Непристольное предложение

Пить или не пить? — вот в чем вопрос…

31 мая 2002 в 00:00, просмотров: 677
  К старому русскому обычаю присесть на дорожку вскоре прибавится и новый: перед дальней дорогой принять на грудь. Под руководством Главного управления ГИБДД упорно проталкивается идея разрешить российским водителям… употреблять за рулем.
     Кампания “За нетрезвый образ жизни!” проводится под лозунгом либерализации общества и ликвидации остатков тоталитарного строя. Чтобы было как везде — от Австралии до Аляски, но по чуть-чуть, в пределах нормы. А ее (то есть норму) милицейское начальство, исходя из личного опыта, уже определило — 0,2 промилле алкоголя в крови.
     Если алкогольная инициатива влипнет печатной строкой в Правила дорожного движения, то обмывать нам придется вовсе не свою победу. Водитель, откушавший пивка и с невозмутимым видом (так разрешено ведь!) откровенно признавшийся, что “маленько накатил…”, будет надолго заделываться пешеходом…
Почувствуйте разницу!
     Всяк имеющий российское происхождение почему-то уверен, что его соотечественники, уважающие горькую, непременно делятся на две категории: временно трезвые и временно пьяные. Они даже не находят разницы между сутью медицинского определения “состояние алкогольного опьянения” и определения бытового — “пьяный”, “поддатый” или “выпивший”. Но им — простительно…
     Беда в том, что в заблуждении нередко пребывают и врачи (а чаще всего — сотрудники ДПС), проводящие освидетельствование: они тоже в упор не замечают различий между состоянием опьянения и фактом употребления алкоголя . И посему всякого, кто приложился к горлышку, считают однозначно пьяным.
     Почувствуем разницу! Слушателей разведшкол, например, весьма успешно обучают “пить и не пьянеть”: сдавшие на эту тему экзамен разведчики отличаются тем, что при наличии весьма солидной порции алкоголя в крови они трезвее, чем после употребления чая. То бишь факт употребления налицо (по клиническим признакам — запах алкоголя изо рта, покраснение физиономии и т.п.), а признаков опьянения нет — говорят членораздельно, соображают быстро, ходят ровно!
     Таким образом, проводя черту между состоянием опьянения и фактом употребления алкоголя, сделаем первый и самый важный вывод: состояние алкогольного опьянения характеризуется нарушением способности контролировать свое поведение. То есть когда водитель смело едет на красный, робко стоит на зеленый и промахивается при заезде в гараж, представляя тем самым реальную угрозу коллегам по “баранке”. Если же способность к самоконтролю им не утрачена, можно говорить лишь о факте употребления алкоголя. И не более…
     Заметим также, что, ссылаясь на зарубежный опыт, милицейские генералы лукавят. Почти во всех европейских странах основным показателем опьянения является содержание алкоголя в крови, а не психофизическое состояние водителя. То есть результат анализа, а не поведенческие реакции. Это значит, что в большинстве развитых стран процедура выявления пьяных водителей с огромной степенью вероятности допускает привлечение к ответственности невиновных на вполне законных основаниях. Как это ни парадоксально, с точки зрения защиты прав человека отечественная (и, может быть, еще американская) методика и критерии определения алкогольного опьянения являются наиболее близкими по духу ко Всеобщей декларации прав человека.
     Но подведем итог: поскольку существует очевидная граница между “выпил” и “пьян”, категорически нельзя считать, что наличие свыше 0,2 промилле алкоголя в крови превращают водителя в камикадзе. Ибо выпил еще не значит — пьяный.
     Однако, несмотря на то, что административная ответственность наступает только за управление в состоянии опьянения, а не за употребление спиртного (!), вечная путаница в понятиях уже давно обрекла ходить пешком сотни тысяч человек, лишенных права управления за…
     А, собственно, за что?
Русский немцу не… швед
     За многолетнюю медицинскую практику достоверно установлено: у наших сограждан в силу множества социальных, природных и физиологических факторов состояние алкогольного опьянения наступает, как правило, при наличии в крови не менее одной промилле. Иначе говоря, после стакана водки швед или немец отключается на пару часов раньше, чем наш закаленный собрат.
     Утверждения милицейских генералов о том, что можно смело брать на грудь одну бутылку пива (что составит якобы примерно 0,2 промилле алкоголя в крови), не более чем симптомы белой горячки. Ведь и среди соотечественников есть и свои “шведы”, и свои “немцы” — одна бутылка далеко не одинаково расшатывает всех и каждого. А это значит, что даже при наличии в крови всего 0,2 промилле разбитый усталостью водитель может стать опаснее здоровяка-тяжелоатлета, заложившего за воротник… 2 литра водки.
