“Я русский бы выучил...“

Джордж Буш взял в руки Достоевского

23 мая 2002 в 00:00, просмотров: 596
  Отец нынешнего президента Соединенных Штатов Джордж Буш-старший, будучи вице-президентом при Рональде Рейгане, буквально не вылезал из Москвы, представляя свою страну на похоронах наших генсеков, правивших нами, как мы горько шутили, не приходя в сознание. Шутили и американцы, предлагавшие Бушу просить о постоянной прописке в Златоглавой. От этой мороки его избавил Горбачев.

И вот сегодня к нам приезжает, как поется в знаменитом цыганском романсе, “наш любимый” Джордж Буш-сын, то есть младший, “дорогой”. И, оказывается, тоже на похороны. Символичные, разумеется: хозяин Белого дома едет в Кремль на похороны “холодной войны”.

Тост за упокой

Он сам так сказал: подписание договора о сокращении ядерных вооружений США и России будет означать конец “холодной войны”. В тон ему министр иностранных дел Англии Джек Строу (что в переводе на русский означает “соломинка”) объявил, что вступление (относительное) России в НАТО — это похороны “холодной войны”. А мы-то считали, что “холодная война” дала дуба еще тогда, когда Горбачев, дай бог ему тоже многие лета, позволил убрать Берлинскую стену, эту Пизанскую башню коммунизма. Мы осушили финал “холодной войны”, хлопнув по-русски граненый стакан водки. Запад смакует ее похороны, потягивая коктейль из соломинки вот уже более десяти лет.
Конечно, и мы тоже были не без греха, позволяя покойнику хватать нас за руку, прислушиваясь к его замогильным всхлипам о том, что за великую державу обидно. Обидно, конечно, но здесь ничего не попишешь. Что с возу истории упало, то пропало. И вот визит Буша в Москву — признание наконец свершившегося факта смерти “холодной войны”. В действительности это признание не столько того, что мы справные могильщики, сколько того, что мы и строить умеем. Вместо того чтобы перманентно стоять на коленях у гроба, мы поднялись, стряхнули с колен комья кладбищенской земли и стали заниматься более полезным делом, чем гробокопательство. Вот тут-то Запад и поспешил нам навстречу, опасаясь, как бы мы не встали на ноги вполне самостоятельно. К тому же выяснилось, что мы нужны ему не меньше, чем он нам. Достаточно назвать два измерения-пароля: терроризм и нефть. Первого у Запада хоть отбавляй, второй — в обрез. Вот почему Запад во главе с Вашингтоном вполне по-хрущевски говорит сейчас “холодной войне”: “Мы тебя закопаем!” Вот почему президент Соединенных Штатов Америки Джордж Буш полетел в Москву!
Из Белого дома сообщают, что Джордж Буш, готовясь к визиту в Москву, засел за “Преступление и наказание” Достоевского. Дескать, хочет понять загадочную русскую душу. Говорят, что “Преступление и наказание” посоветовала ему Кондолиза Райс, кремленолог по профессии. И вообще, женщины, окружающие Буша, без ума от Достоевского. Первая леди, Лаура Буш, говорит, что для нее идеал времяпрепровождения — это, свернувшись калачиком на диване перед камином, читать “Братьев Карамазовых” того же Достоевского.

Ликбез в Белом доме

Тем не менее Буш послушал Конди, а не Лауру. И правильно сделал. В “Преступлении и наказании” убивают старуху-процентщицу. Так ей и надо! Это хороший урок Уолл-стриту и министерству финансов США, пытающимся придушить нас долгами. Не хотите кредитовать на божеских условиях становление новой демократической России? Ну и “Бесы” с вами.
Нина Хрущева, внучка нашего Никиты Сергеевича, которую я знал еще маленькой девочкой и которая сейчас профессор в университете “Нью Скул”, считает, что Буш должен был читать не Достоевского, а Набокова, ибо Набоков — будущее России, а Достоевский — прошлое. Достоевский — символ России мистической и националистической, символ ее особой миссии в мире. Набоков — западник, он даже двуязычен как писатель. Путин — петербуржец. Но, прописавшись в Кремле, он стал оглядываться на Петербург не столько Достоевского, сколько Набокова, не на Петербург, построенный на костях крепостных крестьян и ленинградских “врагов народа”, а на Петербург — ворота на Запад. Именно в такой Петербург и пригласил наш президент президента американского.
Сбросить Достоевского с парохода современности помимо Нины Хрущевой потребовал и рупор Уолл-стрита — газета “Уолл-стрит джорнэл”. Недавно она опубликовала статью под заголовком: “Достоевский, посторонись!”. В ней говорилось, что ныне “читающая Россия” читает уже не Федора Достоевского, а моего соотечественника, “замечательного грузина”, как когда-то Ленин отзывался о Сталине, Григория Чхартишвили, известного всей стране под псевдонимом Б.Акунин.
Мне представляется, что “Уолл-стрит джорнэл” куда ближе к истине, чем Нина Хрущева. И, будь я на месте Конди Райс или Лауры Буш, я посоветовал бы президенту США перед его визитом в Россию познакомиться не с Достоевским и Набоковым, а с Акуниным и Марининой. Они куда больше отражают будущее нашей страны и тем более ее настоящее, чем кто-либо из российских литераторов. В них мы видим Россию массовой культуры, то есть поп-культуры, являющейся свидетельством ее несомненного поворота лицом к Западу. Мы можем охать по этому поводу, сокрушаясь об эрозии вкусов самой читающей нации. Но нет худа без добра. Да и вообще высокий штиль демократии не по зубам, как Достоевский — Бушу.

