Мистер “Пинк Флоид”— за “стеной” Кремля

30 мая 2002 в 00:00, просмотров: 964
  Одним из самых знаменательных событий в рок-н-ролльной жизни Москвы за последний месяц стал грандиозный концерт живой мировой легенды — бывшего лидера группы “Пинк Флойд” Роджера Уотерса в “Олимпийском”, которого здесь ждали с большим нетерпением уже очень и очень давно.
     И тридцатитысячная аудитория рукоплескала великому музыканту. А Уотерс приехал в Первопрестольную, как самый обычный турист. В серенькой маечке и протертых джинсах. В таком наряде музыкант и появился на четвертом этаже отеля “Балчуг-Кемпински” (где, кстати, и остановился) и так же непринужденно пообщался с прессой.
  
  
     — Я очень долго об этом мечтал, — начал Уотерс. — И это не блажь и не пустые слова… Просто исторически так сложилось, что я все время шел впереди своего времени, а может, время обгоняло меня... Но так или иначе, до Москвы я добрался только сейчас. И повторюсь: очень этому событию в своей жизни рад. Столько лет ваше Министерство культуры не пускало нас. Ужас... И вот мы наконец здесь. В общем-то, это было обоснованно: мы пели про Брежнева и про войну в Афганистане. Понятно, что нас тут не ждали.
     — Мистер Уотерс, что для вас помимо музыки приносит в жизнь настоящую радость?
 
    После продолжительного молчания:
     — Ну… очень философический вопрос, и довольно серьезный. Наверное, самое главное в жизни — найти подход к людям. В частности — научиться доверять тем, кого ты любишь. Я, если честно, просто сужу, исходя из своего личного опыта.
     — Звезды вашего ранга, пресытившись всем — славой, деньгами, — обычно ведут более размеренный образ жизни: садятся на диету, активно занимаются спортом, завязывают с алкоголем. Это про вас?
     — Я признателен Богу за мою хорошую генетику — особого дискомфорта по поводу “акклиматизации” после полувекового рубежа у меня нет. А так, конечно же, в последнее время чаще захаживаю в спортивный зал. Но от мяса ни за какие коврижки не откажусь… Очень странно, кстати, все это. Я и не думал, что вас так волнует моя физическая подготовка. Конечно, я не делаю из этого секрета — ну да, бегаю, как все нормальные европейцы, по утрам. И если вам так интересно — у меня в последнее время проблемы с поясницей. Сегодня, кстати, что-то тоже прихватило.
     — Ваш мировой тур начался с концертов в Южной Африке. Это случайность или вы преследовали какие-то свои интересы именно в этой стране?
    
— Нет, не было никакого особого контекста, просто наш тур-менеджер выбрал такой оптимальный маршрут. Южный, так сказать, охват. Хотя я лично очень порадовался за Африку. Мне было приятно там побывать, провести концерт, наконец-таки, пронаблюдать за переменами в лучшую сторону. За установлением демократии в этой стране, если в частности. И что касается России — тут практически то же самое. Я ежегодно получаю огромное количество писем и знаю, как для вас был важен мой приезд. Я говорю “вас”, имея в виду любителей настоящего рока.
     — Зрелищная составляющая вашего нынешнего мирового тура, конечно же, очень важна и интересна. Только ли на этом еще держится сегодня мистер экс-“Пинк Флойд”?
     — Я бы не сказал, что шоу настолько зрелищное. Сейчас мировые музыканты разъезжают по миру с куда более эффектными выступлениями. Кстати, в Москву я привез тот самый квадрофонический звук, какой когда-то в 60-х мы первыми начали использовать. Рок-шоу, конечно же, имеет свой определенный формат, который подразумевает использование такого рода театрализованных представлений. Но если концерт состоит исключительно из отвлекающих моментов — это уже не рок-концерт, а спектакль. Надо все-таки слушать, а не смотреть.
     — Ваша музыка с уходом из “Пинк Флойд” претерпела изменения или же вы остались верны своим музыкальным идеалам?
     — Категорическое нет. Моя надежда заключается в том, что моя музыка сможет вызвать духовные перемены в людях. На протяжении многих лет своими песнями я пытался выразить свои чувства стыда и отчуждения, а также чувства скорби, связанные с потерей отца, погибшего в годы Второй мировой войны. Я мечтаю выразить себя таким образом, чтобы это было понятно другим человеческим существам, и освятить тем самым не только свою жизнь, но и жизнь других. Вот эта связь — центральная тема всех моих песен, связь не только с другими людьми, но также с тем, что вы хотите называть Богом.
     — В ваши концерты вы включили ряд вещей “Пинк Флойд”. Таким образом вы пытаетесь “восстановить справедливость”?
     — Как-то раз я просматривал видео с концертом моих бывших коллег с одного из их недавних туров и вдруг отчетливо осознал, что они так и не поняли философии музыки “Пинк Флойд”. Как это ни странно, но и с публикой порой происходит то же самое.
    


Партнеры