Радищев наоборот

Джордж Буш так и не усмирил “Кавказ”

27 мая 2002 в 00:00, просмотров: 567
  “Ямщик, пошел! Москва! Москва!!!” — такими словами кончается “Путешествие из Петербурга в Москву” Радищева. Джордж Буш совершил это путешествие в обратном направлении. Поэтому, несколько пришпорив фантазию, можно представить себе нашего техасского парня кричащим: “Боинг”, пошел! Санкт-Петербург! Санкт-Петербург!!!”
 
    У Радищева, оглянувшегося окрест, заныло под ложечкой от убогости российской жизни. У нашего техасского парня вряд ли заныло, хотя бы уже потому, что он совершил свое путешествие не в кибитке, а на сверхсовременном лайнере. Из стратосферы не видно, например, что Северная Пальмира не только вторая столица России, но и первая столица российской преступности. К тому же Буш прилетел в Санкт-Петербург не разбираться, а развлекаться.
     Президент Буш остановился в отеле “Астория” (“И запирую на просторе я”) в люксе, выходящем окнами на Исаакиевский собор. Путин — где ему положено по чину. Не могу не отдать должное моим коллегам из Санкт-Петербурга. Все местные газеты, помеченные 25 мая, посвятили визиту президента Соединенных Штатов минимум места, без восторженных охов и вздохов, без патоки, бальзама и елея. На первых полосах — тяжелые будни города вместо присяжного “радушный Санкт-Петербург приветствует тебя, о Джордж техасский!”. Так, например, “Санкт-Петербургские ведомости” пишут в первополосных “Зарубках на граните” о том, чего недостает городу (почти всего). Буша в этом перечне нет, хотя о его визите и сказано парой строк. А ведь 25 мая Санкт-Петербург праздновал День города, последний перед своим 300-летием. Но мои местные коллеги провели этот день под лозунгом Маяковского “Не юбилейте!”.
     Визит президента США тоже начался с тяжелой, но обязательной церемонии, и тоже связанной со страшной зарубкой войны и блокады на ленинградском граните, — посещения Пискаревского мемориального кладбища. Пройдя сквозь пропилеи парадного входа — музейные павильоны, облицованные доломитом, и центральную аллею, президенты Путин и Буш совместно возложили венок к монументу Родины-матери. Будем надеяться, что памятные слова “Никто не забыт, ничто не забыто” отозвались в сердцах обоих президентов. Во всяком случае, отзвук этих слов явно прослушивается в документах, “совершенных” в Андреевском зале Кремля, под которыми они поставили свои подписи.
     Затем последовала резкая смена декораций — с Пискаревского мемориала президенты и их супруги отправились в Эрмитаж. Прессу президенты не взяли с собой ни на кладбище, ни в картинную галерею. Поэтому могу сообщить только одно: когда Бушу показали портрет Екатерины II Великой, он мгновенно осведомился: “А где Потемкин?”, проявив знание русской истории. Вот и все мои познания о посещении президентами Эрмитажа. А жаль, даже в эпоху тоталитарного коммунизма доступ прессы к телам диктаторов-генсеков был куда более либеральным, чем ныне — к демократическим президентам. Говорю, основываясь на своем богатом личном опыте. На всех советско-американских саммитах с участием Хрущева и Брежнева группа корреспондентов, представлявших “Правду”, “Известия”, ТАСС и АПН, преследовала лидеров обеих стран буквально по пятам и подробно записывала все их реплики и разговоры. Не было ничего необычного в том, что журналисты прогуливались, например, в парке Нижней Ореанды в Ялте с Леонидом Ильичом и Ричардом Никсоном, интервьюируя их сколько душе угодно.
     “Венера перед зеркалом” Тициана не прописана в Эрмитаже. Она из Национальной галереи Вашингтона, и экспонируется в Санкт-Петербурге в рамках традиционной серии “Шедевры музеев мира в Эрмитаже”. Казалось бы, дружеский жест, приуроченный к визиту высокого американского гостя. Буш — в Петербурге, Тициан — в Эрмитаже. Но давайте вспомним историю этого великого полотна. В 1931 году советская власть продала его американскому мультимиллионеру Эндрю Меллону за бесценок. Сейчас мы обвиняем эту власть в том, что она “разбазаривала наши великие духовные ценности”, но ведь это делалось по принципу “не до жиру, быть бы живу”. Венера у Тициана вполне упитанная, а на Украине в то время голод косил людей десятками тысяч. Тогда даже “ножки Буша” воспринимались бы как роскошь, как лукуллов пир. Зеркало на полотне Тициана отражает богиню любви со своим сыном Купидоном, но сама эта картина — зеркало истории российско-американских отношений...
     Путин и Буш сперва собирались покататься на президентской яхте “Кавказ”, только-только отремонтированной на местном судостроительном заводе. В свое время строительство “Кавказа” началось для генеральных секретарей ЦК КПСС, а стал он вот яхтой президента демократической России. Но в контексте российско-американских отношений название судна звучало весьма пикантно. В последнюю минуту яхта “Кавказ” была заменена яхтой “Нью-Айленд” (что в переводе на русский означает “новый остров”)...
     Катание проходило несколько часов, корабль президентов сопровождали восемь катеров. Кроме водного кортежа по берегу передвигалось несколько десятков машин с охраной. Во время прогулки президенты еще и наблюдали праздничный фейерверк, приуроченный, правда, не к визиту Буша, а ко Дню города. Правда, специально для Джорджа Буша фейерверк производился не из Петропавловской крепости, а с Васильевского острова.
     На “Щелкунчике” в Мариинском театре, по слухам, чета Бушей, внешне восхищаясь, была несколько разочарована. Она, оказывается, жаждала “взрослого” балета, а получила “детский”. Тот факт, что известный художник Михаил Шемякин, автор декораций и костюмов, создал вместо традиционного детского сказочного спектакля мир гротесковой фантазии Гофмана, прошел для Джорджа и Лауры незамеченным. Не клюнули они и на то, что якобы “визуальное пространство спектакля удивительным образом созвучно петербургской мифологии и эстетике”.
     Буши присутствовали при воскресной службе в Главном кафедральном соборе города — Казанском. Для них было сделано исключение — бухнули в колокола и разрешили до окончания литургии осмотреть собор. А визит в Большую хоральную синагогу Санкт-Петербурга, реконструированную моим соотечественником Тамазом Сепиашвили, хочется надеяться, еще раз напомнил президенту Бушу об анахроничности поправки Джексона—Вэника — ныне первому по величине курьезу в российско-американских отношениях.
     26 мая президент Джордж Буш отбыл на своем “Боинге-747”, являющемся одновременно ВВС-1, из Северной Венеции в Париж. А Президент России Владимир Путин, сделав ему ручкой, тут же отправился в Царское Село на встречу с еще одним президентом, вернее, президентшей — на сей раз Финляндии, госпожой Халоннен. Но поскольку все пути ведут в Рим, Путин и Буш снова встретятся там на днях для подписания исторического документа, по которому Россия станет, так сказать, членом-корреспондентом НАТО. Трудно даже представить себе, какой длинный и сложный путь пришлось пройти несостоявшемуся Третьему Риму, чтобы дойти в подобном качестве до Рима первого. Эта штука, перефразируя “вождя всего прогрессивного человечества Сталина”, посильнее “Путешествия из Петербурга в Москву” Радищева!
    


Партнеры