Черный глаз посла Провалова

31 мая 2002 в 00:00, просмотров: 671
  Почти неделя минула с тех пор, как в Таллине прошел очередной конкурс “Евровидение”. Страсти уже утихли, сломанные копья и вырванные волосы всех, кто не в меру распереживался, утилизованы. Все давно знают: “Евровидение” — это веселый праздник китча. Таким он был, таким остался, а те, кто этому до сих пор удивляется, смешны и неуклюжи. Не стоит также разглагольствовать о том, как наших артистов опять “обидели”, не вышибли за 15-е место (в случае чего страна лишилась бы права на участие в следующем году) — и на том спасибо. Вместо этого “ЗД”, оказавшаяся в гуще событий, намерена описать то, что пережили участники “Премьер-Министра” за дни, проведенные в Таллине, и чему мы стали свидетелями.
ЕВРО-работа
     Конкурсант “Евровидения” должен быть вынослив, улыбчив и трудолюбив. Выносливость нужна для огромного количества ежедневных приемов, улыбки — чтобы раздаривать их репортерам (последних на “Евровидении-2002” было 1500 голов, и только из Германии 600), а уж без трудолюбия просто никуда. Каждый день по нескольку репетиций, и все это ради одной-единственной песенки, которую сами артисты скорее всего уже просто ненавидели. “Премьеры” в этой ситуации держались настоящими молодцами. Ежедневно, как прилежные ученики, они садились в свой “мерседесовский” микроавтобус и ехали в школу на окраине города, где их ждал специально арендованный танцевальный зальчик. И там уже ножками топ, ладошками хлоп, “Northern girl, lady ice”, по многу раз до потери пульса. Потом снова автобус, фестивальная площадка “Saku Suurhall” и опять то же самое, с той лишь разницей, что нужно одеваться и гримироваться, как на эфир.
     Вокруг одежды, кстати, разгорелись нешуточные споры. “Какое-то у вас все очень блеклое, — недовольно заметили постановщики, глядя на белоснежные наряды с российскими гербами от Юдашкина. — Может, в чайный цвет перекрасим?” В итоге цветовую гамму, конечно, отстояли, но вот отношение к телевизионщикам как-то сразу испортилось. “Эти шведы (ввиду невозможности найти на всей территории Эстонии 18 камер и два экрана, все это вместе с персоналом взяли напрокат в Швеции. — Прим. “ЗД”) нас наверняка покажут плохо, — шушукались в недрах российской делегации. — Как пить дать, все силы бросят на свою группу”. В итоге силы-то на хороший показ шведок, может, и были брошены, но только довольствовались дамы из “Afro-Dite” лишь восьмым местом — недалеко уплясали от наших.
     Вообще, благодаря репетициям иллюзии в отношении возможностей многих конкурсантов сразу развеялись. Не хочется украшать себя нимбом умника и провидца, но небеса свидетели: при взгляде на номер “премьеров” сразу осенило: амбиции на призовое место слегка раздуты, и лучшее, на что можно бы реально надеяться, — “золотая” середина. Песенка живенькая, не хуже, чем у других, а местами гораздо лучше. В то же время среди перформеров водились и значительно более зажигательные экземпляры. Это было очевидно с самого начала. Все только говорят, что “Евровидение” — конкурс песен. На самом деле многое решает постановка номера, то есть картинка. Чем еще объяснить, что на первом месте оказался ненавязчивый стриптиз в исполнении симпатичной девушки?
ЕВРО-VIP
     По правде говоря, Мадонну в Таллине никто и не ждал. Тем не менее до боли знакомые лица время от времени встречались и в клубах, и в пресс-центре. За пару дней до конкурса прибыл Филипп Киркоров . Говорили, чуть ли не по приглашению эстонского премьера. Посему визит носил прямо-таки государственный характер. Белый лимузин, смотревшийся на узких улочках старого города как инопланетный корабль, только подчеркивал важность гостя и порождал бурю восторгов типа: “Саш, да оторвись ты от пива, это ж Филипп Киркоров!” В длинном лимузине г-на Киркорова нашлось место и для Валентина Юдашкина. Автор костюмов для “Премьер-Министра” был крайне доволен всем происходящим, дарил локальной прессе улыбку усталой звезды, вальяжно прихлебывал красное вино и говорил журналистам, что “специально сделал скромные и незаметные костюмы, дабы они не отвлекали от песни”.
     По пресс-центру чуть ли не каждый день прогуливалсяЯак Йоала. Правда, узнать в нем эстрадного соловья эпохи застоя очень трудно, потому как сейчас сладкоголосый обаяшка больше похож на Че Гевару. Весь в черном, тяжелые ботинки и практически военный берет. Мысли, которыми г-н Йоала поделился с “ЗД”, тоже отдавали радикальностью: “Я, конечно, всячески помогаю организаторам этого конкурса, но представленные песни стараюсь даже не слушать. По-моему, все это мало похоже на музыку”.
