Доживем до дембеля

20 мая 2002 в 00:00, просмотров: 436
 

В вечном ожидании любви и смерти

     Сюжет крошечной сказочки про пастушка и волков с фантастической регулярностью повторяется на отечественной политической сцене. Не проходит и квартала, чтобы не прошли очередные абсолютно достоверные слухи — об отставке либо правительства, либо руководства Администрации Президента.
     Майские праздники почему-то в большой части тусовки были признаны чуть ли не самым удобным временем для президентских рокировочек. Дошло до того, что один из главных нефтяных олигархов, выступая перед праздниками в одной из центральных газет, заявил: “Смело пишите — перед Днем Победы Волошина точно снимут, я это знаю точно!”. Смешно в этих прогнозах все, но прежде всего то, что они хоть и постоянно не оправдываются, но все время в ходу. Правда, нужно признать, на этот раз Волошину досталось куда меньше, чем Касьянову.
     Доказательств о неизбежной отставке премьера приводились десятки: “президент устал, он постоянно критикует правительство, Касьянов не способен...” Вершиной рассуждений стало мнение одного из политических экспертов: “Следующим премьером точно станет Кудрин, не зря же президент дал ему охрану из ФСО”.
     Волна всевозможных догадок поднялась так высоко, что опровергать бездоказательные бредни стали в Администрации Президента, куда срочно пригласили журналистов. А самому Касьянову пришлось выступать в Думе, тем самым проводя масштабную пиар-акцию и показывая всем отличную политическую форму.
     Главной бедой всех прогнозов, которыми так богата и журналистика, и вся околополитическая жизнь, является то, что рассуждения проводятся, как правило, на уровне Александра Дюма-отца. Успеет Д’Артаньян вернуть подвески — кризиса не будет, война состоится, Ла-Рошель будет освобождена. Короче, говоря образно, все решает набор случайностей и личных отношений. И обязательно за корсажем какой-нибудь камеристки спрятаны все тайны если не Лувра, то Кремля. Между тем политический процесс потому и называется процессом, что в нем есть объективные тенденции, закономерности, направления, которые не может игнорировать ни Президент России, ни президент США, и даже — страшно сказать — не мог и кардинал Ришелье.
     И, похоже, что политический процесс в России сейчас складывается таким образом, что, с одной стороны, крупных отставок до перевыборов президента не будет. Но с другой — говорить об этом придется постоянно. За этим стоят вполне объективные причины, которые куда как важнее, чем появление телохранителей у тех или иных министров.

