Школа мамонтов

Авторские школы вымрут от стандартов

14 мая 2002 в 00:00, просмотров: 514
  Десять лет назад российские школы обрели свободу — им разрешили не учить всех одинаково. Появились инновационные учебные заведения, экспериментальные площадки и авторские школы. Однако педагогической вольнице, судя по всему, скоро придет конец: после введения новых стандартов образования и Единых государственных экзаменов все учебные заведения причешут под одну гребенку. А тех, что не уложатся в рамки требований госстандарта, “подравняют”.
Прокрустово ложе для гениев
     Палеонтологи полагают: доисторические слоны вымерли потому, что не сумели приспособиться к новым условиям жизни. Авторские школы, в которых учат по оригинальным педагогическим методикам, похоже, скоро разделят их судьбу.
     В Министерстве образования РФ разработали новые стандарты школьного образования. Подобные стандарты существовали раньше, в советской школе. В начале 1990-х их упразднили — учебные заведения получили право сами определять, чему и как учить. Вернуться к прежней практике министерство заставила сама жизнь: неожиданно выяснилось, что многообразие — это не всегда хорошо. Огромное количество учебников и учебных программ по одним и тем же предметам привело к тому, что чуть ли не в каждой школе сложилось собственное понимание образования. Поэтому министерство решило раз и навсегда навести порядок в своей епархии и разработало жесткий перечень требований к содержанию школьного обучения. Эти требования будут подкреплены Едиными государственными экзаменами, без которых выпускникам теперь не видать аттестатов государственного образца. (В Москве ЕГЭ планируют ввести в 2005 году.).
     Однако жесткие требования стандартов, по мнению ряда российских педагогов, окажутся губительными для авторских школ. Ведь в них ребят учат быть прежде всего личностью, индивидуальностью, что предполагает непохожесть, нестандартность. Да и как вообще можно оценить самобытность и талант ребенка по пятибалльной системе?
Погружение в каменный век
     В 734-й школе все необычно: старшеклассники имеют право прогуливать уроки, учителя подгоняют свое расписание под учеников, директор выпускает деньги — “тубики”, на которые школьники могут открыть свою фирму, салон красоты или фитнес-бар. Даже писать в этой школе учат раньше, чем читать.
     “Для чего человек пишет? Чтобы выразить себя, свои мысли, чувства, — поясняет директор “Школы самоопределения” Александр Наумович Тубельский. — Главное в учебе — не сумма вдолбленных знаний, большую часть которых школьник все равно забудет, а возможность самовыражения, самореализации. Когда малыш пишет, он творит, когда же читает — лишь воспроизводит созданное другими. Приведу такой пример. В прошлом году один мальчик долго отказывался писать. А у нас в первом классе висят большие листы, на которых учителя записывают смешные детские высказывания. И вот однажды малыш придумал интересное предложение про облако, похожее на крокодила. Учительница тут же его записала. Мальчик посмотрел и захотел перерисовать свое творение в тетрадь. Он долго пыхтел, старался, но у него, естественно, ничего не вышло. Тогда он подошел к учительнице и попросил: “Научите меня писать!” В этом и состоит наш метод — создавать условия, чтобы дети хотели учиться”.
     Далеко не всегда родители принимают методы Тубельского, иногда возникает недопонимание. Нечто подобное произошло с папой одной ученицы пятого класса. Пятиклассники проходят по программе первобытное общество, причем обучение в школе Тубельского идет методом “погружения”: ребята на время как бы “погружаются” в эпоху. Во время “погружения” все школьные дисциплины подстраиваются под определенную тему. Скажем, в шестом классе происходит “погружение” в эпоху Древнего Египта, и на уроках математики ребята считают, сколько мешков зерна они должны оставить себе, сколько — отдать фараону и жрецам, участвуют в строительстве пирамид (виртуальных, конечно), пользуются измерительными и чертежными инструментами. На литературе дети читают древние мифы и предания, проходят иероглифы. Позже школьники точно так же “погружаются” в эпоху античности — становятся “жителями” Древней Греции и Рима.