     Более того, по мнению врачей-наркологов (но вовсе не тех, которые работают в паре с инспекторами ДПС), установить наличие 0,2 промилле в крови почти невозможно. Во-первых, даже в условиях специально оборудованных медицинских лабораторий достоверному выявлению поддается “доза”, лишь превышающая 0,3 промилле. Во-вторых, с 1989 года отечественная медицина (во избежание эпидемии СПИД) у водителей-алкоголиков высасывает кровь на анализ только в исключительных случаях — как правило, когда “клиент”, не дождавшись экспертизы, вусмерть припал к Морфею. Стало быть, генералам, жаждущим нашей крови при освидетельствовании, придется довольствоваться исключительно опосредованными пробами выдыхаемого воздуха, мочи и слюны.
     Очень сомнительно, что все они, имеющие колоссальные погрешности (не генералы, а пробы), способны отразить реальную картину психофизиологического состояния водителя. Ведь известно, что работа алкометров основана на принципе разности плотности крови и выдыхаемого воздуха. Однако если плотность воздуха можно считать более-менее постоянной величиной, то плотность крови у наших сограждан разная и отличается по вязкости чуть ли не в два раза. И зависит от пола, возраста, физической закалки и даже места жительства — у берега моря или в горах Кавказа.
     Именно поэтому в алкометры заложены усредненные показатели, благодаря которым можно обвинить в состоянии опьянения невиновного и оправдать виноватого.
     Анализ же мочи вообще не имеет прямого отношения к состоянию опьянения, ибо продукты распада алкоголя попадают в мочевой пузырь далеко не сразу после употребления спиртного — можно накатить от души и по анализу мочи пару часов считаться абсолютно трезвым! И наоборот: алкоголь может находиться в пузыре до суток, в то время как уже давно выветрился из головы.
     Анализ слюны тоже не слишком объективен: жвачка, майонез и даже газированная вода заставят алкотестер заложить пациента со всеми потрохами. Кстати, о майонезе: обожравшийся водитель, равно как и заморенный голодом, представляет не меньшую опасность, чем водитель пьяный, ибо имеет реакцию, сниженную едва ли не на треть!
     Делая второй важный вывод, отрубим сплеча: тест на наличие алкоголя в крови отечественная медицина не проводит, стало быть, обнаружить что-либо именно в крови почти невозможно. Остальные же тесты — подуй, достань, пописай — грешны, как деревенский поп…
Пить по Стендалю: пить красное по-черному…
     Нериторический вопрос: стоит ли гаишным генералам, проталкивая под лозунгом “Все для водителя!” минимальную дозу употребления алкоголя, так тужиться, если биохимические критерии опьянения были установлены еще в… середине прошлого века! Минздрав СССР 24 ноября 1954 года издал приказ №523 “О мерах улучшения экспертизы алкогольного опьянения” и пресловутый порог опьянения, начиная с которого граждане считаются пьяными , определил не в смехотворные 0,2, а в ОДНУ целую промилле. То есть в цифру в пять раз выше предложенной главным гаишником страны и обозначающей тот порог содержания алкоголя, который обнаружить вполне реально!
     Таким образом, делая якобы шаг вперед и продвигая популистские, на первый взгляд, предложения, гаишное ведомство в действительности совершает пять шагов назад. И если милицейская авантюра состоится, число проштрафившихся водителей возрастет пропорционально заниженной допустимой норме алкоголя, то есть минимум в пять раз! Потенциальными правонарушителями в один день станет половина жизнеспособного населения страны, управляющая транспортными средствами, ибо пьяными придется признать и тех, кто надушился одеколоном, и тех, кто махнул бутылку кваса.
     Несомненно, пропорционально “норме” возрастет доход самой “малоимущей” части сотрудников МВД, а показатели их работы вознесутся до внеочередных званий, премий и продвижения по службе. А ровно через месяц, когда лишать водителей права управления будут иметь право лишь суды, заваленные подобными делами, судьи постараются спихнуть рассмотрение пьяных дел опять на ГИБДД.
     И к праздничному столу с деликатесами, таким образом, вернется отлученная от него милицейская очередь…
За что пьем?
     А пока гаишная провокация не обрела черты дополнений к ПДД, самое время поднять тост.
     За то, чтобы обыкновенному водителю, прежде чем сесть за руль, не приходилось (от греха подальше) бежать к наркологу и проверять: не хлебнул ли он сегодня лишнего… За то, чтобы не пришлось возить с собой дорогостоящий, но не слишком надежный (способный в любую минуту подвести) алкометр… За то, чтобы инспектор на дороге не высасывал обвинение из пальца…
     А значит, за то, чтобы с пьянкой за рулем все было как есть.
     Нельзя так нельзя…
     Всегда трезвый, но в будущем, возможно, злостный нарушитель
    


    Партнеры