Даешь окорочка вместо ракет!

Несколько дней назад в исландском городе Рейкьявике на встрече министров иностранных дел стран НАТО и России. Госсекретарь США Колин Пауэлл, брифингуя своих репортеров, то и дело оговаривался, называя россиян “советскими”. И вот, поймав себя на оговорках, Пауэлл улыбнулся и извинился: “Прошу учесть мой возраст”, — сказал он. А затем, чтобы проиллюстрировать разницу между “Советами” и новой Россией, госсекретарь США в качестве примера привел именно “ножки Буша”. Он сказал: “Меня сейчас больше беспокоит не миграция ракет, а миграция цыплят. И это очень хорошо”.
Вот и посол Соединенных Штатов в Москве господин Александр Вершбоу ставит проблемы российско-американской торговли на более высокую ступень, чем вопросы безопасности. Указывая на такое изменение повестки дня, посол говорит: “Мы все больше становимся союзниками в полном смысле этого слова”. Его больше волнует тот факт, что российско-американская торговля составляет всего лишь 1% от общего объема американской торговли, чем тысячи российских ядерных боеголовок. Он тоже кланяется в ножки “ножкам Буша”. В качестве достижения посол сообщает, что российские ветеринарные службы разрешили ввоз 100 тысяч тонн этих самых “ножек”. Для него вес американской курятины важнее веса российских ракет.
В 1998 году, когда Соединенные Штаты начали бомбить югославские города, тогдашний премьер-министр России Евгений Примаков, летевший с официальным визитом в Вашингтон, повернул свой самолет над океаном и вернулся в знак протеста домой. Спустя несколько лет Россия снова запротестовала, и ее представители вновь захотели вернуться домой. Но на сей раз причиной тому было предвзятое судейство на зимних Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити. Чувствуете разницу? К тому же Примаков вернулся, а его земляк Сихарулидзе — нет. Говорят, что президент Путин “дружески” посоветовал руководству российской спортивной делегации не валять дурака. И опять возникает параметр “ножек Буша”. Раньше конфликты в российско-американских отношениях мерились тем, что российский премьер не долетал до Вашингтона, а сейчас тем, что американские цыплята не долетают до Москвы. “Ножки Буша” и ножки российских танцовщиц на льду становятся предметом конфликтов между нашими странами. Да здравствуют такие конфликты!

Близкие натуры

Выступая на традиционном обеде Ассоциации корреспондентов, аккредитованных при Белом доме, который обычно проходит как шутейный капустник, президент Буш продемонстрировал слайд, изображающий первую леди Лауру в Овальном кабинете, стоящей близко к супругу и держащей руку на губах мужа. “Это она помогает мне произносить правильно слово “Азербайджан”, — пояснил слайд президент. Такие слова, как “Россия” и “Путин”, Буш уже произносит свободно без помощи Лауры и даже Кондолизы Райс. 18 раз встречались Клинтон и Ельцин, сентиментально клявшиеся друг другу в дружбе и братстве, но “мяса” (не цыплячьего) из этого не получилось. Нынешняя встреча Путин—Буш будет их пятой за один год, а “мяса”, хотя опять-таки не цыплячьего, наросло на скелете российско-американских отношений более чем достаточно. Этому есть и объективные, и субъективные причины. Остановлюсь вкратце на последних.
Натуры Клинтона и Ельцина сближали такие черты, как непредсказуемость, излишняя эмоциональность, тикавший в них обоих механизм саморазрушения. Буш и Путин, напротив, предсказуемы, дисциплинированны, поверяют гармонию эмоций алгеброй практицизма. Оба они физически здоровы, и в их здоровых телах заключен здоровый и здравый дух. Ельцин протягивал руку в сторону Вашингтона то с угрозами (почти как Хрущев с его “кузькиной матерью”), то за подаянием. Путин не делает ни того, ни другого. Он не “раба любви” Буша, а партнер — стратегический, и союзник — надежный. Будем надеяться, что это взаимно, прочно и надолго...





Партнеры