БРАСЛЕТ МАДАМ РЯБУШИНСКОИ

17 мая 2002 в 00:00, просмотров: 283
  Он обещал позвонить мне сам... Шли дни, и я уже потерял надежду. Восемьдесят пять — возраст весьма опасный, тем более когда высокое давление не дает покоя. Но вдруг Борис Сергеевич позвонил мне и сказал, чтобы я приезжал на чаек.
     Я приехал на Хорошевку, позвонил в знакомую квартиру. Мне открыл хозяин. С силой пожал мне руку. И я увидел на запястье желтый, будто плетеный браслет из циркония. В полумраке прихожей он казался весьма элегантным и дорогим.
     Борис Сергеевич поймал мой взгляд:
     — Пойдем в комнату, чайку попьем и о другом браслете поговорим. Ты знаешь, история эта странная. Бывает, как пойдет пруха, и все разом срастается. Вот так же и у меня вышло в июне 1957 года.
     Нас в Фили вызвали, в филиал Седьмого универмага на кражу со взломом. Когда приехали, то я сразу увидел пробитый потолок, зонтик раскрытый, полный штукатурки, стремянку, стоящую на полу напротив пролома. Урки поганые ночью открыли дверь Ремстройконторы, располагавшейся над магазином, сделали дырку в полу, просунули в нее зонтик, раскрыли его, а потом начали долбить пол. Здоровые куски штукатурки беззвучно падали в зонт. Сделали дырку и на веревке спустились в торговый зал.
     Все дело в том, что в пятницу в ювелирный отдел магазина для плана привезли сто штук золотых часов “Победа” и триста обручальных колец. Но выкинуть в продажу их решили в начале недели, во вторник, как ты помнишь, тогда по понедельникам во всех магазинах был выходной день.
     Итак, в воскресенье ночью фартовые ребятишки проникли в магазин, открыли дверь подсобки ювелирного отдела и, без труда подобрав отмычку, вскрыли сейф фабрики металлоизделий, забрали коробки с часами и кольцами, взяли стремянку и через лаз в потолке ушли.
     В понедельник пришли служащие Ремстройконторы и подняли тревогу.
     Было совершенно очевидно, что грабители шли по четкой наводке. Они знали, что в сейфе лежат часы и кольца, знали, какой системы металлический ящик, знали, где стоит стремянка.
     Мы начали отрабатывать сотрудников магазина. И сразу же выяснилось, что уборщица Козлова дважды судима за кражи, а сын ее Витька, по кличке Рогатый, вор-рецидивист.
     Я взял двух сотрудников и поехал на Ордынку к Козлову. Когда мы пришли, Витька спал, в маленькой комнате так воняло перегаром, что дышать было нечем.
     Я разбудил Витьку, он вылез из-под одеяла в одних трусах, демонстрируя целую галерею татуировок.
     Сел на стул. Налил стакан гриба. Выпил, закурил и спросил нагло:
     — Тебе чего надо, начальник?
     — Ты где, Рогатый, был в ночь на воскресенье?
     — На свадьбе у соседа. А что?
     — Кто подтвердить может?
     — Да вся свадьба. Я, начальник, завязал. Вместе со всем народом строю коммунизм, очень хочу пожить при полной халяве, — нагло осклабился фиксатым ртом Витька.
     И действительно, на этот раз мы не могли ему помешать дожидаться на воле великой халявы, пятнадцать человек подтвердили, что он был на свадьбе и играл на аккордеоне.
     Два дня мы трясли всех золотишников. Воров, промышлявших драгметаллом, перекупщиков. Никакого результата.
     А тут мне позвонил агент и сказал, что у него вчера был человек, который предлагал партию золотых часов “Победа”. И будто эти часы спрятаны на блатхате у Борьки Пономаренко на Большой Дорогомиловской.
     Я засомневался. Борька Пономаренко, по кличке Стольник, был барыгой опытным и никогда не стал бы связываться с “рыжевьем”. Он имел свою копейку на том, что держал в своей квартире катран (подпольный игорный дом). Но сигнал был и, значит, надо проводить оперативную проверку...
     P.S. Подробности читайте в новом цветном номере “МК-Воскресенье”, который сегодня поступит в продажу.
    



Партнеры