Четыре чемодана Африки

Папа “Gorillaz” и колдуны-креоты

22 мая 2002 в 00:00, просмотров: 213
  Заслуженный деятель брит-поп-искусств Деймон Элбарн, лидер рок-героев Англии группы “Blur” и прародитель любимцев публики мультяшных “Gorillaz”, давеча ощутил приятный, но сильный зуд. Зуд дальних странствий. Это странное ощущение внутреннего свербления не отпускало сутки напролет и день ото дня все усиливалось. Когда уж стало совсем невмоготу, Деймон забросил все дела и отправился в Мали — огромное государство на западе африканского континента. Поездку помогла устроить британская благотворительная организация, оказывающая поддержку людям в беднейших странах мира. Деймон давно “подсел” на африканскую музыку и оттого воспринял приглашение в Африку как удачный повод сделать что-то совершенно отличное от того, чем ему приходилось всю жизнь заниматься в рафинированной Европе.
     Упаковав пару дат-магнитофонов, он отправился в Бамако, столицу таинственного (для европейских туристов) государства Мали. Там он довольно быстро сдружился с местными музыкантами (менестрель менестреля всегда поймет) и стал играть с ними в маленьких барах, на импровизированных уличных концертах и даже на рынках, которые, как известно, являются бурлящим центром жизни африканских городов и деревень. Вернувшись в Лондон, Элбарн распаковал из чемоданов сорок часов звукового материала и приступил к их обработке. В результате на свет, в конце вот апреля, появился альбом “Mali Music”. Он был полностью записан на деньги Деймона, однако все собранные от его продаж средства пойдут в благотворительный фонд для помощи Мали.
     Егор Шишковский, резидент “Мегахауса” в стольном граде Лондоне, встретился с Деймоном и его новыми малийскими друзьями через пару дней после релиза этого колоритного диска.

    
     Деймон, с трехдневной щетиной, в потрепанных джинсах и майке, производил впечатление очень уставшего от славы и внимания человека. Он говорил подчеркнуто медленно, лениво, задумчиво затягиваясь сигаретой... На последовавшие было вопросы о “Blur” и “Gorillaz” он сразу отказался отвечать, объяснив, что сейчас его волнует лишь этот малийский проект. Прежде всего я попросил Деймона вернуться назад и рассказать, как именно он очутился на западе Африки.
     — Я давно слушаю малийскую музыку, которую поставляют друзья, владеющие специализированным этническим магазинчиком в Лондоне. Меня всегда привлекало сочетание различных инструментов, ритмов и созвучий в этой музыке. Как-то раз я сидел с Марком и Аланом (хозяевами этно-магазина) и невзначай обмолвился, что хотел бы что-нибудь соорудить с малийскими музыкантами. Друзья синхронно подскочили от энтузиазма. И мы уселись обдумывать, что же это мог бы быть за проект. На его подготовку и реализацию ушло целых два года, так как все делалось на мои личные деньги и в мое свободное время, в передышке между занятостью в “Blur” и “Gorillaz”.
     — Ты ставил перед собой цель увлечь свежей этнической музыкой фанатов “Blur” и “Gorillaz”?
     — У меня было две цели: собрать хоть какие-то деньги для этой нуждающейся страны — Мали — и познакомить мою привыкшую к рок-грохоту аудиторию с музыкой этой удивительной страны. Но изначально все шло от моего стремления сделать абсолютно некоммерческую запись, которая, однако, будет покупаться только из-за ее музыкальной ценности, а не из-за того, что это, мол, рок-стар Деймон Элбарн. Также я хотел сделать мой альбом как можно менее политическим. Я решил, что мои политические взгляды не могут влиять на саму музыку.
     — Ты совершил две довольно долгие поездки в Мали и привез с собой несколько чемоданов музматериала...
     — Я приехал туда с двумя дат-магнитофонами, а вернулся с сорока часами записей, включая традиционную народную музыку, многочисленные джем-сейшны малийских музыкантов со мной, а также просто звуки и диалоги, которые доносят колорит самой страны. Уже в Лондоне мы многое сократили и выкинули, чтобы довести это огромное количество музыки до более разумных размеров. Затем я сделал еще один отбор — интуитивно взял самые яркие куски из этих записей и обработал их инструментально, уже при помощи европейских инструментов — гитар, клавишных. Родилась очень странная комбинация. Я дал прослушать это своим друзьям, спросив их мнение. И им вполне справедливо показалось, что во всем этом не хватает пения. Вокала же недоставало, потому что я абсолютно не понимал, о чем люди поют в этих малийских записях. Пришлось ехать обратно в Африку. И там потрясающий музыкант Эффел довел мои муззаготовки до финальной стадии, добавив к ним свой замечательный вокал. Эта история выглядит довольно запутанно, но я доволен результатом. Все началось в Мали, затем попало в Лондон, затем снова вернулось в Мали и в конце концов опять оказалось в Лондоне. И я надеюсь, что слушатели смогут уловить в этом во всем непроизвольный тесный диалог между двумя странами.
     — В наше время, когда люди столько путешествуют, еще находятся все же страны, которые по разным причинам остаются недосягаемыми для обычного туриста. Например вот — Мали. Многие композиции на твоем диске названы в честь разных мест в этой стране — городов, деревень, даже баров. Расскажи о своих впечатлениях от путешествий.
     — Когда ты находишься за пределами знакомой тебе культуры, нужно очень чутко относиться к тем эмоциям, которые ты переживаешь, впервые попадая в столь непривычные места. Во время второго путешествия по Мали я снова проехался по уже виденным местам — и мои чувства по отношению к ним только усилились... Я очень люблю эту страну.
     — Видимо, на твоем пути попадалось много баров...
     — Да, баров было немало, но я же музыкант! И бары — это неотъемлемая часть жизни музыканта. Тем более — такие колоритные бары, как в Африке.
     — Одна из твоих композиций называется “Килла” — по имени известной деревни в Мали.
     — О, это знаменитая креотская деревня. Если кто-то не знает, креот — это человек, который в легендах и сказаниях, из уст в уста, передает историю Западной Африки: от поколения к поколению. Это очень важные люди в культуре Мали — эдакие сказатели. Было удивительно собираться вместе с ними в конце дня в центре деревни и видеть, как все жители поют, играют и танцуют.
     — Ты знаешь наверняка, куда именно пойдут деньги, полученные от продаж диска благотворительным фондом? Ведь зачастую происходят надувательство и обман даже там, где намерения чисты...
     — Деньги пойдут конкретно на помощь малийским музыкантам. Музыка в Африке очень необходимая, позитивная сторона жизни, поэтому музыканты заслуживают помощи. Вообще, музыка может принадлежать различным странам и культурам, но в то же время она принадлежит всем в мире, без исключения, вне зависимости от политических ситуаций и воззрений. Вот смотрите: Джордж Буш ведь не может поехать в Ирак, а я могу. И лишь только потому, что я музыкант.
    


Партнеры