Борис Михайлов: Я сам не понимаю, что с командой

Наш специальный корреспондент Петр СОБЕННИКОВ передает из Гетеборга с чемпионата мира по хоккею

8 мая 2002 в 00:00, просмотров: 253
  Да, неудач у нас в избытке: проиграли всем серьезным соперникам. Тем более интересно, как после этого расценят заявление нападающего российской сборной и клуба НХЛ “Баффоло Сейбрс” Максима Афиногенова: “Вообще я надеюсь, что наша команда выиграет чемпионат мира!” Не поднимут ли на смех нашего хоккеиста?
    
  
  — Я по натуре оптимист, — продолжает Максим. — К тому же в Швеции ни в одном матче мы не показали своей лучшей игры. Думаю, что все, что мы умеем, мы сможем продемонстрировать по максимуму в завтрашнем поединке с чехами, и только представьте, что мы их обыграем. Все ведь сразу забудут о наших неудачах.
     Впрочем, шведам, финнам и словакам (поражение 4:6) повезло ничуть не больше. К тому же я нашел у всех у них одно общее — команды хотят отыграться за Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити. Жаждал этого и наш соперник по 1/4 финала — чехи, которые прибавляют от матча к матчу. Хорошо смотрится не только их капитан Яромир Ягр, но и знакомые нам “омские ястребы” из “Авангарда”: Павел Патера и Мартин Прохазка.
     Чего не скажешь про их партнеров по ястребиному гнезду — россиянах Максиме Сушинском, Александре Прокопьеве и Дмитрии Затонском. Одно из лучших российских звеньев, которое никак не могло найти свою игру и начать приносить результат, “преуспело” в другом: в четвертом (!) матче подряд соперник открывал счет, когда эти игроки находились на льду.
     Хорошо, что после игры со словаками в пресс-центр не заглянул главный тренер “Авангарда” знаменитый чешский специалист Иван Глинка. Уверен, от Бориса Михайлова он бы услышал далеко не лестные характеристики в адрес этой троицы. Зато Борис Петрович раскрыл глаза другому чешскому тренеру — Владимиру Вуйтеку из ярославского “Локомотива”. “Володя, ну ты своих видел? — весьма экспрессивно спросил Вуйтека тренер российской сборной. — И какие же это, по-твоему, игроки?”
     Единственным ярославцем, по кому не проехался гневным паровым катком Михайлов, был капитан сборной Андрей Коваленко. В игре он не принимал участия, поскольку на предматчевой раскатке у него заболела спина, и, чтобы не рисковать, ему дали отдохнуть. А вот крепко досталось вратарю “Локо” Егору Подомацкому, которого Борис Петрович заменил после первого периода (наши горели 0:3), поскольку испугался, что с таким голкипером мы проиграем с разницей в десять шайб.
     Но, слава богу, словакам в этой игре ничего не было нужно, кроме одного — показать классный хоккей. Хорошо, что у них не было желания помогать сборной Украины. Ведь жовто-блакитные, победившие в последней игре отборочного этапа Австрию — 3:2, смогли бы заскочить в четвертьфинал, если бы словаки разделали нас, например, 10:0.
     После матча Борис Михайлов, несмотря на поражение, был весел, но в то же время чувствовалось, что достаточно какого-нибудь неосторожного вопроса, и Борис Петрович мог бы взорваться словно динамит, патент на изготовление которого получил известный шведский физик Альфред Нобель. В общем-то так и получилось, главный тренер российской сборной опровергал известный тезис: выигрывает команда, а проигрывает тренер. Полностью виноватыми оказались лишь хоккеисты, поскольку, по мнению Михайлова, в этом ничего не значащем матче играла, пыталась творить только одна сборная — Словакии, а другая словно и не знала, зачем вышла на лед...
     — Борис Петрович, а вы разве не объяснили хоккеистам, что вы хотите увидеть от них в этой игре?
     — Мы с моими помощниками все никак не можем понять, что случилось с нашей командой, — сетовал Михайлов. — По всей видимости, хоккеисты решили: раз уж они вышли в четвертьфинал, можно отделаться и малой кровью. Такой беспомощной игры я не видел у нашей сборной, наверное, с 93-го года.
     — А вы посадили бы кого-нибудь из хоккеистов на лавку. В целях профилактики.
     — Понимаешь, сажать нужно было всех хоккеистов. Я даже в первом перерыве в шутку сказал своим ассистентам — Владимиру Крикунову и Валерию Белоусову: если дальше так играть будем, то нам с вами придется переодеваться и выходить на лед.
     — Может быть, эта повышенная эмоциональность ни к чему? Матч все-таки ничего не решал.
 
    — Меня сегодня сильно покоробило то, что я не увидел у наших хоккеистов профессиональной гордости. С такой игрой лучше вообще не надевать майки сборной России.
     — Что-нибудь за оставшиеся часы до матча с чехами можно еще исправить?
  
   — Сейчас главное — выспаться. А завтра попробую вправить игрокам мозги. Поскольку им сейчас можно предложить самые гениальные тактические идеи, но все это не подействует, пока на первый план не выйдет профессиональное отношение к делу.
     ...Несложно догадаться, что те же самые слова после матча со Словакией услышали и хоккеисты сборной России. Раздевалку они покидали с понурым видом и вещичками, которые складывали в автобус, на котором им предстояло добираться до Йончепинга, где их ждали свежие и отдохнувшие чехи. Пусть они покидали Гетеборг не в самом лучшем расположении духа, главное другое — с каким настроением они вернутся в Гетеборг. И придется ли им снова оккупировать две раздевалки, на которых написано “Россия”. Это могло быть в одном случае — если бы наши вышли в полуфинал.
     (К сожалению, этот номер выйдет в печать раньше, чем станет известен результат решающей игры Россия — Чехия.)
    


Партнеры