ТРУПНОЕ ДЕЛО ПАНИ ХМЕЛЕВСКОЙ

24 мая 2002 в 00:00, просмотров: 466
  Район Варшавы — Вилянов — известен как королевский. Здесь в зелени утопает королевский замок Яна III Собеского. И здесь же неподалеку в своем двухэтажном особняке проживает королева детектива Иоанна Хмелевская, которая одна на свете знает, “что сказал покойник”. И, вообще, с этими покойниками, наводнившими ее сочинения, она, похоже, на дружеской ноге.
     — Кофе? А может, пани хочет вина? Еду не предлагаю, — говорит с порога пани Хмелевская. Так же с ходу сообщает, что не говорит по-русски, но цитирует из Пушкина: “В тот год осеньяя погода стояла долго ва дворье. Запьятая”. (Смеется.)
     У нее низкий голос, много курит, много шутит, употребляя крепкие выражения, с которыми даже переводчику трудно справиться. В доме мебели немного, а по стенам — фотографии и много-много рисунков лошадей — в фас, профиль, в разбеге...
     Разливает вино. Пододвигает нам фисташки и зеленые бобы, сообщая, что это французское вино действительно хорошее.
     — Вы согласны с выражением: “Ничто так не оживляет развитие сюжета, как наличие трупа”?
     — Это сказала Агата Кристи, и она права.
     — В вашем предпоследнем романе “Трудный труп” героиня искала его, варя макароны. Вы тоже ищете свой труп в бытовых условиях?
     — В разных. Абсолютно разных. “Трудный труп” — нетипичная для меня книжка, потому что я писала достаточно актуальную вещь про телевидение. А это для меня это — институт недоразумений.
     — При каких самых экзотических обстоятельствах вы обнаружили свой труп, то есть придумали его?
     — Я не знаю, когда мне придет что в голову. Но хорошо... Например, в прошлом году в Париже я сидела в машине, ждала моих детей, которые были еще в магазине, а на тротуаре лежал человек. И даю слово, я до сих пор не знаю, был ли он мертв или спал. Сразу что-то придумала.
     Или несколько лет назад у нас в гостинице “Марриотт” были какие-то бандитские разборки. Я тогда играла в казино и узнала об этом. Очевидно, этот труп и всплыл в “Трудном трупе”. А в последнем моем романе “Полутруп” его вообще, можно сказать, нет. У нас говорят: “Покойник есть не божчик”.
     В этот момент писательница, ее агент Тадеуш и мой переводчик Малгожата смеются над непонятной для иностранца игрой слов — божчик-небожчик, покойник-непокойник, труп-полутруп. Ну очень смешная история с трупным запахом. Не интервью, а тайная вечеря некрофилов.
     P.S. Полностью интервью с Иоанной Хмелевской читайте в новом цветном номере “МК-Воскресенье”, который сегодня поступит в продажу.
    




Партнеры