Андрей Кириленко: Хочу быть звездой

Баскетболиста НБА удивляет, когда его называют миллионером

25 мая 2002 в 00:00, просмотров: 244
  Отпуск для спортсменов — святое время. Иной раз и не хочется тормошить их, набиваться на интервью. Но о приличиях приходится забывать, особенно если узнаешь, что в Москву на летние каникулы приехала гордость российского баскетбола Андрей Кириленко, который весьма успешно провел дебютный сезон в клубе “Юта Джазз” из сильнейшей лиги мира — Национальной баскетбольной ассоциации (НБА).
     Тем более что Андрей был совсем не против уделить часть своего нерабочего времени для общения с журналистами “МК”. В Москву Кириленко прилетел с женой Машей и сынишкой Федором, которому на этой неделе исполнилось три месяца...
    
     — Андрей, как ты проводишь отпуск? — начали мы беседу с Кириленко.

     — Еще в Америке мы отправились в Лос-Анджелес. Сходили в Диснейленд, посетили голливудские киностудии, видели павильон, где снимался блокбастер “Мумия”. Теперь вот приехали в Москву, где пробудем до середины июля. А потом я улечу обратно в Америку — играть в летней лиге НБА... А пока я скучаю и не знаю чем заняться. Раньше я отдыхал две недели в году, а теперь у меня два месяца свободы.
     — И есть время потусоваться где-нибудь...
     — Вот все говорят: Москва большая — значит, друзей куча. Мы вроде только вернулись, но за несколько дней уже со всеми знакомыми встретились... Были на “Максидроме”, побывали на премьере “Звездных войн”. В Питер удалось выбраться, но и там уже всех повидал...
    
     — Вам звонит Сергей из Москвы. Андрей, расскажите какую-нибудь интересную историю, которая произошла с вами за океаном.
     — Веселых ситуаций было много... Когда я собирался уезжать в Москву, Карл Мэлоун в раздевалке спросил меня: “Андрей, какой у тебя адрес в России?” Я ответил ему: “А зачем тебе адрес?” — “Ты знаешь, я буду тебе почтой присылать мясо, чтоб ты ел и был здоровее”.

    
     В редакцию “МК” на пресс-конференцию и прямую линию с читателями Андрей Кириленко и его жена Маша Лопатова (дочка знаменитого в прошлом баскетболиста ЦСКА и сборной СССР Андрея Лопатова) пришли разодетыми “по форме”. Но не в фирменных майках “Юты Джазз”, за которую играет Андрей.
     — Долго думали сегодня утром, что нам надеть, — признался Андрей. — Решили — надо одеться все же по-баскетбольному. Формы “Юты” у нас, правда, не было, поэтому мы облачились в майки наших любимых баскетболистов: у меня это Кевин Гарнет из “Миннесоты Тимбервулфз”, а у Маши — Коби Брайант из “Лос-Анджелес Лейкерс”...
     — Перед отъездом из Солт-Лейк-Сити мы хотели купить майки Андрея, но оказалось, что все они уже распроданы, — дополнила мужа Маша. — Сейчас ждем посылку из Америки с этими сувенирами, чтобы подарить родственникам и друзьям.
     Популярен, стало быть, Кириленко за океаном. И для этого потребовался всего один сезон, но очень изнурительный — Андрей сыграл больше ста игр. Оценки — только превосходные: не зря же его пригласили участвовать в матче лучших новичков баскетбольной ассоциации. Хотя, по мнению Андрея, ему есть еще над чем работать, чтобы быть полноценной звездой...
     — В начале чемпионата мне было очень тяжело, — говорит Андрей. — Тренер “Юты” давал мне играть то две минуты, то десять. Из-за этого я дергался и не показывал всего, что умею. Но, слава богу, удалось заслужить доверие тренера, а потом оставалось лишь сконцентрироваться на игре. Приятно и то, что руководство клуба признало мой дебют удачным...
    
