ЯН АНДЕРСОН (JETHRO TULL): “МЕНЯ НИКТО НЕ УЧИЛ СТОЯТЬ НА ОДНОЙ НОГЕ!”

26 мая 2002 в 00:00, просмотров: 522
  Возможно, что в России классическая британская рок-группа Jethro Tull — состав, чье творчество предназначено для достаточно продвинутых меломанов. Тем не менее, пройти мимо факта выпуска 30 апреля (на CD) и 14 мая (DVD) концертного реюнион-альбома первого состава Jethro Tull (с гитаристом Миком Эбрахэмсом) “Songs From The Past” просто невозможно — нечасто рок-легенды такого калибра радуют ныне концертными альбомами. А кто ж откажется вдобавок к таким звуковым радостям еще и пообщаться с легендарным лидером Jethro Tull — певцом, флейтистом, композитором и мультиинструменталистом Яном Андерсоном? Однако вопрос “Трудно ли играть на флейте, стоя на одной ноге?” так и не был задан — ведь Ян не просто рок-звезда ныне, но и знатный владелец лососевой фермы... да и просто интересный собеседник. Что совершенно неукоснительно и было установлено в ходе пространного интервью.
     — Jethro Tull всегда были и сейчас остаются превосходным концертным составом, но “живых” альбомов у группы не так уж и много...
     — Я бы не сказал, что у нас мало опубликованных концертных записей. Мы же начали издавать свой концертный материал очень рано — еще в 1971-м на альбоме “Living In The Past”. И ведь кроме двух наших официальных концертников, “Live — Bursting Out” (1978) и “A Little Light Music” (1992), у нас вышла пара альбомов, скомпилированных их концертов, некогда записанных BBC для своих радиопередач. Предостаточно подобного материала можно найти и на сборниках, посвященных 20- и 25-летию группы, а еще в виде бонус-треков переизданий наших ранних альбомов. К тому же концертники интересно выпускать только тогда, когда твоя группа записывает на них всякий раз новую программу, а не одни и те же старые хиты. Хотя всю жизнь у меня было немало проблем с фирмами грамзаписи, я не могу сказать, что у Jethro Tull мало концертных альбомов. Их ровно столько, сколько надо, а может, даже и несколько больше.
     — Юбилейные сборники на 20- и 25-летие Jethro Tull были очень хороши. А почему некогда анонсированный сборник к 30-летию группы так и оказался неизданным?
     — Причина та же — разрыв наших отношений с Chrysalis, произошедший как раз накануне нашего 30-летия. Должен сказать, что в архивах группы все равно осталось не так уж много материала достойного качества, который стоило бы обнародовать. Разве что концертные записи, которые мы делали регулярно с начала 80-х — но вряд ли бы они были так же интересны, как различные студийные редкости.
     — Jethro Tull с первых дней своего существования считался очень эксцентричной группой — со странным названием и инструментарием...
     — Да это никакая не эксцентрика, а просто удавшаяся попытка заставить звучать группу по-иному, чем большинство тогдашних коллективов. Когда я начал свой путь профессионального музыканта, мне было 19 лет, и я играл на гитаре. Но я прекрасно понимал, что до звезд вроде Эрика Клэптона с моими навыками гитариста еще очень далеко. И я решил выбрать инструмент, игрой на котором я мог бы создать и свой стиль, и стиль своей группы. Поэтому я стал играть на флейте. И ведь к тому же Эрик Клэптон не умеет на ней играть! И Джими Хендрикс — тоже. Сначала про Jethro Tull говорили: “а, это та странная блюзовая группа, где певец играет на флейте!” И действительно, именно флейта, а не гитара Gibson, как у большинства составов, и сделала Jethro Tull очень заметной группой не только у критиков, но и у широкой публики. Благодаря флейте мы стали моментально узнаваемой группой — она-то и выделила нас из пестроты тогдашней рок-сцены. И даже теперь, 35 лет спустя, я не вижу известных флейтистов в мире рок-н-ролла. Оглядываясь назад, я думаю, что именно мое решение освоить флейту и привело к тому, что Jethro Tull стали такой известной группой и объехали весь мир. К тому же я горжусь званием лучшего рок-флейтиста мира! Лучшего, и чуть ли не единственного.
     — Существовал ли персонаж, ставший прототипом для вашего знаменитого сценического шоу — маниакальной игре на флейтах, стоя на одной ноге?
