Стальные войны и ножки буша

ДОНАЛЬД ЭВАНСТОРГОВЫЙ ИГРОК

1 июня 2002 в 00:00, просмотров: 250

Дональд ЭВАНС – один из главных «торговых игроков»
в команде президента Соединенных Штатов Америки Джорджа Буша. Он поддерживает прекрасные личные отношения с ведущими деловыми торговыми чиновниками в нашей стране и считает, что Россия
и Соединенные Штаты вполне могут как минимум удвоить за этот год взаимный товарооборот. Это интервью обозреватель «ДЛ» в США Юрий Сигов взял накануне российско-американского саммита в Москве.

Господин Эванс, в российско-американских торговых отношениях в последнее время постоянно возникают какие-то нестыковки. То «стальная война» разгорится, как прошлая «холодная», то «ножкам Буша» в Россию хода нет, а сама Америка почему-то не хочет признать очевидный факт, что Россия – давно уже не Советский Союз и у нее совсем другой, нежели прежде, экономический уклад. С чем связаны, на ваш взгляд, все эти проблемы?
– Я думаю, что в подобных вопросах очень многое зависит от степени взаимопонимания друг друга. Мы ведь много лет смотрели друг на друга исключительно через призму недоверия и подозрительности. В то же время там, где присутствует доверие, можно много сделать, в том числе в сфере торговли и частного бизнеса.
К примеру, у меня установились очень доверительные и прочные отношения с российским министром экономического развития и торговли Германом Грефом. Мы перезваниваемся постоянно, держим, так сказать, руку на пульсе развития двусторонних отношений, и что самое главное – если он и я решаем совместно конкретными усилиями продвигать какие-то проекты, то именно на взаимном доверии многое у нас получается.
«ДЛ»: Насколько проблема так называемых «ножек Буша» осложнила климат доверия между нашими странами? Сейчас острота проблемы вроде бы приглушена, но конфликт может возобновиться в любой момент. К тому же не секрет, что в России многие по-прежнему считают, что Америка сбрасывает нам то, что самой не нужно, и мы просто идем на поводу у США в данном вопросе.
– Я так не думаю и с таким подходом, что мы России что-то сбрасываем не согласен. Мы в свое время обсуждали эту проблему в правительстве США, встречались с рядом наших и российских предпринимателей, в вашем правительстве были переговоры, потом говорили на данную тему наши президенты – Джордж Буш и Владимир Путин. Думаю, что в результате всех этих переговоров и размышлений найдена неплохая форма взаимовыгодной работы, были конструктивно обсуждены те вопросы, которые возникали у российской стороны, и в дальнейшем в этом вопросе серьезных и непреодолимых трений, на мой взгляд, быть не должно.
«ДЛ»: Россия требует от США в качестве некоего знака доброй воли поддержки на вступление в ВТО. Соединенные Штаты устами своих первых лиц вроде бы не против такой идеи, но все как-то уж очень медленно движется. Разъясните: поддерживают Соединенные Штаты Россию в ее стремлениях вступить в ВТО равноправным партнером или в Вашингтоне этот вопрос все еще не решен?
– Процесс вступления во Всемирную торговую организацию любой страны – это отнюдь не рутинное дело администрации Белого дома, а четко прописанная международная процедура. Мы уже говорили – Вашингтон за то, чтобы Россия вступила в ВТО полноправным партнером и стала важным членом этой организации. Со своей стороны мы делаем все возможное, чтобы такое вступление произошло как можно быстрее. В то же время в данном вопросе немало зависит и от России – когда и в какой форме основные параметры российской экономики на вступление в ВТО будут четко соответствовать требуемым критериям.
«ДЛ»: С этой же проблемой напрямую связана и другая постоянная головная боль в наших отношениях – придание России в США статуса страны с рыночной экономикой. Здесь-то как раз многое зависит от позиции вашей администрации, а не от международного сообщества. Однако если посмотреть непредвзято, то администрация Белого дома вроде бы говорит «мы – за», а вот конгресс – достаточно твердо возражает. Почему так происходит?
– Хочу пояснить важную деталь: наш конгресс не возражает против придания России статуса страны с рыночной экономикой (то же касается и снятия с России действия поправки Джексона–Вэника), но нельзя торопить естественный процесс. В конгрессе идут слушания, данный вопрос обсуждается, и просто невозможно дать ни мне, ни нашему президенту какой-то график того, когда подобный статус будет за Россией закреплен.
Да, администрация президента Джорджа Буша высказалась за то, чтобы Россия получила статус благоприятствования в торговле с Соединенными Штатами. Мы же хотим и того, чтобы с России была снята поправка Джексона–Вэника, которая явно не соответствует развитию наших торговых отношений на этом этапе. Но в любом случае конгресс – та структура, которая принимает подобное решение. Когда там проголосуют и решат эти вопросы – исключительно прерогатива конгрессменов, и никто не имеет права давить на них, когда и что им делать.
«ДЛ»: В последнее время в правительственных документах Соединенных Штатов Россия рассматривается как возможная альтернатива по поставкам нефти в США в связи с кризисом на Ближнем Востоке и угрозами терроризма. Насколько, по вашему мнению, энергетическое сотрудничество России и вашей страны реально и что могут от него получить обе стороны?
– Соединенные Штаты уже гарантировали инвестиции в размере $700 млн. в проект «Сахалин-1», на повестке дня – ряд других важных энергетических проектов.
Во многом именно стремление сотрудничать в сфере энергетики привело к тому, что на эту осень мы планируем проведение в Хьюстоне большого американо-российского энергетического форума. Туда мы хотим пригласить руководителей как государственных структур, так и частного энергетического бизнеса для обсуждения возможных вариантов взаимной кооперации и осуществления совместных российско-американских проектов в области нефти и газа.
Кстати, сотрудничество США и России в этой сфере могло бы быть успешным на рынках и третьих стран. Оба наши президента поддерживают такой вариант сотрудничества, и я думаю, саммит двух президентов в России подтолкнет эти связи.
«ДЛ»: А что планирует делать Америка с экспортом российской стали? Будут ли какие-то радикальные подвижки со стороны США или наши две страны по-прежнему будут находиться в состоянии перманентной «стальной войны»?
– На мой взгляд, в «стальном вопросе», хотя он и очень непростой, уже найдены взаимоприемлемые решения. Россия, как известно, вышла из всеобъемлющего соглашения по стали, и в то же время мы увеличили квоты российских слябов на наш рынок. Дальнейшие же шаги будут зависеть от того, получит ли Россия статус страны с рыночной экономикой. В этой ситуации некоторые взаимные положения, которые сейчас работают только в одной плоскости, могут быть по взаимному согласованию сторон пересмотрены.
«ДЛ»: Насколько Россия и США в ближайшее время могут увеличить двустороннюю торговлю и расширить совместный бизнес? Ведь только и слышно, что именно в сфере бизнеса наши страны явно отстают по сравнению с политическими контактами между Москвой и Вашингтоном…
– Доверие, которое было установлено на саммитах между нашими президентами, помогает сейчас решать много вопросов, которые еще пару лет назад были в состоянии застоя. Тем не менее я считаю, что надо активнее работать в этом направлении не только правительственным структурам, но и частному бизнесу. Больше российских и американских компаний должны выходить напрямую друг на друга, работать над совместными проектами – причем не только в России и США, но и на рынках третьих стран. А потенциал для этого есть, главное – его разумно использовать.



    Партнеры