Есть у памяти пламя...

35 лет назад на Могиле Неизвестного Солдата вспыхнул Вечный огонь

8 мая 2002 в 00:00, просмотров: 362
Эти люди не получили высоких наград. Да и не ждали их. Особое задание Михаил Маевский, Игорь Лабзин, Евгений Шуркин, Владимир Иванов, Флорентий Казанцев и десятки других разработчиков Вечного огня в память о погибших в Великой Отечественной восприняли как долг перед героями той войны.
9 мая 1967 года — ровно 35 лет назад — Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев зажег огонь на Могиле Неизвестного Солдата. Что предшествовало этому событию, вспоминает Михаил Маевский — в ту пору заместитель главного инженера института Мосгазпроект:
— Газовые горелки разнообразны по конструкции, хотя принцип их работы в общем-то одинаков. Но перед нами поставили ряд жестких требований. Огонь должен быть не подвластен ни дождю, ни снегу, ни сильному ветру. В институте был даже создан специальный стенд, на котором горелка испытывалась при различных погодных “сюрпризах”. Мы заливали ее водой, усиленно задували. В итоге удалось добиться такой надежности, что пламя выдерживало любой ветер, разве что кроме ураганного.
Расход газа составлял 6 кубометров в час, давление поддерживалось обычное — как в бытовых газовых сетях. Позже была смонтирована автоматическая система слежения за горелкой.
Разумеется, подумали о профилактических работах — во время их проведения к Могиле прекращалась подача газа. Но от Вечного огня зажигалась резервная горелка. Таким образом, огонь не затухал ни на секунду.
Вспоминает архитектор Владимир Климов, который совместно с Дмитрием Бурдиным, Юрием Рабаевым и скульптором Николаем Томским разработал проект Могилы Неизвестного Солдата:
— Мы изготовили макет и установили его в Кремлевском Дворце съездов, в комнате отдыха членов президиума. По окончании торжественного заседания 6 ноября 1966 года Николай Григорьевич Егорычев пригласил руководство страны посмотреть нашу работу. Макет всем понравился. Леонид Брежнев дал “добро”: “Ну что ж, сооружайте”.
Мемориал решили открыть 8 мая 1967 года — в распоряжении строителей оставалось 6 месяцев. А уже 3 декабря 1966 года состоялось перезахоронение праха Неизвестного Солдата у кремлевской стены. Останки советских воинов взяли из братской могилы на 41-м километре Ленинградского шоссе, в Солнечногорском районе недалеко от деревни Баранцево.
Теперь предстояло решить проблему Вечного огня. Зажигать его привычно — от спички — посчитали несолидным: все-таки святыня. Вопрос обсуждался на самом высоком уровне. Там и решили — взять огонь на Марсовом поле в Ленинграде, где покоится прах видных революционеров. Затем переправить “факел” в столицу.
Вспоминает Михаил Маевский:
— Доставка факела была торжественно обставлена. Из Москвы в Ленинград отправилась целая делегация. Было даже два бронетранспортера, специально переоборудованных для перевозки огня. Следом шли машины с охраной и ремонтниками.
После того как от огня на Марсовом поле вспыхнула переносная горелка, ее поместили в один из бронетранспортеров. Мы тронулись в обратный путь и все время молили об одном — только бы огонь не потух. ГАИ обеспечивала нам “зеленую дорогу”. Путь в Москву занял около двух суток — во многих населенных пунктах, мимо которых наш “караван” проезжал, были митинги. Не знаю даже, организовывали их или они возникали стихийно.
Ночевали в Новгороде и Зеленограде. В Зеленограде всю технику заново покрасили. Отсюда наша дорога до Красной площади была расписана по минутам. Рано утром 9 мая 1967 года мы тронулись в Москву...
Листаю пожелтевшие страницы газет того времени. На фотографиях одна картина: вся Манежная площадь и начало улицы Горького (ныне — Тверской) забита людьми. Над их головами — плакаты и флаги. В Александровском саду степенно стоят руководители партии и правительства, военные и ветераны войны.
Но вот появилась колона с “ленинградским огнем”. Зажгли переносной факел, вручили его Герою Советского Союза легендарному Алексею Маресьеву. Тот в сопровождении почетного караула направился к руководству страны, передал факел Леониду Брежневу. После того как грянул орудийный салют, на Могилу подали газ. Брежнев вышел вперед и факелом зажег горелку. Раздался специфический хлопок — генсек даже вздрогнул от неожиданности.
В 1997 году указом Президента России на Могиле Неизвестного Солдата у кремлевской стены установили пост номер один — сюда он переместился от Мавзолея. Отныне и на веки веков.


Партнеры