ВЕК УЧЕБЫ НЕ ВИДАТЬ

Выпускницы-малолетки оттрубили от звонка до звонка

28 мая 2002 в 00:00, просмотров: 578
  На дощатую сцену неровным полукругом высыпали девчонки в белых фартуках и с пышными бантами. На ногах белые носочки и гипюровые гольфики. Зрителей от умиления прошибала слеза. У корреспондента “МК” тоже защипало в носу... В Рязанской колонии для несовершеннолетних большой праздник — 20 юных преступниц закончили 11-й класс.
     — Репетировали каждый день, — рассказывает одна из выпускниц, Женя. — Каждый день в семь утра в клубе репетировать концерт начинали. Были, конечно, “отрицалово” — они не ходили. А форму мы сами шьем на производстве. И в школу в платьях ходим, только без фартуков.
     В этом году одиннадцатый класс небольшой. Многие, кто сидел за кражи и хулиганство, ушли по амнистии. Остались только убийцы. Со сроками до десяти лет.
     “Школьная пора! Были мы малолетки...” — грянул переделанную попсовую песню хор девочек. В воздухе замелькали воздушные шары. А запевала пряталась за кулисами и категорически отказывалась выходить на середину сцены.
     — У нас все девочки с нарушенной психикой. После СИЗО трудно нормальным человеком остаться, — говорят воспитатели.
     Оказалось, что запевала сбилась и ей жестко за это попеняли — вот она и ушла с глаз долой.
     Под классику последних звонков “Учат в школе, учат в школе, учат в школе” в зал цепочкой просеменили первоклашки с цветами — поздравлять выпускниц. Малыши — вольнонаемные. Дети сотрудников. На первое сентября и на последний звонок мамы наряжают их и ведут в колонию.
     — Девчонки от них просто пищат. Выйдет такой карапуз стихи читать, и чем больше он картавит и запинается, тем больше им нравится, — рассказывает учительница математики Светлана Петровна.
     В центр полукруга выходит девушка с удивительно чистыми глазами и начинает петь: “Куда уходит детство...” Микрофон дрожит в руках, голос срывается, отчего песня кажется не просто грустной — трагической. “И писем не напишет и вряд ли позвонит...”
     С выбором будущей профессии в колонии проблем нет. Швея-мотористка, штукатур-маляр и овощевод. С нового года ввели специальность продавца. На сегодняшний день она самая престижная.
     — Я на швею отучилась, — говорит общительная одиннадцатиклассница Наташа, — сейчас пойду на продавца, а потом на овощевода.
     Судя по планам Наташи, сидеть ей еще немало. Осторожно спрашиваю. Действительно — еще пять лет.
     — А мне шесть, — подхватывает ее подружка.
     — Раньше контингент образованней был, к нам как-то девочка пришла — первый курс МГУ, — сокрушаются педагоги, — а сейчас многие в 14 лет читать не умеют!
     В аттестате выпускниц колониальной школы место обучения не указывают. Так что с ним вполне реально поступить в нормальный вуз. Но вопрос этот в колонии так и не решили. Как на сессию вывозить? Транспорт нужен, конвой...
     Выпускного бала у девчонок не будет. Да и вальсировать-то не с кем. Раньше по праздникам на зону приглашали курсантов местного училища. А потом кавалеры от визитов отказались.
     — Никому, — говорят воспитатели, — наши девочки не нужны...
    


Партнеры