал меня королевой, окружил такой заботой, такой любовью, что я смирилась.
     Когда родилась Анфиса, Ролан плакал. А когда первый раз взял дочку на руки, просто разрыдался и выдохнул с невероятным облегчением: “Ну вот, наконец-то у нас настоящая семья!” Инна даже растерялась: “А что же, до этого у нас не настоящая семья была?!”
     Так в семействе Гусевых появилась Анфиса Ролановна — вылитый папочка.
     Недавно Ролан и Инна приехали к ней в детский сад на какой-то праздник. Анфиса должна была выйти на сцену и задуть свечки. Ролан так распсиховался, что даже пот выступил на висках: “Ой, Нюсь (это он так Инну называет), а что если ребенок, бедный, сломается морально. Народу-то много. Вдруг она испугается!” Но Анфиса Ролановна вышла на сцену так, словно привыкла делать это каждое утро, едва проснувшись, и невозмутимо улыбнулась папе.
     — Знаешь, — Инна все никак не может забыть эту сцену, — я была так тронута! В такие минуты забываешь все свои жертвы, понимаешь, ради чего на самом деле живешь...
     — У меня такое чувство, что ты все же не до конца забыла о собственной карьере. Мечтаешь когда-нибудь снова включиться в рабочий ритм?
  
   — Ну вот перестанет Ролан в футбол играть — тогда стану я семью кормить! Кстати, сейчас я в самом деле проектирую интерьер, который потом буду оформлять. Это наша новая квартира недалеко от цээсковского стадиона на Песчанке. Огромная площадь безо всяких стен. Так что вся планировка — на мне. Дело это, скажу тебе, долгое. Раньше чем через год точно не переедем...
     — В вашей митинской “двушке” тоже уютно.
 
    — Это правда. Мы сами тут привыкли... Ну да ничего, дочка все-таки растет.
     Тут и сама дочка выбежала на кухню и с обожанием вцепилась в маму.
     — У нас тут температура недавно была 39. Причем в такой момент! Ролан как раз великолепно в матче со “Спартаком” сыграл. Кстати, спокойный был накануне как удав. В этот же день друг из Чечни живой-здоровый вернулся, собирались вместе поужинать. В общем, на душе праздник. И вдруг свекровь звонит: “У Анфисы температура!” Я еле пережила те двадцать минут, что мы домой мчались. Она только-только поправилась...
     А представляешь, что ребенок нам с Роланом недавно заявил? Всю Олимпиаду Анфиса фигурное катание смотрела как заколдованная. Прямо прилипла к телевизору. Оказывается, влюбилась в Алексея Ягудина. Это, говорит, мой принц. Однажды ей показалось, что “принц” выступил в паре с какой-то “другой женщиной”. Чего нам стоило убедить ее, что это был вовсе не он, ведь Ягудин в паре не катается... В общем, Ролан тогда у нее спрашивает: “Скажи-ка, дочка, а у мамы кто принц?” Ну, ждет, что ребенок скажет: мол, конечно, ты папа, кто же еще. А она: “Ну, Ягудин уже занят. Пусть мама Плющенко себе забирает!”
     — По-моему, ты совершенно счастливая женщина. Похоже, ваша с Роланом любовь не подвергалась жестоким испытаниям?
     — Мы всегда умели уступать друг другу. Причем делали это искренне, интуитивно. Но трудные времена бывали. Каждый раз, когда Ролан проигрывает, он жутко изводится. Спасается в семье. И я стараюсь отвлекать его. Никогда не цепляюсь за бытовые мелочи, даже когда что-то раздражает или просто устаю от домашних дел. Я же понимаю, в каком он состоянии. А как тяжело было, когда Ролан доигрывал в “Динамо”! Именно доигрывал, не в обиду клубу будет сказано. Знаешь, за все эти годы я так к стадиону динамовскому привязалась. Так страшно было что-то менять! Но все прошло на удивление спокойно. Без стресса. Президент клуба Гиннер — все-таки удивительный человек. Знаешь, настоящий папа, в хорошем смысле. Наверное, именно поэтому муж выбрал именно ЦСКА. Всем ведь хочется человеческих отношений. А не только профессиональных. Мол, играешь — красавец, а если что-то не получается — последний человек, так что до свидания. А у армейцев, если кто-то бьет пенальти, остальные за воротами крестятся, как будто молятся за него...
     — А что, в “Динамо” игроки друг за друга не переживали?
     — Мне кажется, не так. Там и болельщики другие. Я была в таком шоке, когда они ополчились на Ролана, стали называть его иудой, чуть ли не проклинать. Он человек чувствительный, ему это было очень больно. А в ЦСКА его полюбили. Когда его не пригласили в сборную, фанаты подарили Ролану целую книжку с интернетовскими отзывами — там все его хвалили, говорили, что он лучший... Это ему так душу согрело. И мне тоже.
     — Ты на каждую игру приезжаешь за Ролана болеть?
   
  — Когда он в Москве — да. И всегда привожу ему из дома свежий костюм. Он так не любит выходить со стадиона в спортивной форме, — при этом Инна укладывает в сумку стильные бежевые брюки и однотонный свитер, она как раз собиралась ехать за мужем на очередную игру. Сама, кстати, выглядит не менее стильно в любимых расклешенных кожаных штанах и рубашке (тоже кожаной) с широкими манжетами.
     — Я смотрю, вы оба модники...
     — Да, любим красивые вещи, приятный парфюм. Ролану нравятся японские духи. А я люблю французские. Особенно острые цветочные запахи. Они как-то сразу выделяют женщину из толпы. Кстати, я очень редко меняю духи и ненавижу, когда их много. Хочу, чтобы меня узнавали по запаху. Пусть он тянется за мной, как шлейф...
     Что характерно, вокруг Инны шлейфов много. К примеру, на кухне всегда переплетается множество кулинарных ароматов. Она любит кормить супруга всевозможными вкусностями, которые сама же и изобретает. Правда, я заметила у Ролана одно особое пристрастие. Знаете, как некоторые любят шоколад? Так вот, Гусев заразил все свое семейство сыроманией. Ролан привозит сыр отовсюду — неважно, куда занесет футбольная судьба. Сыры с плесенью и без, с дырками и без, пахучие и без... всякого запаха. Инна угостила меня весьма сытным сырным ассорти, а закусить предложила фруктовым мороженым. И только я успела с наслаждением проглотить первую ложку, как она вдруг спросила:
     — Ты случайно не хочешь соленых огурчиков?
     — Но я вроде мороженое с клубникой...
     — А знаешь, мне иногда после сладкого так солененького хочется!
    



Партнеры