Исход

Православные принимают ислам

22 мая 2002 в 00:00, просмотров: 250
  Похоже, Русская православная церковь переживает тяжелые дни — наступил кризис: паства стремительно разбегается кто куда. Большая часть отщепенцев “оседает” в других христианских конфессиях, но очень многие — около трети — предпочитают принять ислам. Список отечественных “эскапистов” открыл несколько лет назад московский священник, доктор философских наук, протоиерей Вячеслав Полосин. Ныне Али Вячеслав... Что это: “дань Западу” или “тяга к Востоку”? Известно, что Европа середины ХХ века “повалила” в ислам совсем не под влиянием массовой эмиграции из стран Азии и Африки. Принятие рядом западных ученых и общественных деятелей ислама было вызвано интеллектуальным бунтом, усталостью от пресловутых “буржуазных ценностей”. Лишь немногие из них стали мусульманами в результате “откровения свыше”. Но именно они проторили тропу в ислам для своих западных последователей. Одним из таких “пионеров” был французский философ Рене Генон, покинувший Париж ради Каира...
     В США исламское лобби представлено в большинстве черными мусульманами. Там ислам имеет ярко выраженный спортивный окрас. Знаменитые боксеры, равно как и легкоатлеты, охотно принимают ислам. Ислам делает людей сильнее — считают и у них, в Штатах, и в России... “Я шагнул навстречу исламу, — пишет писатель Юрий Никитин в романе “Ярость”, — потому что исламский мир больше сохранил таких понятий, как честь, верность слову, верность дружбе, готовность идти на подвиг не только за свой кошелек или свою женщину, но даже за такие абстрактные для западного человека... а теперь и для русского человека понятия, как родина, Отечество! ...Если русский человек сможет говорить с Богом напрямую, без посредников, как разговаривает с Аллахом любой мусульманин, то это прибавит ему гордости и достоинства”. Впечатляет?
     Еще более впечатляет “волевое начало” в исламе, от которого наши православные интеллектуалы подчас теряют весь свой прозелитический запал. И вправду: суровые бородатые дядьки, сжимающие в руках “калашниковы”, — они правы, потому что их учение верно, они довольствуются малым и никогда не сомневаются в идейности своих поступков, они за социальное равенство и за братство мусульман всего мира... Крепко, романтично и сродни итальянским “красным бригадам” 70-х, что боролись за слезу ребенка путем массового террора.
     А начинается все с женской тоски по сильному плечу, с ностальгии по запаху кочевий и первобытной мужественности... Однако еще раз вернемся к писателю Юрию Никитину и к его роману: “Нам нужна великая Россия! — восклицает он. — Но не может быть великой страна, где народ мелок и труслив... Ислам принимают наши русские ребята. И они сразу выпрямляют спины и гордо разводят плечи, ибо Аллаху, в отличие от нашего иудейского Яхве, нужны не рабы Божии, а гордые мюриды!”
     Недавно одним из таких мюридов стал весьма известный в прошлом православный деятель — Сергей Маркус, отсидевший за свои убеждения 10 лет в лагерях. Еще в начале 90-х он вел на “Радио России” программу “Верую”, а теперь ведет передачу “Голос Ислама”. Да и имя его стало малость длиннее: Джаннат Сергей Маркус. Если из лона РПЦ уходят такие известные люди, то что говорить о рядовом обывателе?
     Вот некоторые выдержки из опроса вновь обращенных в Московской Соборной мечети.
     Олег Посечкин, 24 года: “Православная церковь, обладающая поддержкой государства, лишена самого главного — поддержки народа. В ислам я пришел не потому, что изменил веру. Я просто искал Бога, и я Его нашел. Теперь я стал другим человеком: отказался от алкоголя и курения, к людям стал относиться лучше, а к трудностям — проще”.
     Людмила Анищенко, 55 лет: “Моя дорога в ислам была долгой и трудной. В том, что Аллах всемогущ и велик, я убедилась после неудавшейся попытки моего мужа и соседки обманом окрефстить меня. Мы уже ехали в церковь, но тут в машине все начало ломаться. Муж вынужден был повернуть домой. С того дня, как я приняла ислам, весь мир изменился для меня в лучшую сторону”.
     Как же относится к подобным явлениям Русская православная церковь?
     “Столь массовый исход я объясняю разными причинами, — комментирует ситуацию настоятель Успенского храма при Новодевичьем монастыре иеромонах Кирилл (в миру — Владимир Семенов). — Священство в подавляющем большинстве своем занято своими собственными, чисто мирскими проблемами, в частности материальным благополучием. А на работу с паствой попросту не хватает времени. К тому же внешняя политика, проводимая Русской церковью в отношении других конфессий, может напугать кого угодно. Мои прихожане, например, не понимают, почему они должны ненавидеть католиков и протестовать по поводу создания ими епархий...”
     В свое время, призывая немцев восстать против Святого Престола и засилья римского духа, доктор Лютер сподвиг их на Реформацию. Когда реформы не происходят сверху, их устраивают снизу — насильно... Хочется верить, что времена религиозных войн отошли в прошлое. Церковь нынче все больше напоминает фольклорный заповедник, а не “душу народную”, и лютеровские призывы типа “казнить смертию всех епископов и разрушить все церкви и монастыри, чтоб возвести один-единственный алтарь!” — выглядят анахронизмом. И тем не менее если священноначалие РПЦ не найдет выход из сложившегося положения, то лет через двадцать-тридцать количество православных в России сократится более чем вдвое.
    


    Партнеры