Разбор полета одной пули

Операцию по освобождению заложника в Нижнем Новгороде прокуратура оценила как “безобразную”

8 мая 2002 в 00:00, просмотров: 418
  Трагедия с захватом в заложники двухлетнего ребенка, случившаяся 27 апреля в Нижнем Новгороде, потрясла всю страну. Тогда, во время штурма автомашины, бандит был убит, а маленький заложник тяжело ранен. Сразу возникло множество вопросов, главные из которых: почему пострадал малыш и можно ли было этого избежать?
     Прокурорское расследование будет, по всей вероятности, долгим. Но первые “разборы полетов” уже прошли.
     Все подробности — в материале корреспондента “МК” в Нижнем Новгороде”.
    
     48- летний Тулкун Умаров приехал в Нижний Новгород из Ивановской области около года назад. По некоторым сведениям, ранее он был судим за хулиганство. В Нижнем у него жили родственники — сводный брат с семьей, — поэтому Тулкун остановил свой выбор именно на этом городе, устроился работать на рынке грузчиком.
     Умаров довольно часто заходил в гости к супругам Халбобаевым. Больше того, неожиданно он воспылал страстью к жене брата, Светлане. И хоть женщина не отвечала ему взаимностью, он был настойчив: несколько раз предлагал Светлане бросить мужа и уехать с ним в Узбекистан.
     В субботу, 27 апреля, около часа дня Умаров опять пришел в квартиру Халбобаевых, причем сильно подшофе. Помимо Светланы дома находился только двухлетний сын Халбобаевых, Тимур.
     Очередная серия приватных переговоров опять не привела Тулкуна к успеху. И тогда он впал в ярость. Мужчина стал избивать Светлану — помимо прочего ей досталось даже два удара молотком по голове, — а потом вытолкал ее за дверь. С напутствием: если не одумается, то он убьет и ее, и ребенка.
     Через несколько минут в подъезде запахло бензином и гарью, а из окон Халбобаевых повалил густой дым. Жильцы дома вызвали милицию и пожарных. Однако тушить огонь подъехавшим брандмейстерам Умаров не позволил. Из окон находящейся на 8-м этаже квартиры на головы пожарных посыпалось битое стекло. Через несколько секунд вниз полетел пылающий диван...
     Оперативники вступили с Умаровым в переговоры. Как выяснилось, тот облил бензином не только мебель, но и маленького сына Халбобаевых. В руках преступника появился нож. С этого момента, собственно, обыденная бытовая ссора и переросла в нечто большее. Как только ребенок стал заложником Тулкуна Умарова, милиция ввела в действие план “Гроза”, в осуществлении которого были задействованы бойцы нижегородского СОБРа и милиционеры Автозаводского РУВД. Руководил операцией и.о. начальника ГУВД Нижегородской области генерал-майор Юрий Крюков.
     Требования бандита оказались незамысловаты: 50 тыс. долларов и возможность свободно вылететь в Узбекистан вместе со Светланой Халбобаевой. Чтобы добраться до аэропорта, террористу нужна была машина. Умаров потребовал вызвать ему такси. И оперативники не придумали ничего лучше, чем… начать ловить такси неподалеку от места происшествия. Понятно, что найти среди таксистов желающего прокатить озверевшего мужика было трудно. Наконец один из водителей все же согласился предоставить в распоряжение бандита свою машину, которую и подогнали к подъезду.
     Как потом утверждали представители МВД, когда Умаров выходил из подъезда, он находился под прицелом снайперов. Однако выстрел, который мог бы спасти двухлетнего заложника, так и не раздался. Говорят, милицейское начальство опасалось, что снайпер может задеть ребенка.
     Тем временем Умаров вместе с заложниками — Светланой Халбобаевой и Тимуром — сели в такси, машина выехала со двора. Кружа по городу, Умаров умудрился наехать на женщину с коляской. К счастью, и мать, и ее ребенок отделались лишь испугом. А на пересечении улиц Краснодонцев и Комсомольской такси заглохло: в баке оказалось мало бензина.
     Воспользовавшись этим, Светлана Халбобаева выскочила из машины и подбежала к милиционерам. Она рассказала, что Умаров уже раздумал лететь в Узбекистан. Видимо, преступник начал трезветь и понял, что дело приняло слишком серьезный оборот. Что в конце концов он будет либо задержан, либо убит. И Умаров решил разогнать машину до предельной скорости и протаранить какой-нибудь из двигающихся навстречу автомобилей.
     Как только милиция узнала, что террорист намерен покончить с собой, прихватив на тот свет еще несколько человек, было принято решение о немедленном захвате преступника. С применением огнестрельного оружия.
     Под видом ремонтников к машине Умарова подошли несколько оперативников. В момент, когда тот отвлекся, один из оперов выхватил пистолет Макарова и, подбежав к окну водителя, выстрелил в упор.
