Раковое влечение

Как корреспондент “МК” бросал курить

14 мая 2002 в 00:00, просмотров: 617
  Просыпаешься, и рука привычно тянется за лежащей рядом, на журнальном столике, пачкой. После утреннего кофе — еще одна сигарета. Вышел на улицу — и без новой порции никотина не обойтись. Потом уже не считаешь: до еды, после еды, на автобусных остановках, в автомобильных пробках, за компьютером, в перерывах между работой, за дружеской болтовней. И от постоянного чувства вины спасает лишь предательская мыслишка: уж я-то, если надо, точно смогу бросить. Вот только как…
    
  
   — Заходи, садись. Курить будешь? — такими словами встретил меня главврач Центра по лечению табакокурения седовласый богатырь Михаил Водянов, вытаскивая из-за стола здоровенную пепельницу.
     — Нет, спасибо, — говорю немного растерянно. Я ведь пришел узнать, как бросить курить. А тут такое... В сознание меня вернул громовой голос “белого халата”:
     — А чего ты удивляешься? Я очень больной человек и очень зависим от никотина. Курю всю жизнь, сколько себя помню. Вот есть у курильщиков три стадии. Начальная — когда можешь покурить в компании, а можешь запросто и неделю к сигарете не притронуться. Затем идет психологическая зависимость: куришь после сытного обеда, в перерывах. Или увидел, как другие курят, — тоже захотелось. Если так, то еще можно бросить самостоятельно. Третья стадия — физическая зависимость. Сигарета натощак — как похмел. Здесь надо к врачам обращаться. А у меня, кажется, уже “четвертая” пошла...
     — Михаил Юрьевич, а почему в кабинете-то? Закон же вышел. На рабочем месте нельзя — штраф.
     — Не переживай. Вон посмотри, у меня на двери табличка висит: “КОМНАТА ДЛЯ КУРЕНИЯ”. А для особо любопытных под диваном огнетушитель имеется. Так что, как видишь, закон я уважаю.
     — Даже не знаю, спрашивать ли у вас — как бросить курить...
     — Да ты пойми: курение — не привычка. Это болезнь. И универсального средства от нее еще никто не придумал. У нас в Центре бросает курить каждый третий. И это уже много. Никотиносодержащие жвачки, пластыри, зубные пасты; иглоукалывание, лечение током — все идет в ход. Вот скоро введем в общий курс старое, хорошо забытое азотнокислое серебро. Им перед каждой сигаретой рот полощешь — после первой же затяжки ощущение, будто навоза объелся. Ну и, конечно, витамины, биостимуляторы, антидепрессанты. Чтобы не было синдрома отказа. А то одному пациенту после недели без сигарет казалось, будто бы у него уши пухнут, как у слона. Каждые пять минут к зеркалу бегал — все щупал: не выросли ли?
     Да, у некоторых “отказников” доходит и до галлюцинаций. А потливость, сердцебиение, дрожь конечностей вкупе с тошнотой и головной болью — при никотиновой “ломке” дела обычные. Но ничего, говорит Водянов, через неделю-другую это проходит. Если вовремя не “завязать”, бывает и хуже. Про рак легких, губ и гортани все, конечно, наслышаны. А есть еще атеросклероз, гипертония, гастрит, эмфизема, нарушения сердечно-сосудистой системы, импотенция наконец… По данным Всемирной организации здравоохранения, за последние полвека от курения умерло 62 млн. человек. Как говорят медики, даже после хирургической операции по удалению раковой опухоли половина пациентов вновь берется за сигарету. А 40% пытаются курить и после удаления гортани...
     Николай Н., пациент центра, вспоминает, что начал курить в 13 лет. “Мы гуляли с компанией, и один парень, чуть постарше меня, дал мне сигарету. После этого я стал курить регулярно. Это было стильно, модно. Казалось, все вокруг курят. Я курил “Яву” в мягкой пачке — самая популярная марка среди мужиков”. В 20 с небольшим Николай почувствовал, что у него начинают неметь ноги. В 27 лет ему ампутировали левую ногу ниже колена. Врачи нашли у Николая болезнь Бергера (воспаление артерий, нарушающее кровообращение, особенно в руках и ногах) — заболевание курильщиков. Хотя доктора раскрыли причины болезни, Николай продолжал курить. Через некоторое время возникли проблемы и со второй ногой: чтобы заснуть, ему приходилось держать ее в поднятом положении. “Боль была адской. Казалось, в меня воткнули тысячи иголок”. Когда ему исполнилось 32 года, пришлось ампутировать и правую ногу. После этого он бросил курить. Онемение рук прекратилось, и сейчас Николай “здоров” — научился передвигаться на двух протезах...
     — К нам приходят черт знает какие, — продолжает доктор, — посиневшие, живущие только на расширяющих сосуды препаратах, кашляющие кровью туберкулезники... А сколько импотентов! Не поднять, говорят, ни виагрой, ни подъемным краном... Или вот, пару недель назад встретил одного нашего бывшего пациента. Идет на костылях, сигареткой попыхивает. Чего с тобой, спрашиваю. Да вот, говорит, доктор, у меня произошла закупорка вен — пришлось ногу ампутировать. Я аж не сдержался. “Чего ж ты куришь, идиот! Ты еще легко отделался! Помрешь ведь!” — ору на него. А он только плечами пожимает.
     — Так что же делать тем, кто каждый понедельник “бросает”?
     — Ну, советов-то существует масса. И все они хороши. Кому-то обязательно поможет. Резко бросить — очень сложно, но наиболее эффективно. Нужно убрать из квартиры все атрибуты курильщика — пепельницы, зажигалки, сигареты. Все. Если желание нарастает, надо себя чем-то отвлекать. Занять руки — четки или карандаш крутить. Неприятное ощущение во рту — жвачки, конфеты, семечки. Или есть еще зубной эликсир (мятный, фруктовый). Капнул на десну — и вкус перебивается.
     — А может, проще сначала перейти на легкие сигареты или с угольным фильтром? А потом…
   