     — Андрей, это ваш поклонник из Москвы. Меня зовут Дмитрий. А как вы познакомились с центровым “Лос-Анджелес Лейкерс” Шакилом О’Нилом?
     — Первый раз я его увидел, когда моя “Юта” играла против “Лейкерс”. Так получилось, что в том матче я сделал практически невозможное: поставил ему блок-шот. Он это запомнил. В следующий раз мы с ним встретились перед матчем “всех звезд”. Я захожу в гостиницу, где мы должны были жить. В холле Шак давал интервью. Но тут он увидел меня и бросился навстречу с криком: “Как дела, мой брат?”. И полез обниматься. Я, честно говоря, испугался сначала: думал, сейчас он сломает меня... В общем, было приятно, что О’Нил считает меня своим братом.

    
     — Андрей, говорят, что в НБА чернокожие баскетболисты не признают белых...
     — Темнокожие игроки не замечают белого до тех пор, пока тот не накроет их бросок или не забьет через них сверху... В этом чемпионате я поставил много “горшков”, а мой блок-шот самому Шакилу О’Нилу, надеюсь, видела вся “черная” Америка. А сверху я забивал едва ли не в каждом матче... Так что в эту лигу я прописался.
     — После России сложно было привыкнуть к совершенно другим условиям?
     — Первое, что бросается в глаза, — главному тренеру никто слова поперек не скажет. Скандалы с коучем (тренером) — редкость. Не ругаются и баскетболисты между собой. Даже если ты кого-то случайно зарубил во время тренировки — извинишься перед товарищем, и все... И вообще меня очень дружелюбно приняли в “Юте”. Хотя меня пугали: мол, там играют вице-чемпионы НБА, которые не любят новичков. Но потом у меня возникло ощущение, что я играю с ними в одной команде года три.
     — Хорошо, что ты не столкнулся с подобными проблемами. А как решались бытовые вопросы?
     — В этом помогало руководство “Юты”. Когда мы только приехали, у нас даже был специальный человек, который помогал во всем. Начиная от глобальных вещей — например, арендовать дом — и заканчивая поиском спутниковой тарелки с российскими каналами...
    
     — Меня зовут Василий. Андрей, вы очень высокий. Как вы выходите из положения, когда покупаете кровать, одежду...
     — В Солт-Лейк-Сити нет таких проблем. Там есть специализированные магазины для больших, и кровати можно заказывать... Вот в России с этим тяжелее. Иногда практически невозможно найти для себя одежду по размеру.
     — Вы когда-нибудь чувствовали неудобство из-за своего роста?
     — Я считаю, что мне рост помогает. Высокие мужчины всегда смотрятся привлекательней.
     — Но вы же очень высокий.
     — Какая разница. Чем выше, тем лучше. Я же еще не толстый, я стройный.

    
     — Столица штата Юта — Солт-Лейк-Сити — тебе нравится?
     — В этом городе нет ночных клубов, дискотек. Зато с концертами приезжают многие знаменитости. Мы, например, ходили на Джанет Джексон, “U-2”, “Аэросмит”... Когда есть свободное время, ездим в горы. Мне, к сожалению, по контракту запрещено кататься на лыжах, поэтому с Машей мы гуляем в свое удовольствие... Вообще, я хотел бы как минимум полгода проводить в Солт-Лейке, а остальное время колесить по маршруту Москва—Питер — другие любимые города...
     — В Америке тебя узнают на улице?
     — Игроков “Юты” в городе знают все. Два лучших баскетболиста, Карл Мэлоун и Джон Стоктон, из-за своей популярности не могут лишний раз на улицу выйти. На кусочки разорвут... Куда бы ты ни пришел, всегда услышишь: “Привет, как классно ты сыграл!..” Это скажут, даже если ты провалил игру или просидел на скамейке весь матч... А вот в России меня забыли. На прошлой неделе нас с Машей не пускали на служебном входе УСЗ ЦСКА на игру армейцев с пермским “Урал-Грейтом”...
    