Плохо работаете

     Бесконечные слухи о том, что правительство должно уйти, — неизбежны. Ведь главной причиной этого является действительно неблестящая работа кабинета министров. Когда одному из руководителей государства сказали: беда в том, что правительство уже перепрыгнуло собственную планку и не знает, что делать, он отшутился, что беда совсем не в этом: “Беда в том, что планка так высоко, что правительство даже ее не видит”.
     Главным минусом всего Совмина является прежде всего неготовность его к конкретным действиям. У каждого бюрократа есть искушение впасть в соблазн: надо принять новый удачный закон, написать хорошую инструкцию — и дело сделано. На самом деле без закона действительно не обойтись. Но если потом не предпринять некоторых вполне жестких, неприятных усилий, то никакой закон не поможет.
     В смысле принятия новых, более прогрессивных экономических положений нынешнее правительство, конечно, намного опережает своих предшественников. Но конкретных действий для того, чтобы эти законы заработали и начали приносить отдачу, принимается совершенно недостаточно. Оно и можно понять: работать кулаками куда менее приятно, чем головой. Причем эту тенденцию можно видеть как в малом бизнесе, так и на олигархическом уровне.
     Успех экономических преобразований в странах Восточной Европы объясняется колоссальным ростом малого бизнеса, где работает не более 50 сотрудников. Они производят более 50 процентов ВВП, например в Польше. И в той же Польше экономика уже в полтора раза больше, чем была в 90-м году.
     Понимание того, что с малым бизнесом необходимо срочно что-то делать, было у команды путинских экономистов с самого начала. Но сначала налоги приняли не очень продуманные (налоговая революция этого года прежде всего исправление ошибок). Потом думали, какие еще законы принять. При этом за все время реально не было достигнуто главного: государство никоим образом не смогло облегчить малому бизнесу ежедневное существование. Ведь ни для кого не секрет, что главная проблема любой небольшой фирмы — поборы в пользу многочисленных госструктур (от милиции до санэпидемстанции) и бандитов. Существуют даже рассчитанные графики: до какой суммы оборота компании наибольшую опасность представляют бандиты, до какой — милиционеры и прочие поборники госинтересов, а до какой — уже вышестоящие органы госвласти.
     И если крупным компаниям необходимо решать проблемы на самом верху и у них есть миллиарды для того, чтобы безболезненно эти проблемы решать, то мелкий бизнес от поборов просто задыхается. В этом нет ничего нового. Это все знают. Но правительство не сделало ровным счетом ничего, чтобы ситуацию изменить.
     Приблизительно то же самое происходит и на высшем уровне. Невозможно добиться не то чтобы прорыва — прорывы теперь не в моде, — но даже существенного роста, не добившись изменения отношений власти и крупного бизнеса. Пока привилегированные и обыкновенные нефтяные компании платят налоги с тонны добытой нефти с разницей в два раза, говорить о том, что после Ельцина в этой сфере что-то принципиально поменялось, невозможно. И президент, и премьер наверняка знают, что целые министерства находятся на зарплатах в разных добывающих компаниях. Что именно благодаря этому одним возвращают налоговые льготы вовремя и полностью, а другим не возвращают вовсе. Что одни имеют возможность сохранить миллиарды долларов от налогов, а другие — нет. Что власть в лице чиновников подходит к решению “хозяйственных вопросов” с совершенно разными мерками.
     И подобных примеров очень много. “МК”, например, писал уже о конфликте вокруг месторождения на вале Гамбурцева. Когда небольшой компании “Севернефть” противостоят такие гиганты, как “ЛУКойл”, ТНК и “Сибнефть”. Конкурс давно завершен. Гиганты проиграли. Но спешно после этого назначенный министром природных ресурсов Виталий Артюхов делает все, чтобы отнять лицензию у “Северной нефти”. И не важно, что при этом министр отказывается выполнять решение всех арбитражных судов, десятки которых уже прошли по этому поводу. А уж о том, что государство в лице своего министра усиленно борется за то, чтобы еще в течение нескольких лет не получать налоги с добычи нефти на богатейшем месторождении (а могло бы получать уже сейчас — у “Севернефти” все готово), и говорить смешно. Государство в данном случае — это министр, который ведет себя так, как будто бы купил свою должность и кровь из носу обязан вернуть потраченные деньги. О национальных интересах, продуманной политике, единых подходах рассуждать научились все, но не сделано ничего.