     Дэйв Бэнтон , который на пару с Таналом Падаром победил в прошлом году, был настроен куда дружелюбнее. Г-н Бэнтон теперь работает сольно, старательно раскручивает свой новый альбом и явно неравнодушен к “Премьерам”. Он с удовольствием братался с ними на вечеринках и время от времени сыпал образностью в выражениях: “Не парьтесь по поводу этого приза. Представьте, что карьера — это пирог, а приз “Евровидения” — вишенка на нем. Выглядит вишенка, конечно, красиво, но на вкус сам пирог куда круче”.
     Пару раз публику порадовал своим появлением мистер Цвика Пик , автор хита “Viva la Diva”, с которым израильтянка Dana International победила на одном из прошлых конкурсов, а Филипп Киркоров круто примоднил свой репертуар. По правде говоря, г-н Пик и сам походил на диву, в рубашке с килограммом блесток и в штанах, обтягивающих не самые стройные на земле ноги. Настоящий поп-фрик.
ЕВРО-вечеринки
     Плотный график увеселительных мероприятий, сопровождавших собственно “контест”, напоминал времена расцвета рейв-культуры, когда без пати не обходился ни один день. Однако у вечеринок “Евровидения” была весьма унылая особенность. Люди на них приходили в основном работать. Первым вопросом перед “выходом в свет” был интерес к количеству камер и фотографов, а уж потом по сути: кто выступает и что наливают. Тем не менее ощущение, что жизнь била ключом, присутствовало вразумительно и стойко. Так, за один вечер наши музыканты, например, успевали отметиться в паре посольств, паре клубов, везде пофотографироваться и даже успеть встретить рассвет на море.
     А еще у “Премьер-Министра” состоялись три концерта. Первый носил вполне миссионерский характер и прошел в российском посольстве. Выступление среди столов с канапе и фаршированной щукой имело несколько странный вид, но прошло очень эмоционально. Дамы повизгивали, приплясывали и звенели бижутерией, джентльмены улыбались, подпевали и подливали себе напитков, было громко и весело. По окончании сета посол с весьма символичной фамилией Провалов обнял артистов и пожелал им занять первое место. Все жутко хохотали. Нахохотали, в общем...
     Два других концерта были коммерческими и состоялись в весьма пафосных таллинских клубах. Однако при ближайшем рассмотрении таллинский пафос оказался куда дружелюбнее московского — каменные лица были большой редкостью.
     Своеобразный итог ночной жизни “Евровидения” подвела английская конкурсантка Джессика Гарлик . “Здесь так весело, что я все время улыбаюсь, — поведала “ЗД” эта молоденькая шатенка. — У меня уже всю физиономию свело, не знаю даже, как петь буду”. На финальном концерте было тоже довольно весело, особенно в буфетах, где время от времени “выступала” пестрая компания эстонских трансвеститов. Они, видать, пришли поддержать своих македонских “Сестер”, но в итоге остались жутко недовольны мероприятием. “Я так устала слушать всю эту глупую попсу”, — томно произносил здоровенный плохо выбритый блондин, затянутый в красное платье. Окружающие активно соглашались.
ЕВРО-доходы
     “Евровидение” при правильной организации может стать весьма прибыльным мероприятием. Поэтому так радуются те страны, куда благодаря победам их посланцев конкурс отправляется. Для Эстонии прибыли оказались следующими.
     Было получено $ 706 000 в качестве прибыли от продажи билетов на сам конкурс и две репетиции. Возможность приобщиться к событию оценивалась от $300 до 1000. Девять тысяч “фирменных” маек по $ 17, 120 000 шоколадок по $2 и 4500 сувенирных бутылок с конфетами по $10, изготовленных специально по заказу и с символикой “Евровидения”, были проданы в течение недели до конкурса; $4,5 миллиона потратили участники “Евровидения” и туристы в барах, ресторанах и такси Таллина за конкурсную неделю. Обычно гости города за такое же время оставляют не более миллиона. Почти в 2 раза выросли в дни фестиваля цены во многих таллинских гостиницах.
     Если же говорить о ценностях гуманитарных, то и тут многие сестры не остались без подарочных серег. Не повезло, конечно, тем, кто оказался ниже 15-го места, а в остальном... Стране, название которой в Европе толком не знают, достался отличный PR, владельцам телевизоров — нарядное представление, городу — новехонький и весьма современный концертный зал.
     “Премьер-Министра” тоже не обделили. Во-первых, они получили отменную рекламу для своего нового альбома. Во-вторых, еще раз показали, что в России без гуманитарной помощи и спонсоров можно делать вполне среднеевропейскую поп-музыку. В-третьих, у Жана, Пита, Марата и Славы получилось потусоваться в приятном месте, с приятными людьми и с немалой пользой для своего дела. Если через год кто-нибудь из наших переживет хотя бы то же самое, в полку поп-везунчиков случится еще одно пополнение.
    



Партнеры