     — Привет, Андрей, это Стас.
     — Привет, Стас! Как твои дела?
     — В “МК” написали, что ты можешь рассказать, как шутит Карл Мэлоун?
     — Самая крутая шутка такая. В “Юте” я, новичок, и еще один дебютант после чемпионата должны были покупать последний завтрак для команды. Все баскетболисты написали на бумажке список того, чего они хотят съесть. Мы все это купили. И вдруг Мэлоун за едой спросил: “А где кетчуп?”. Они нарочно забыли его указать, чтобы послать меня в магазин во второй раз. Но я ему ответил, что если сразу не попросили купить, то специально за кетчупом я не пойду.

    
     — Побывав на матче российской Суперлиги, почувствовал разницу с НБА?
     — Сравнивать российский чемпионат и НБА — не имеет смысла. Хотя игра мне понравилась. А вот атмосфера вокруг матча — нет. В зале очень грязно. Такое ощущение, что находишься в каком-то заштатном Доме культуры. Обидно за родную арену, которую очень люблю.
     — Если бы армейцы играли в Америке, сколько бы матчей они смогли выиграть?
     — В первом сезоне — один или два. Во втором — десяток. А дальше играли бы так же, как аутсайдеры... Я уверен, что вся сборная России могла бы заиграть в НБА. Для этого нужны два условия: тренер должен тебе доверять и давать играть, а игроку не следует бояться звездных соперников.
     Сейчас европейский баскет все меньше уступает американскому. Олимпиада в Сиднее два года назад это доказала. Смотрите, литовцы проиграли штатникам всего два очка. Наша сборная — пятнадцать. Франция в финале — десять. У “Дрим-тим” уже нет прежнего огромного превосходства, когда они выигрывали у любого соперника очков шестьдесят и при этом не напрягались. Лично я надеюсь, что на чемпионате мира, который пройдет в августе, европейцы обыграют американцев. Если нет, так на следующей Олимпиаде — наверняка.
     — Андрей, в Америке ты участвовал в каких-нибудь рекламных акциях?
     — В тех, которые связаны с индустрией НБА, — постоянно. Есть много моих фотографий, сувенирные майки с моей фамилией, с прозвищем — “АК-47”. Кроме того, проводится уйма мероприятий, в которых я обязан участвовать. Например, открывался магазин, а я должен был полтора часа раздавать автографы, разговаривать с людьми. Или я посещал детские больницы, дарил детишкам мячи. В школах ученикам читал книжки вслух. Пусть мой английский все еще далек от совершенства, но детям это и не важно. Они рады уже тому, что находятся рядом с игроком “Юты Джазз”, у них есть возможность сфотографироваться с мной, задать вопросы о России...
     — И какой же оказался самым сложным?
     — Такой вопрос они услышали от меня — кто в России президент. Сначала никто не ответил. Потом нашелся одни умник, который как-то раз ездил миссионером в Россию.
    
     — Привет, я Ромик!
     — А я Андрюха.
     — Андрей, я занимаюсь в баскетбольной школе “Тринта”. У нас в классе все тебя обожают. Ты сможешь к нам как-нибудь в школу приехать?
     — Конечно.
     — У меня есть баскетбольный мяч с твоим автографом...
     — Здорово, а у меня есть роспись Карла Мэлоуна.
     — Клево! Ну, когда приедешь к нам, привези нам пару росписей.
     — Ну да! Я их для себя собирал. Хитрый какой.
     — Попроси у него еще.
     — Ну я же сейчас в России нахожусь, а он в Америке... Ромик, тебе сколько лет?
     — Двенадцать.
     — Сколько очков в среднем ты за игру набираешь?
     — Может, очков 18.
     — Да ты король какой-то! 18 очков даже Пол Газойль не забивает. А он лучший новичок НБА. А трехочковые ты бросаешь уже?
     — Я не всегда попадаю, но у нас есть один парень, который с середины поля иногда попадает.
     — Здорово! Его можно уже отправлять ко мне в “Юту”.
     — Он как раз хочет в НБА, к тебе в команду.
     — Думаю, что твой приятель может уже в этом году на драфт выставлять свою кандидатуру. Я поговорю с менеджером, у нас там есть как раз вакантное место.
     — Но ему тоже только двенадцать.
     — Ну и что? Он же “трешку” с середины попадает. Так не каждый может.

