Фортуна отвернулась от Фортейна

“Голландского Ле Пена” убил любовник?

8 мая 2002 в 00:00, просмотров: 308
  Если в Греции все есть, то в Голландии все можно. Можно курить “травку”, можно безнаказанно торговать телом, можно безболезненно уходить из жизни при помощи врачей. Можно быть ультраправым консерватором, которому даже Йорг Хайдер и Ле Пен в подметки не годятся, и при этом — активным и открытым гомосексуалистом. И несмотря на это, собирать миллионы голосов избирателей.
    
    
Но даже в самой либеральной и политкорректной стране никто не застрахован от пули убийцы. 54-летний профессор социологии Пим Фортейн — фаворит парламентской гонки, лидер партии “Нидерланды, где можно жить” — не стал исключением. Он всю жизнь люто ненавидел мусульман и не любил женщин, но стал жертвой белого мужчины.
     Около полудня профессор Фортейн вышел из офиса радиостанции “ЗFM” в своем родном городе Хилверсуме, где он давал очередное предвыборное интервью. Настроение у лидера консерваторов было боевым, а перспективы — радужными, как значок гей-сообщества. Похоже, Европа переживает консервативный ренессанс — неожиданный успех Жан-Мари Ле Пена на французских выборах придавал Фортейну уверенности в собственной победе. На мартовских выборах во втором по величине городе страны, Роттердаме, “список Пима Фортейна” нежданно-негаданно получил 35% голосов. По самым скромным прогнозам, возглавляемый им ультраправый блок мог получить более 25 депутатских мандатов в нижней палате голландского парламента. А сам Фортейн — бывший академик, видный социолог, блестящий журналист — мог занять кресло премьера, сменив социал-демократа Уима Кока...
     Фортейн уже собирался садиться в свой “Даймлер”, где его ждал личный (и весьма симпатичный) шофер, когда его настиг убийца. Парень в бейсболке выпустил в профессора шесть пуль, изрешетив его голову, шею и грудь, и пустился в бегство. Четверо прохожих, свидетелей убийства, бросились за ним, кто-то побежал звонить в полицию. Смертельно раненный Пим Фортейн остался лежать на тротуаре в луже крови. Самый странный момент в этой истории: он пролежал там несколько часов, прежде чем его эвакуировала бригада “скорой помощи”!
     Господина Фортейна не любили очень многие, да и он сам не стремился к всеобщей любви. Профессор Пим терпеть не мог, когда его сравнивали с Ле Пеном. Но и сам мсье Ле Пен вряд ли даже поздоровался бы с человеком, который выступал за легализацию эвтаназии, однополые браки, свободную любовь и столь же свободное потребление легких наркотиков. В стае консерваторов Фортейн был белой (а точнее — голубой) вороной.
     Несмотря на борьбу Фортейна за легализацию марихуаны, наркоманы также его недолюбливали — за одну фразу: “Вы хотите колоться? Колитесь, пока не сдохнете от передозировки!” Да и с личной жизнью у профессора не клеилось: после убийства сразу поползли слухи, что убийца — бывший любовник Фортейна.
     Выборы, в которых “голландский Ле Пен”, несомненно, победил бы, скорее всего не состоятся или будут перенесены — ведущие политические партии Нидерландов объявили о приостановлении предвыборных кампаний. По одиозному политику объявлен национальный траур. Премьер Кок принимает соболезнования от премьера Блэра и президента Буша. А в это время полиция арестовывает на улицах Гааги, Амстердама и Роттердама распоясавшихся сторонников покойного. “Голландия потеряла невинность”, — сказал по этому поводу Ад Мелкерт, лидер правящей Рабочей партии. “Голубой консерватор” Фортейн мог бы быть доволен — его смерть привела к вспышке националистического психоза, который он тщетно пытался вызвать при жизни.
    


Партнеры