     Для изучения каменного века пятиклассники должны были на несколько дней уехать на природу, где им предстояло поделиться на племена, учиться добывать огонь, изготовлять каменные орудия, изобрести свой язык жестов, счет и письмо, освоить меновую торговлю. Папа пятиклассницы отказался отпустить свою дочь и высказал директору претензии: ребята, мол, вместо учебы занимаются ерундой, пропускают занятия. Пришлось Тубельскому долго объяснять бдительному родителю, что такой метод изучения материала намного интереснее и эффективнее, чем простое сидение за партами и зубрежка параграфов.
Интенсив для лентяев
     Самое необычное расписание в школе №734 имеют старшеклассники. Учебные предметы у них делятся на три группы: обязательные, спецкурсы и интенсивы. В первую группу входят литература, математика, обществоведение, физкультура и труд. Они обязательны для всех, отличается только уровень сложности. Спецкурсы (или, как их еще называют, мастерские) выбирают сами ученики. Их довольно много: зарубежная литература, история искусства, история Москвы, история религий, психология, кино, театр, иностранные языки, основы медицины, информатика. Набор у каждого ученика получается свой, индивидуальный, но общее количество учебных часов должно быть при этом не менее 25. Поэтому расписание занятий у ребят из одного класса часто не совпадает: пока одни зубрят историю Москвы, другие занимаются психологией. Общими остаются только уроки по пяти обязательным предметам.
     Деление “по интересам” очень похоже на профильную школу, за введение которой так ратует Министерство образования. Но большинство спецкурсов в 734-й школе не подходит под общепринятый, традиционный перечень учебных дисциплин. При стандартизации образования педагогам придется, скорее всего, все “лишнее” из школьных программ выкинуть, а без этого “Школа самоопределения” — уже не авторская школа, а обычное районное учебное заведение.
     В 10-м классе большинство учеников школы Тубельского занимается интенсивами по географии, физике, химии и биологии. Они полезны тем, кто уже определился с будущей профессией и вузом. В течение полугода ребята активно зубрят эти предметы, а потом сдают специальные экзамены и получают итоговую оценку. И мгновенно забывают о пройденном. Тубельский честно признается: интенсивы нужны исключительно для заполнения аттестатов, это общие знания о дисциплине. Интенсивы помогают ребятам “скинуть” лишние дисциплины и сосредоточиться на необходимых: гуманитарии выбирают языки и литературу, программисты — информатику и математику. Но такое полугодовое обучение не укладывается в рамки стандартных школьных требований, где указано, что физику с химией нужно учить и в 10-м, и в 11-м классах. Если интенсивы отменят, то будущим литературоведам снова придется учить правило левого буравчика, а математикам — тупо долбить особенности творчества Платонова.
Выживет сильнейший?
     Школа №734 — одна из немногих в Москве, куда ребята действительно стремятся попасть. В ней нет “конкурса родителей”, как во многих гимназиях, новичков принимают сами школьники на общем совете. В “Школе самоопределения” хотят учиться прежде всего те подростки, у которых не сложились отношения в “родных” учебных заведениях. Все, с кем мне удалось переговорить, в один голос заявляли: здесь лучше потому, что учителя не кричат и не заставляют учить то, что неинтересно. И вообще относятся не как к “бревну с глазами”, а как ко взрослому человеку. Такое отношение дорого ценится ребятами: они стремятся быть лучше, прыгнуть выше собственной головы. А это, пожалуй, в педагогике главное.
     Но в современной жизни методы обучения Тубельского, похоже, обречены на вымирание. Реальность требует, чтобы школы готовили старшеклассников к поступлению в вуз. А здесь уже не до творческого развития личности! Успеть бы впихнуть в головы учеников тот непомерный объем знаний, который требуется для поступления. Значит, в естественном отборе в студенты питомцы Тубельского неизбежно проиграют ребятам из обычных школ, где нет исторических “погружений”, творческих студий и детского театра, но зато есть натаскивание на экзамены. И “Школа самоопределения” вымрет как мамонт. А жаль.
    


    Партнеры