“Нотр-Дам” де Москва

Мюзикл №1 перешел на осадное положение

23 мая 2002 в 00:00, просмотров: 526
  Во вторник вечером “Московская оперетта” пребывала в осаде. Натиск толпы, как крепость, держал “Нотр-Дам” — русская версия всемирно известного мюзикла. И как всякое масштабное событие, это развивалось по строго определенному сценарию. Во всяком случае, премьерному спектаклю предшествовали два других зрелища.
Первое можно назвать “Бал барыг”. Второе — “Большой правительственный выезд”. Спекулянты начали дежурить у “Оперетты” за полтора часа до представления. В 18.00 максимальная стоимость билета в бельэтаж у спекулянтов достигла 6000 рублей, в 18.15 — 3000, в амфитеатр — 4000. В 18.30 цены упали до двух тысяч. Однако торговля в целом шла бойко: граждан, желавших попасть на премьеру, было достаточно.
— А в партер билетов не спрашивайте, — сказал ушлый спекуль, контролирующий “Оперетту” и МХАТ. — В партере сегодня только приглашенные.
Справедливость его слов подтверждала автомобильная пробка, образовавшаяся на Большой Дмитровке. И этот спектакль оказался нецивилизованным и вредным для публики. Потому что омоновцы и гибэдэдэшники очищали улицу для машин VIP-персон. К театру беспрестанно подкатывали джипы, “лексусы” и “мерсы”. Здоровенные охранники деловито фильтровали публику, выстраивая коридоры для начальства, потянувшегося к “Нотр-Даму” заранее, в 18.40. Министры, чиновники президентской администрации и московского правительства, председатели всевозможных комитетов шли под обстрелом камер и жестких взглядов охранников. Начало затягивалось, потому что сначала ждали Бориса Ельцина , однако экс-президент культуру принес в жертву делам. Но самое большое неуважение к артистам и публике проявил премьер Михаил Касьянов , появившийся в театре в 19.20 . Хотя чиновники такого ранга в пробках не томятся и в очередях не бьются. С появлением Касьянова дали отмашку начинать. Хотя опоздавшие из-за суеты вокруг членов правительства тянулись аж до 19.30 .
Зрелище, которое лучше смотреть не с первых рядов партера, оказалось достойным того, чтобы за него биться. Одна декорационная и световая (сценограф — Кристиан Ратц , художник по свету — Алан Лорти ) великолепная картинка сменяла другую, на фоне которой развивалась трагически-наивная история цыганки Эсмеральды, заблудившейся, как в Бермудах, в мужском треугольнике — между священником, уродом-горбуном и капитаном-красавчиком. Выбрала последнего, отчего плохо кончила — на эшафоте. В общем, “Зачем вы, девочки, красивых любите?” на зарубежном материале.
Между прочим, обращение к знаменитому советскому шлягеру не случайно. Музыка, написанная к “Нотр-Даму” Ричардом Кочанте , — необыкновенно красивая, душевная и ломающая привычные каноны бродвейского жанра, которого, по большому счету, в России знать не знают. Так что французский мюзикл в нашем отечестве просто обречен на успех: их шансон — все равно что наш. Главный хит “Нотр-Дама” — мужской терцет “Belle”, слегка похожий одновременно на советскую песню “Течет река Волга” и неаполитанскую песню “Скажите, девушки”, завоевал сердца москвичей задолго до московской премьеры мюзикла. И такими хитами трехчасовой музыкальный нон-стоп наполнен до отказа.
Самая уязвимая сторона московской постановки — это вокал. Уязвимая и в то же время героически-успешная. Хотя бы потому, что буквальная калька (стандартный принцип мировой практики перенесения мюзикла на новую сцену) обрекает исполнителей на сравнение с оригиналом. Как и во французском оригинале, женский состав оказался слабее мужского. Светлана Светикова в роли Эсмеральды подходит на эту роль по имиджу: юная (ей 18 лет), миниатюрная и даже более энергичная, чем парижская Эсмеральда — Сегара . Однако ее неровный вокал со слабо слышными низами и кричащими верхами кажется полудетским и пока что не очень профессиональным. И уж совсем не в стилистике Анастасия Стоцкая в роли Флер де Лис. Роскошная крупная блондинка поет в откровенно попсовой манере.
Рейтинг в мужском составе можно выстроить так:
Александр Маракулин в роли Фролло. Выпускник ГИТИСа (факультет музыкального театра), из “Летучей мыши”, — красивый, мощный драматический тенор. Не монах, а шикарный мистер Икс. Срывал “браво”, не закончив партии.
Вячеслав Петкун в роли Квазимодо — особый случай. Рок-манера, которой владеет солист группы “Танцы-минус”, его большой плюс. Во всяком случае, для тех, кто не видел оригинальной французской версии с французским актером и певцом Гаро, Петкун — Квазимодо на пять баллов с плюсом. Он не профессиональный актер, но драматизма в его исполнении много больше, чем у некоторых профи. Что особенно доказала финальная ария.
Антон Макарский (капитан Феб) и Сергей Ли (Клопен). Прекрасно поют, близки к оригиналу. И если первый — профессиональный актер с Щукинским дипломом, то второй — как раз тот самый редкий случай, когда талант взрос на дилетантской почве.
Рейтинг замыкает исполнитель самых красивых арий и сложных вокальных партий в мюзикле — Владимир Дыбский (поэт Грингуар).
В спектакле много открытий, в том числе автор русских текстов Юлий Ким , который больше известен своим ироническим, нежели лирическим началом.
— Да что вы, я крупнейший лирик современности, — заявил он после премьеры. — Я недавно перебирал свой архив — больше половины из пятисот стихов — потрясающая любовь.
После премьеры прямо на сцене за занавесом участники спектакля кричали “ура”, поливали друг друга шампанским, а в воздух летели не чепчики, а создатели и артисты “Нотр-Дама”.
Можно сказать, что на зарождающемся отечественном рынке мюзикла “Нотр-Дам” останется №1 — по качеству и смелости предприятия: его всегда будут сравнивать с французским оригиналом.


    Партнеры