    
     Среди радостных событий этого года у Андрея Кириленко, пожалуй, самое главное — рождение сына. Федор, как назвали мальчика, — американец, как и любой ребенок, появившийся на свет на территории США. Но на одном ребенке Андрей и Маша останавливаться не собираются...
     — У баскетболистов “Юты” очень много детей. Например, у Джона Стоктона их шестеро, — говорит Маша Лопатова. — Чья-нибудь жена обязательно ходит беременная. И если кого-то из женщин нет на игре — значит, она рожает. Но на 3—4-й день после родов она вместе с младенцем уже идет на матч. Например, я с шестидневным Феденькой пришла на баскетбол.
     — Вы тоже собираетесь в “Юте” поддерживать традицию многодетности?
     — Я не против, — улыбнулась Маша. — Андрей, думаю, поможет мне в этом.
     — На кого похож сынишка? — спрашиваем у Андрея.
     — Личико и подбородок — Машины. Зато длинные руки и огромные стопы — мои...
     — Значит, Федя, когда вырастет, тоже будет баскетболистом?
     — Если он будет жить с нами в Америке, то вариантов и не будет. Но я против баскетбольного будущего для него. По себе знаю, насколько это тяжело, а родителям всегда хочется, чтобы детям было полегче... А сейчас я жду не дождусь, когда он подрастет, чтобы с ним играть в телевизионные приставки. Хотя Маша это не поощряет и, например, играть в домашние компьютерные игры мне запрещено.
    
     — Меня зовут Наташа, но я звоню по поручению своей сестры Марины. Мы очень страстные болельщицы ЦСКА, просто не можем жить без этой команды. Часто ходим на игры. Как ты, Андрюш, думаешь, чего не хватает сегодняшнему ЦСКА, чтобы обыграть пермский “Урал-Грейт”?
     — Тяжелый вопрос. Я считаю, что все есть у ЦСКА, чтобы обыграть эту команду. Но на самом деле “Урал-Грейт”, наверное, был сильнее моего прежнего клуба. В любом случае я остаюсь верным болельщиком ЦСКА и буду болеть за них в плей-оффе.
     — Мы с тобой солидарны. Какие шансы у нашей сборной на предстоящем чемпионате мира?
     — Я считаю, что шансы нашей сборной всегда 50 на 50. Потому что мы специфическая команда: можем выиграть у сильного соперника, даже у американцев, а вот аргентинцам и венесуэльцам, которые слабее нас, взять и проиграть... Но на чемпионате мира я приложу все усилия, чтобы выигрывать у всех и бороться за медали.

    
     — Известно, что свадебной церемонии у вас с Машей еще не было?
     — Мы расписаны официально с июля прошлого года. Сделали мы это в Москве, в Хамовническом загсе... А вот свадебные торжества не планируем. На это нужно много денег, а мы очень жадные. (Смеются.) Шутим...
     — Ну, бедными-то вас уж точно не назовешь...
     — Вот недавно в какой-то газете прочитал: Андрей Кириленко — молодой миллионер. Сначала порадовался за себя, а потом призадумался. Какой же я миллионер? Да, в Штатах по контракту мне платят миллион долларов в год, но половина уходит на налоги, надо арендовать дом и машину, обеспечивать страховку. После всех этих выплат остается двадцать долларов наличными и что-то на банковском счету... А собственного жилья у нас даже в Москве нет. Вместе с родителями Маши снимаем дом в Подмосковье. И денег на то, чтобы построить свой, тоже нет...
     — А в мировую столицу игорного бизнеса — Лас-Вегас — ты не наведывался?
     — Мы с Машей туда в Новый год отправились. Разделили 500 долларов пополам и пошли в казино. Маша проиграла все, а у меня в итоге оказалось 700!..
    


    Партнеры