Игра по Максиму

Максим СОКОЛОВ: “Готовлюсь к следующему финалу!”

14 мая 2002 в 00:00, просмотров: 283
  Хорошее имя — Максим. С ним, мне кажется, легче всегда добиваться своего и вообще жить по максимуму. В хоккейной сборной России на чемпионате мира-2002 игроков с таким именем было трое. Неудивительно, что они в большой степени оказались причастны к нашему успеху. Максим Афиногенов сравнял счет в полуфинале с финнами — 2:2, Максим Сушинский забросил две шайбы в финале, а Максим Соколов в этих играх, как, впрочем, и в других, насмерть стоял в воротах. Потому и заслужил титул лучшего голкипера турнира.
     К слову сказать, в последний раз наш человек получал титул вратаря номер один мирового первенства почти двадцать лет назад — Владислав Третьяк в 83-м. И тоже, кстати, в Гетеборге, откуда позавчера наши хоккеисты вернулись с серебряными медалями... В общем, этот сезон смело можно признать удачным. Ведь были еще “бронза” Олимпиады, “серебро” юниорской сборной и “золото” “молодежки”!
    
     В Гетеборге чемпионат мира рекламировали довольно занятно. На трамвайных остановках развешивали плакаты с обращениями к командам-участницам. Например, такой: “Дорогая сборная России! “Салгренска таск” — это все, что вам нужно знать по-шведски”. Позже я выяснил, что так называется самый большой в Гетеборге госпиталь.
     Остановка эта, кстати, располагалась прямо напротив... кладбища. В первые дни чемпионата это казалось символичным. Наших дружно хоронили. А когда соперником России по четвертьфиналу стали чехи...
     — А вот я был уверен, что наши выиграют у команды Ягра, — говорил мне главный тренер золотой “молодежки” Владимир Плющев, к которому я присоседился в самолете, летевшем из Гетеборга в Стокгольм. — Они же на нас просто не настроились. Это было видно по бравурным заявлениям: например, главный тренер сборной Чехии Аугуста говорил, что они специально выходили на русских, это-де самая слабая команда здесь, да и за Олимпиаду отмажутся... Вот и отмазались!
     Интересно, что именно в окрестностях Йенчепинга, где проходила игра России и Чехии, придумали знаменитую шведскую спичку. В четвертьфинале наши загорелись и преподнесли главную на тот момент сенсацию чемпионата мира.
* * *
     Перед финалом иностранные коллеги замучили расспросами о том, что собой представляют наши хоккеисты: где играли, сколько забивали, какое семейное положение, хобби... Пришлось путаться в Сети, находить нужную информацию. А вот чтобы узнать что-то о каком-нибудь шведе или финне, достаточно было взять буклет этой сборной. Как вы понимаете, такого наши не сделали: мол, от этого лучше играть все равно не станут...
     Жаль, но и на тренерском семинаре, который проводился в первые дни чемпионата, не было ни одного нашего тренера.
     — Меня лично никто не приглашал, — как бы даже пожаловался Владимир Плющев. — Но, на мой взгляд, там по большому счету одна говорильня. Очень много общих фраз, в нюансы никто не погружается. Это мы в свое время были очень добрые. Всем все рассказывали, а они все это конспектировали...
* * *
     После финала наш главный тренер Борис Михайлов хвалил всех своих хоккеистов. “Как говорил Тарасов: если тренер хвалит игрока, у того вырастают крылья...” А вообще эту команду Борис Петрович назвал командой будущего. Все-таки в Швеции многим не хватило опыта. Антон Волченков, например, в этом году стал чемпионом мира среди молодежи — он единственный из того состава, кого Михайлов взял в Гетеборг. Капельку постарше Иван Ткаченко и Владимир Антипов из ярославского “Локомотива”. “Хороший сезон получается: выиграл чемпионат России, в финале чемпионата мира сыграл...” — говорил мне Ваня.
     Но были у нас и матерые бойцы. Валера Карпов и Вячеслав Буцаев играли в “золотом” составе-93. Андрей Коваленко — олимпийский чемпион-92.
     Были и, так сказать, опытные дебютанты. Например, 31-летний “полицейский” Александр Юдин. Такой хоккеист очень был нужен нам. После того как год назад в Германии россиян в некоторых встречах откровенно били...
     Увы, не обошлось без травм и в Швеции. У защитника “Ак Барса” Димы Быкова “полетели” боковые связки. Вот так вот бился парень и не вспоминал, что приближается пора подписания новых контрактов.
* * *
     Да, возможно, в хоккейное межсезонье состоится самый громкий трансфер-2002. Максима Соколова активно приглашают в омский “Авангард”. Но на эту тему он говорить пока не хочет.
     — Максим, а может быть, стоит попробовать в Америку пробиться, в НХЛ? — сменил я тему.
     — Это, конечно, мысль хорошая, но надо быть реалистом. Куда об этом думать в тридцать лет... У меня к тому же нет навыков игры клюшкой, на выходах, что активно практикуют вратари в НХЛ. Нет, выше своей головы не могу прыгнуть...
     — Но все же ты лучший голкипер чемпионата мира!
  
   — Знаешь, я практически все сразу забываю: и плохое, и хорошее. Потом, когда будет свободное время, можно посмотреть видео, вспомнить... Ну а сейчас есть лишь ощущение пустоты — моя ошибка лишила сборную золотых медалей. Обидно еще и потому, что соперник был нам по зубам.
     — Что полезное извлек для себя из этого турнира?
  
   — Главное — теперь есть опыт игры в финале чемпионата мира. Появилась внутренняя уверенность в том, что могу играть на таком уровне. Например, год назад я думал по-другому. Теперь знаю — готов.
     — Максим, ты тут уже получил как лучший игрок матча три комплекта классных часов “Тиссо”, неужто все будешь носить?
     — Может быть, кому-нибудь и подарю. В Питере, откуда я родом, у меня друзей много. Но пока оставлю все у себя...
     — А вот номер у тебя — 39-й. Это потому что твой кумир — чех Доминик Гашек?
     — Да нет. Номер случайно у меня оказался. В “Северстали”, куда меня отдали в аренду, мой 31-й был занят. Вот я и присмотрел себе 39-й. Хорошее число.
     — Чем же?
     — В сумме дает двенадцать. Сразу вспоминаешь про двенадцать апостолов. И вообще это счастливое число.
* * *
     А вот нападающий сборной Максим Афиногенов немного на меня обиделся.
     — Вспомни, какую ты физиономию скривил, когда я сказал, что мы будем играть в финале чемпионата мира. Как на больного посмотрел... — по-дружески упрекал меня в раздевалке после финала Максим, припоминая нашу беседу после безвольного первого проигрыша словакам.
     Пришлось ответить, что я и сам в этом нисколечко не сомневался. Мы же исстари живем по пословице: пока гром не грянет — мужик не перекрестится...
    


Партнеры