     Этот первый выстрел оказался для террориста не смертельным — Умаров закричал и стал бить ножом сидящего у него на коленях ребенка. Оперативник выпустил вторую и третью пули. В ту же секунду из стоящей рядом черной “Волги” выскочили сотрудники нижегородского СОБРа — и тоже открыли огонь по машине.
     Когда окровавленного Тимура уже вытащили наружу, в салоне раздался последний выстрел. Контрольный?
     ...В находящуюся поблизости больницу №13 Тимура доставили в тяжелейшем состоянии. Вот что было записано в регистрационной карточке маленького заложника: “Ножевые ранения живота с проникновением в брюшную полость, сквозное ранение желудка и печени. Рваные раны осложнены ожогами 2—3-й степеней, полученными при попадании бензина на кожу ребенка. Пулевое ранение навылет в левую височную теменную область длинной 9 см, пулей раздроблены кости черепа с левой стороны, поврежден мозг. Тяжелый травматический шок”.
     Как известно, огнестрельного оружия у преступника не было. Следовательно, в голову ребенку попал кто-то из сотрудников милиции...
     Для спасения жизни Тимура понадобилось вмешательство лучших хирургов, нейрохирургов и травматологов города. Сейчас малыш находится в отделении интенсивной терапии, и его состояние характеризуется врачами как тяжелое, но стабильное.
     Как сообщил главврач больницы №13 Александр Разумовский, ребенок пришел в сознание, и его потихоньку начали кормить. Но тут у Тимура обнаружили еще и ветрянку! В общем, состояние ребенка по-прежнему оставляет желать лучшего — поставлен вопрос о его переводе в детскую областную больницу, где ему смогут обеспечить более подходящий возрасту уход.
     Светлана Халбобаева была доставлена в ту же больницу: у нее обнаружились множественные ушибы лица и груди, вывихнута рука. Она находилась в ужасном психическом состоянии. По словам медсестер, Светлана все время просила показать ей ребенка: думала, что он умер, но ей не говорят об этом.
     На прошедшей пресс-конференции и.о. начальника ГУВД Юрий Крюков всю ответственность за исход операции взял на себя. Он заявил, что решение о начале “силовой” части операции было принято им лично и обусловлено тем, что в дальнейшем от рук террориста могло бы пострадать гораздо больше людей. Кроме того, по словам Крюкова, к началу захвата Умаров уже нанес Тимуру Халбобаеву несколько поверхностных ранений ножом.
     Действия своих подчиненных Юрий Крюков посчитал правильными и профессиональными. Оперативник, первым выстреливший в Умарова, не раз бывал в “горячих точках” и имеет боевые награды. Сейчас офицер тяжело переживает, что не смог предотвратить ранения ребенка.
     На логичный вопрос, почему во время операции по освобождению заложника чуть было не погиб сам заложник, все представители правоохранительных органов отвечают уклончиво. По официальной версии, пуля навылет пробила голову ребенка уже после того, как прошла через тело террориста. Однако версия эта представляется весьма сомнительной. Известно, что с помощью ПМ не у всех получается даже свести счеты с собственной жизнью: “убойной силы” у “макарова” маловато. А чтобы пуля, выпущенная из пистолета этой марки, насквозь пробила двух человек — вообще дело невиданное.
     Впрочем, есть и другие вопросы к милицейскому начальству, взявшему руководство операцией — и, разумеется, ответственность за нее — на себя. Например, почему оперативники стали по требованию бандита ловить такси, а не вызвали специально подготовленную для штурма машину? Почему за баранкой в роли водителя не сидел сотрудник правоохранительных органов? Ведь в таком случае шансов спасти маленького заложника было бы куда больше...
     И самый главный вопрос: почему сотрудники СОБРа и опера штурмовали машину с озверевшим террористом с помощью такого малоэффективного оружия, как ПМ? Где же были снайперы?..
     По утверждению Юрия Крюкова, террорист был полностью прикрыт телом ребенка. Но кадры, которые прошли по всем телеканалам, свидетельствуют об обратном: выходящий из подъезда преступник был отличной мишенью для снайперов. И каким таким образом здоровый мужик может спрятаться за двухлетним ребенком?!
     Прокурор Нижегородской области Владимир Демидов сообщил, что безобразно проведенная операция по освобождению заложника уже стала предметом разбирательства областной и Генеральной прокуратур. Попутно выяснилось, что еще 23 апреля Умаров угрожал Халбобаевым убийством. Об этом Светланой Халбобаевой даже было подано заявление в милицию. Однако работники районного отделения не предприняли абсолютно никаких мер по предотвращению готовившегося преступления. По этому факту также будет проведено расследование.
    


Партнеры