Но лучше и не надо

     Но при этом нет никаких серьезных поводов для отставки правительства. Потому что нет силы, которая бы принципиально хотела изменить существующий порядок. Отечественную элиту — и новопитерскую, и старомосковскую — вполне устраивает нынешняя ситуация. И силовики, и “семья”, и питерские либералами отлично в нее вписаны. Любые изменения устоявшихся правил игры могут привести к тому, что они потеряют свои конкурентные преимущества по отношению к другим. Если на Западе основой роста является более-менее честная конкуренция, то в России этот механизм не выстроен вообще. Причем не на уровне отдельных производств, а именно на уровне взаимоотношений власти и бизнеса.
     Те, кто выиграл больше других, вначале не хотят, чтобы другие имели возможность вырваться. Этот мир принадлежит им, и главное — сохранить свой особый статус. Понимание этой нехитрой истины нынче объединяет всю элиту. Сначала казалось, что силовики пытаются получить больший кусок. Но когда стало ясно, что президент принципиально не принимает решения, используя разные группировки в качестве рычагов давления на них самих же, острота конфликта резко спала. Теперь о баталиях зимы уже вспоминают гораздо реже. Говорят, даже таможенники сумели найти точки взаимопонимания с контрразведчиками. Нынче мир под оливами. И предполагать, что он будет просто так разрушен, — недальновидно.
     В конечном счете, если ты уже попал в высший эшелон, место может найтись всем. Ощущение стабильности и мира можно понять хотя бы потому, что все тот же премьер Касьянов позволяет себе такие действия, на которые он вряд ли решился бы в других обстоятельствах. Например, сын того же Артюхова, 28-летний сотрудник канцелярии премьера, враз назначен зам. министра госкомимущества. Он должен отвечать за приватизацию акций банков, принадлежащих государству. И уже, кстати, объявлено, что в ближайшее время будет таким образом реализован государственный Внешэкономбанк, один из крупнейших банков страны. А там, глядишь, и Сбербанк подойдет.
     Очевидно, что, если бы Касьянов действительно опасался серьезных перемен, он не стал бы играть на обострение. При, мягко говоря, неоднозначной репутации Артюхова-отца, при не до конца ясной истории с его назначением министром, назначать сына на подобную должность — довольно нагло. В Кремле шутят, что теперь необходимо срочно искать должность для Артюхова-внука. Впрочем, шутки шутками, но что это меняет? Во-первых, победителей не судят. А во-вторых, если дело пойдет так и дальше, то будущих президентов России будет выбирать “курултай” руководителей крупнейших компаний. И тогда — в переносном смысле — “внук” министра Артюхова может быть вполне подходящей кандидатурой. Отработает...

Водяное перемирие

     Так что штиль в нашей политической жизни неизбежен по крайней мере еще в течение года. Можно также не сомневаться, что никаких действительно крупных реформ не будет. И не потому, что прорывы нынче не в моде. А просто они невозможны, если не изменять структуру отношений власти и бизнеса. Поэтому скорее прорывы не в моде потому, что их никто не готов осуществить.
     В этой связи наиболее показательной кажется история с байконурским офшором. Байконур живет по договору между Москвой и Астаной. Согласно этой бумаге, подписанной еще в 1994 году, мэр Байконура имеет право давать налоговые льготы малым фирмам, которые зарегистрированы на территории его города. Видимо, когда готовили бумагу, спецы докладывали начальникам, что имеются в виду часовые мастерские. А зарегистрировались там маленькие фирмочки по одному-два человека, которые неожиданно оказались владельцами огромных объемов добываемой компанией “ЛУКойл” нефти. Эти маленькие фирмочки и стали основными выгодоприобретателями от ее продажи. В России платили деньги только за переработку. А на все остальное распространялись льготы мэра Байконура. Если верить письму министра финансов Кудрина, только за десять месяцев 2001 года недоплачено налогов на полмиллиарда долларов. В феврале в условиях жесткой аппаратной борьбы мэр Байконура был заменен. Но саму схему никто отменять не стал. Но ведь когда на кону такие деньги, мэр либо возьмет взятку, либо его убьют. В лучшем случае на место одного нефтяного гиганта придет другой. И вот это самое нежелание отменять саму схему и является лучшим доказательством, что прорывы не только не нужны, но что их действительно не будет.
     Впрочем, больше года такая тишина просуществовать не сможет. Наступят выборы, на которых каждый захочет отличиться, “поднять свою капитализацию” в прямом и переносном смысле. Можно не сомневаться, что на вторых выборах ВВП будет по крайней мере два штаба. Один — наверняка в администрации, другой — у силовиков. Не зря же они уже сейчас собирают деньги на эти самые выборы. Любые действительно серьезные изменения не только в кадрах, но и в содержании проводимой политики могут произойти только на этом рубеже.
    



Партнеры