Размышления у парадного подъезда

Москва встречает Буша без марафета

24 мая 2002 в 00:00, просмотров: 511
  Роман москвичей с американскими президентами имеет длительную и поучительную историю. Их приезд означал ремонт щербатых мостовых и побитых тротуаров, покраску ворот и облупленных фасадов зданий, короче, наведение марафета а-ля потемкинская деревня.
     У отцов “образцового коммунистического города” кишка была тонка для превращения всей Москвы в потемкинскую деревню. Марафет наводился лишь на то, на что могло быть обращено око высокого гостя. Вот почему, когда президент Никсон неожиданно посетил Центральный рынок, произошел конфуз...
     Сейчас то же самое. Москвичи по-прежнему искренне интересуются маршрутами и временной пропиской американских президентов, но ждут их не как манну небесную, а как зубную боль, застряв в склеротических артериях города в своих автомобилях. У них одна забота — объезжать транспортные пробки, которые эффективно создают по маршруту следования его американского высокопревосходительства органы безопасности, наряженные в форму гаишников. Суть всех этих перемен можно объяснить так — если раньше “образцовый коммунистический город” был потемкинской деревней, то сейчас он стал глобальной деревней...
     Чтобы проверить эти свои ощущения, я решил взять краткое интервью у мэра Москвы Юрия Лужкова, которого мне удалось отловить на премьере мюзикла “Нотр-Дам де Пари”. Вот что сказал мэр: “Совершенно правильно. Никаких заборов и ворот мы не красили специально для Буша ни в зеленый, ни в какой-либо иной цвет. Эти времена давно прошли. Москва живет в своем обычном деловом ритме. Ни больше ни меньше. Ведь и Вашингтон не подмазывается, когда принимает наших президентов. По крайней мере в этом мы достигли паритета с Соединенными Штатами”. Здесь мэр лукаво улыбнулся...
     В канун прилета президента Буша в Москву все было как всегда, хотя хотели как лучше, по Черномырдину. И простые москвичи, и репортеры гадали, где остановится Джордж Уокер. Но информация сия была сугубо засекречена. Одни считали, что Буш поселится в отеле “Рэдиссон-Славянская”, как Клинтон во время своего первого визита. Другие называли “Мариотт” — опять-таки как Клинтон во время своего второго визита. Ходили слухи и о частной резиденции — называли личную обитель посла США “Спасо-хауз”, где его нынешние обитатели Вершбоу провели капитальный ремонт, украсив стены изысканной коллекцией произведений современного американского прикладного искусства. Шла речь и о правительственном особняке на Воробьевском шоссе возле Воробьевых гор и недалеко от резиденции президента Путина.
     Ни американское посольство в Москве, ни госдепартамент в Вашингтоне не отвечали на вопросы о том, какую хату избрал себе Буш в нашей глобальной деревне. Но репортерская голь на выдумки хитра. Она стала проверять степень мер безопасности главных гостиниц Москвы и быстро вычислила бушевскую “хату”. В “Мариотте” меры безопасности были самыми-самыми.

* * *

     Итак, мы уже знаем, как относятся москвичи к американским президентам. Ну а как относятся россияне к Соединенным Штатам? Если судить по данным опросов, проведенных Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), то здесь картина носит более мозаичный характер, который посложнее элементарного противопоставления добра и зла. Оказывается, только 40% опрошенных выразили хорошее или в целом хорошее отношение к США. (В январе эта цифра составляла 68%.) Количество опрошенных, относящихся отрицательно, — 41%. (В январе лишь 20%.) Усиление антиамериканских настроений ВЦИОМ объясняет олимпийским скандалом, “куриной” и “стальной” войнами, опасениями, вызванными присутствием американских “джи-ай” в Средней Азии и Грузии, и вообще “ощущением того, что США диктуют миру свой порядок”. (Естественно, хотелось бы диктовать самим. Но не по Сеньке шапка. Это уже я, а не ВЦИОМ.)
     Охлаждение россиян к США — сравнительно новый феномен. За последние десять лет (кроме 1999-го, завязанного на Югославии) позитивное отношение русского медведя к американскому орлу колебалось от 60 до 70%. Теракт 9/11 еще больше подогрел симпатии россиян к американцам. Вызвал он и повышение рейтинга самого президента Буша на 10%. (Данные Фонда общественного мнения (ФОМ).) Но затем начался спад. Многие респонденты опроса ВЦИОМ не смогли определить, кто мы с США — союзники или соперники? Растущее количество россиян — 18% по сравнению с 8% в январе — считают российско-американские отношения “напряженными”, “дружественными” — 42% (в прошлом — 62%), “прохладными, напряженными, враждебными” — 52% (раньше 34%). Только 6% опрошенных считают, что российско-американские отношения улучшаются. (В январе — 21%.) Треть опрошенных считают, что они ухудшаются, а половина — что они на точке замерзания.
     Как видим, картина неважнецкая. Тем более что по ту сторону океана наблюдается нечто прямо противоположное. По данным опроса, проведенного Институтом Гэллапа и Си-эн-эн, 80% американцев считают Россию союзником или дружественным государством и лишь 10% видят в нас недруга или врага. (В апреле прошлого года 38% считали нас врагами и 56% — друзьями.)
     Итак, получается, что у Буша на московском саммите более четкий мандат, чем у Путина. К сожалению, это так. Но, с другой стороны, радует, что, пожалуй, впервые российский президент идет впереди общественного мнения, а не плетется за ним. Идет он и впереди российской элиты, пытающейся чеканить престиж и авторитет на национализме и антиамериканизме.
    



    Партнеры