В отсутствие прорыва

1 июня 2002 в 00:00, просмотров: 281

Главный итог встречи Путин–Буш в том, что президентами обеих стран была создана хорошая атмосфера для дальнейшего сотрудничества всего чиновничьего аппарата. Чиновники по обе стороны океана теперь перестанут пытаться смотреть друг на друга сквозь прицелы или темные очки и будут, по крайней мере, стремиться доказать свою лояльность курсу президентов, сотрудничая, не подставляя ножки друг другу. Никаких других прорывов в наших отношениях пока ожидать нельзя. Мы только начинаем движение по преодолению периода сосуществования в качестве полупротивников-полупартнеров, начавшегося с окончанием «холодной войны».
Напомню, что термин о стратегическом партнерстве между США и Россией выдвигался уже в начале прошлого десятилетия, но, к сожалению, из этого мало что получилось.
На нынешнем этапе должна быть стратегия малых шагов: наращивать потенциал полезного сотрудничества в тех областях, в которых это возможно, и обходить по мере сил вопросы, по которым у нас существуют разногласия, не носящие принципиального характера. Показательным примером такого рода ненужных дискуссий являются недавние споры по поводу экспорта стали и импорта «ножек Буша», которые в конечном итоге были решены к взаимному удовольствию сторон, но чуть было не сорвали договоренности по вопросам, которые были не в десять, а во сто раз более важными.
На мой взгляд, наиболее эффективной промежуточной целью, к которой стоит стремиться, является создание постоянно действующего наднационального союза безопасности, который занимался бы не борьбой со старыми вызовами, а определением и прогнозированием новых. Речь идет об угрозе распространения ядерного оружия, глобального терроризма и, может быть, о последствиях нестабильности в целом ряде регионов мира. Как ни парадоксально, этот альянс должен носить консервативный характер, поэтому напрашивается аналогия со Священным союзом. Созданный на волне победы над Наполеоном, он способствовал не только подавлению революции, но и установлению мира в Европе на многие десятилетия.
Говоря в последние годы об угрозе терроризма, распространения оружия массового уничтожения, мы обращали внимание лишь на верхушку айсберга. Между тем под «темной водой» скрываются десятки стран, в которых созданы и работают лаборатории для изготовления средств массового поражения. В более чем сорока странах построены ядерные реакторы, которые могут производить оружейный плутоний. Многие из этих стран нестабильны и непредсказуемы в своей политике. Президенты России и США договорились о противодействии этой новой угрозе, притом что США становятся фактически лидером в этой новой антитеррористической коалиции. Но вопросы все равно остаются. Прежде всего – какую форму примет эта коалиция. Пока намечены лишь некоторые контуры и направления такой работы.
Президенты также говорили о тесном взаимодействии в области энергетики. Проблемы опять же в том, как это будет претворяться в жизнь.
Хотелось бы, чтобы созданный союз между Россией и странами НАТО, равно как и попытки модернизации Совета Безопасности ООН, привел к появлению эффективного инструментария борьбы с новыми вызовами стабильности в мире. Мне кажется, что НАТО будет очень сложно преодолеть свою инерцию: это организация, нацеленная в прошлое и ориентированная на европейскую безопасность. А СБ ООН требует модернизации, поскольку статус единственной легитимной мировой организации, занимающейся международной безопасностью, требует качественно нового подтверждения.
Улучшив отношения с США, мы тем самым в определенной степени придали и новый импульс трудному, но многообещающему сотрудничеству с Европейским союзом, которое не настолько завязано на взаимодействии в области безопасности. Хотя и в этой сфере возможно налаживание взаимодействия в рамках создания Союза внутренней безопасности Европы. Россия и ЕС могут также нащупать совпадения в таких вопросах, как борьба с терроризмом, с международным криминалом, незаконной миграцией. Налаживая долгосрочный диалог с США, не стоит забывать о том, что сближение с ЕС, возможная интеграция в «Союз золотых звезд» – это наша стратегическая цель. Не исключаю, что итоги саммита Путин–Буш возбудят в Европе определенную ревность и заставят брюссельских бюрократов не только более интенсивно развивать с нами сотрудничество, но и пойти на ряд компромиссов.
Очевидные уступки США по целому ряду вопросов и авторитет президента Владимира Путина заставят временно примолкнуть ту часть российской элиты, которая выступает против курса на сближение с Западом. Хотя недовольные все же останутся. Большая часть российского экономического класса особо не стремится к честной интеграции с внешним миром. Ведь она требует и новых правил игры, транспарентности бизнеса и более активной и жесткой конкуренции.
В ходе саммита много раздавалось вопросов по поводу того, когда же будет переход к экономической составляющей сотрудничества. Однако на первом этапе действительно на первый план вышла геополитика. Россия должна заниматься своими делами, чтобы через пять–семь лет стать гораздо более сильным, более привлекательным партнером – и политически, и экономически. А для этого надо проводить реформы, улучшать инвестиционный климат, обеспечивать более интенсивный рост экономики, бороться с коррупцией и бандитизмом. Нам важно избежать состояния эйфории и не растратить накопленный уже багаж сотрудничества собственным бездействием и демонстрацией неспособности активно бороться за реализацию своих интересов.





Партнеры