     — Прототипов, конечно же, не было, и меня, понятно, никто не учил стоять на одной ноге! Зато были музыканты, которые настолько много внимания уделяли шоу, что оно становилось как бы частью их музыки. И они-то и стали моими, так сказать, наставниками. В этом смысле на меня гигантское впечатление произвел Джими Хендрикс — вот уж был великий шоумен! Да и Кейт Эмерсон, работавший тогда с группой The Nice, был ничем не хуже — он стал первым музыкантом, устраивавшим такие дикие шоу со своими клавишными инструментами. Мне довелось работать и с Джими, и с Кейтом в лондонском клубе Marquee в самом конце 60-х, и вот на тех концертах я понял, как же это много значит — правильно строить шоу своей группы. Да я никого особенно и не копировал, зато Jethro Tull вскоре получили репутацию отличной шоу-группы. Мне нужен был инструмент максимально полного воплощения своей личности на сцене — им и стало шоу Jethro Tull. Но я никого не изображаю на сцене — не то что Дэвид Боуи, который всю свою карьеру только и занимался том, что играл разные роли, пусть и в рамках рок-музыки. А каков Дэвид на самом деле — никто небось не знает. Так вот, я на сцене играю только самого себя. Понятно, что мое шоу — это одно, а жизнь — совсем другое: в жизни я — малоприятный пожилой джентльмен, ха-ха! Иным журналистам даже непонятно: как такой жизнерадостный рокер, как я, может быть таким мрачным вне сцены и пребывать в дурном настроении. Но я вообще считаю очень удобным пребывать в плохом настроении. Чудеса человеческой природы, ха-ха!
     — Звучание Jethro Tull как единой группы очень трансформировалось с наступлением 80-х, и ваши классические альбомы, остались, пожалуй что, в прошлом. В чем была причина подобной эволюции?
     — Рубеж 70-х — 80-х стал эпохой второй технической революции в истории рок-музыки. Если само возникновение рок-н-ролла было тесно связано с электрогитарами марок Fender и Gibson и органом Hammond, то появление синтезаторов, сэмплеров, электронных ударных и ритм-блоков в начале 80-х дало не только совершенно новую музыку, но и вполне естественное желание музыкантов осваивать этот новый инструментарий. Возможно, все британские первопроходцы электронной музыки, такие как Гэри Ньюман, Soft Cell и Human League не так уж были интересны с точки зрения собственно музыки, зато с освоением новых технологий у них все было в полном порядке. И что оставалось делать таким группам, как Jethro Tull? Или сказать: “все это — полная ерунда, мы лучше будем продолжать играть на своих гитарах”, или попробовать освоить новые технологии звукозаписи и продюсирования и посмотреть, что они могут дать нашей группе. Мы выбрали второй путь, и все 80-е пытались инкорпорировать компьютерно-сэмплерные технологии в нашу музыку. Да, они оказались очень важны для нас, но все же не настолько, насколько мы полагали в самом начале их освоения группой. Все-таки необходимо сосредотачиваться на написании песен, а не на работе с очередным компьютером! Я так и остался “акустическим”, как я говорю, музыкантом, и для меня самое важное — работать на сцене с профессионалами своего дела, причем не даже обязательно приятными людьми. Главное, чтобы они хорошо умели играть на своих инструментах. Надеюсь, ты понял: я — за то, чтобы технология находилась под контролем музыки, но уж никак не наоборот. Пожалуй, наши эксперименты со звуком закончились с выходом альбома “Rock Island” (1989), и вот уже на протяжении почти 15 лет Jethro Tull — это группа, которая привела все современные звуковые технологии в соответствие с собственным музыкальным материалом.
     — Как удается сосуществовать Яну Андерсону, старому рокеру и лидеру Jethro Tull и Яну Андерсону — одному из крупнейших владельцев лососевых ферм в Британии?
     — Если говорить о себе, то я не ощущаю себя таким уж богатым фермером. Да, в 70-е я захотел получить более гарантированные доходы, нежели те, что дает музыка, и вложился в приобретение лососевой фермы. Тут большую роль сыграл мой интерес к сельскому хозяйству. Однако я не могу назвать себя таким уж богатым фермером — весь доход от фермы идет в развитие производства на ней, и спустя 20 лет я обнаружил, что мой интерес — не лосось, а другое промысловое существо. Я не хочу больше быть богатым фермером, разводящим лососей, а хочу быть богатым фермером, разводящим омаров или кого-нибудь еще, ха-ха! В общем, я так и не обогатился за счет своего фермерства — иногда мы теряем даже больше своих доходов, ведь рыбоводство — очень непредсказуемое занятие. Но все равно очень интересное и важное для будущего человечества. Только от продажи альбомов Jethro Tull у меня доходы все равно больше...
     — И напоследок — стандартный вопрос о Top-5 ваших любимых альбомов Jethro Tull...
     — Наш второй альбом “Stand Up” (1969) — это первая работа со стилистически разными песнями, а не просто блюзами. Затем, что очевидно, “Aqualang” (1971). Третий альбом — “Songs From The Wood” (1977), ведь это же просто эталон звучания Jethro Tull как единой группы. Затем — “Crest Of A Knave” (1987), ведь песня “Budapest” с него — один из лучших номеров Jethro Tull. И, наконец, “Roots To Branches” (1995) — просто хороший альбом безо всяких объяснений! И я хочу сказать, что мои любимые альбомы Jethro Tull — это еще и все концертные работы, поскольку наш материал гораздо лучше слушается вживую. Я предвижу, что “Songs From The Past” тоже станет моим любимчиком!
    


Партнеры