ДВАДЦАТОЙ БУДЕШЬ?

России отвели место между Испанией и Португалией

16 мая 2002 в 00:00, просмотров: 230
  Вот и закончилась встреча, которую в прежние времена наверняка бы назвали судьбоносной. В исландском Рейкьявике представители стран НАТО держали совет — принимать или не принимать нашу страну в свою команду?
     Нам даже пообещали дать “бочку варенья и корзину печенья” — собственное представительство в центре им. Манфреда Вернера, брюссельской штаб-квартире альянса. Хотя, как говорят участники саммита, подготовка к превращению совещания “19+1” (19 натовских держав + Россия) в “Совет двадцати” была муторной и кропотливой, но на поверхности картина единения Востока и Запада вышла на редкость идиллической. Лорд Робертсон, генсек НАТО, расчувствовавшись, иначе как “исторической” встречу не называл. Британский министр обороны Джек Стро объявил, что “холодной войне” пришел конец, а бельгийский министр иностранных дел Жан Мишель от переизбытка чувств упал в обморок во время коллективного фотографирования.
     Если же отвлечься от эмоций, выходит вот что. Когда-то здесь, в Рейкьявике, встречались Горбачев и Рейган — лидеры двух сверхдержав. Нынешнее мероприятие было поскромнее рангом, под стать нынешнему статусу нашего Отечества — совещание на уровне министров иностранных дел. Главы МИДов посовещались, открыли монумент в ознаменование вечной дружбы и под занавес подписали соглашение, по которому нам светит почетное 20-е место во вновь создаваемом Постоянном совете Россия — НАТО. Впрочем, “постоянно советоваться” с нами не особенно будут. В пьесе, главным режиссером которой выступают Соединенные Штаты, России отводится в лучшем случае реплика: “Кушать подано!” Реальной возможности влиять на стратегию НАТО, и прежде всего на расширение альянса на Восток, у нас как не было так и нет. “Сотрудничество России и НАТО — не сентиментальный роман, а деловые отношения, построенные на холодном расчете”, — заявил накануне саммита тот же лорд Джордж Робертсон.
     Правда, наши новообретенные партнеры предоставили России право вето — но лишь в тех вопросах, где “вето” накладывать просто глупо. В самом деле, не будет же Москва выступать против борьбы с международным терроризмом, проведения миротворческих операций или нераспространения ядерного оружия! Несмотря на уверения в том, что Россия и натовские страны “будут действовать как равные партнеры в областях, представляющих взаимный интерес, и сохранят право на самостоятельные действия”, картина грядущих российско-североатлантических отношений смахивает на известное полотно “Неравный брак”.
     Впрочем, у России есть время (его не так уж и много) на доработку исторического соглашения. Окончательно и бесповоротно все будет решено 28 мая, на саммите Россия — НАТО, на натовской же военной базе “Практика ди маре” близ Рима. Встречу удостоит своим вниманием Джордж Буш, совершающий европейское турне. А главу нашей делегации уже усадят за общий стол, аккурат между представителями таких великих держав, как Португалия и Испания. Однако “в случае чего” Россию могут попросить из-за стола. Как отмечает лондонская “Таймс”, ссылаясь на источники, близкие к устроителям рейкьявикского саммита, “в случае критического отношения российских представителей к инициативам альянса последний может снизить статус делегации” и лишить Россию даже тех куцых прав, которые ей предоставлены.
     За оставшиеся дни ведомству Игоря Иванова предстоит побороться за право России быть не безмолвным статистом при “альянсе девятнадцати”, но полноценным участником “двадцатки”. Впрочем, вряд ли стоит уповать на то, что натовские государства беспрепятственно пустят нас в свою компанию. Не надо забывать, что геополитические интересы России и атлантических держав, мягко говоря, не всегда совпадают.
    


    Партнеры