  — Это чистой воды самообман. Перейдя на эти, так сказать, “безвредные” сигареты, люди делают более глубокие затяжки, чаще курят. Кто раньше обходился пачкой в день, не успокоится и на двух: уровень никотина в крови понижается, и хочется еще и еще. А постепенно бросить, конечно же, для организма легче. Вот есть хороший метод. Долгий, правда, но верный. Сначала мысленно делим сигарету на три части. Первую неделю курим по две трети, вторую неделю — треть. А затем считаем затяжки, каждую неделю убирая по одной. Пара месяцев — и ты не куришь.
     — Как все просто! А сами бросить-то не можете...
 
    — Почему не могу? Я уже бросал. Когда жена забеременела третьим ребенком, цель поставил: все, “завязываю”. С трудом, но получилось. И вот сижу я в чистом, непрокуренном кабинете, работаю. Тут входит супруга моя и выдает: “Милый, я сейчас из женской консультации, у нас будет двойня”. У меня сразу перед глазами — здоровенная двухместная коляска. Ужас! Я в панике выбегаю в коридор, хватаю первого попавшегося забулдыгу: “Дай закурить!..” Вот так опять и начал. А тревога-то ложной оказалась: ребенок получился в одном экземпляре. И чего ей было меня пугать — сейчас, глядишь, и не курил бы...
     Уже закрывая дверь начальственного кабинета, вдруг слышу зычный голос: “Дим, постой! А ты не хочешь у нас полечиться? Давай, пока еще молодой и здоровый”. — “Да я пока на “второй стадии”. Надо будет, брошу”, — отвечаю. “А-а-а, — голос вдруг стал безучастно-тоскливым, — и ты туда же”. И дверь захлопнулась.
    


Партнеры