Юрий Васильев: Клёво бывает и без клёва...

2 июня 2002 в 00:00, просмотров: 306
  Известный актер Театра сатиры Юрий Васильев никогда не сидит без дела. Помимо активной работы на телевидении и в театре, где Юрий Борисович репетирует в спектакле “Таланты и поклонники”, Васильеву не дают покоя лавры режиссера. Вслед за успешным дебютом — мюзиклом “Секретарши” — актер готовит к выходу свой второй спектакль “До встречи в Венеции” с Михаилом Державиным в главной роли. А театральный сезон актер завершает гастролями в Америке, куда труппа Сатиры отправилась на прошлой неделе.
    
     —Юрий, расскажите о предстоящих гастролях.
 
    — “Наши” американцы называют их беспрецедентными. Ведь обычно на гастроли в Штаты выезжают маленькие антрепризные спектакли, а здесь — почти 30 человек. Конечно, ощущения не очень светлые после произошедшего 11 сентября, но все равно радостно, что Америка и проживающие там русские увидят спектакль “Андрюша”, посвященный Миронову, которого они до сих пор чтят и любят.
     — Вы надолго покидаете Россию?
   
  — На 15 дней. В нашем графике Нью-Джерси, Нью-Йорк, Детройт, Бостон, Чикаго, Кливленд и Торонто, где мы отыграем 8 спектаклей. Надеюсь, что будет время на отдых и я успею что-нибудь посмотреть, например, мюзикл на Бродвее или один из отборочных матчей по хоккею или баскетболу.
     — Скоро начнется чемпионат мира по футболу. Вы страстный болельщик?
     — К каждому матчу готовлюсь очень основательно: надеваю майку сборной России, ставлю безалкогольное пиво, достаю рыбку, включаю телевизор и думаю: “Сейчас они доставят мне истинное удовольствие…” А потом... начинается! “На какой хрен они поехали, лучше бы эти деньги детскому футболу пожертвовали!” — кричу я. Но вне зависимости от результата я всегда переживаю за сборную. Причем в театре таких, как я, много. К примеру, Георгий Павлович Менглет был активным болельщиком. У него было три страсти: женщины, театр и футбол. Поэтому он прекрасно знал все составы и всегда комментировал, если в дубле появлялся новый человек. Но самым важным было для него присутствие на юбилее футболистов ЦСКА, потому что Менглет был предан армейцам. Как только начнется чемпионат мира, спектакли будут идти быстрее. Несколько лет назад во время очередного чемпионата мы со Спартаком Мишулиным играли спектакль. Прямо на сцене стоял телевизор “Юность”, где шла прямая трансляция футбольного матча, который Мишулин смотрел параллельно, разговаривая со мной. По ходу пьесы я шепотом спросил у него: “Ну, как?” А он, не стесняясь публики, громко ответил: “Спартак” ведет 3:1. Все хорошо. Играем дальше...” Мужчины, сидевшие в зале, заметно воодушевились.
     — Я слышала, что вы преподаете в школе для плохослышащих детей?
     — Это был один из этапов моей жизни. Я прохожу стадию разной педагогической деятельности, потому что мне это интересно. Я преподавал 7 лет в Щукинском училище, а потом 2 года в цирковом. А меня пригласили поставить отрывок в центре искусств, где учатся глухонемые дети.
     — Сложно с ними работать?
     — Поначалу я общался с ними через переводчика, но потом мы нашли общий язык и понимали друг друга без слов. Я ими восторгался, потому что они по-настоящему талантливые, гениальные люди. В них столько жизни, недосказанности, которую они несут в этот мир через глаза и жесты.
     — У вас есть взрослый сын. Он пошел по стопам отца?
     — Его карьера началась в два года, когда он снялся в фильме “Город над головой”, где сыграл моего сына. Тогда Саша проявил потрясающие профессиональные качества, потому что на уровне настоящего артиста выполнял все требования режиссера и оператора. Однако сцена влекла его куда меньше, нежели музыка. С детства в Сашином репертуаре были все песни, которые любили мы с женой: Челентано, Хулио Иглесиас. Был смешной случай, когда я впервые привел его в театр. Мне нужно было уходить на репетицию, и я, оставляя его на попечение девушек из бухгалтерии, сказал: “Если захочешь в туалет, сообщи им об этом”. Когда я вернулся, все бухгалтерские ведомости были, извините, описаны. Увидевшая это безобразие Ольга Александровна Аросева спросила: “Саша, что это такое?” На что сын ей ответил: “А хотите, я вам Челентано спою?” Короче, задатки у парня были. Сейчас Саша играет в группе “Сахарная мама” и занимается в пятом классе музыкальной школы, совмещая с учебой на юридическом факультете в Московском международном университете.
     — Жена не ревнует вас к театру?
   
  — Галя никогда не вмешивается в мои дела и не пасет меня, как другие жены. Она замечательная. Я ее очень люблю, она мой самый лучший друг и самая потрясающая любовница. Сейчас у нас удивительный период в жизни. Мы вместе уже 22 года, и за это время было всякое: притирка, борьба за лидерство, финансовые проблемы. А сейчас наступил покой, потому что каждый из нас занимается своим делом. Я предоставляю ей возможность ухаживать за цветами на даче (это ее хобби), она мне — заниматься творчеством.
     — Но в театре много не заработаешь...
    
— Я не богатый человек, но сейчас, впервые за много лет, мне хватает на жизнь. Раньше я все время жил в долг. А иногда нам с семьей просто нечего было есть. На премьеру своего первого спектакля “Секретарши” я шел пешком от дома, потому что не было даже пяти рублей на троллейбус.
     — А как же реклама, за нее хорошие деньги платят?
   
  — Когда я в первый раз снимался в рекламе, я не спал три ночи. Мне было стыдно. Когда я получил 2 тысячи долларов, проклял государственную систему и не выходил двое суток с “Мосфильма”. Было ощущение, что меня облили грязью. За какую-то “фигульку” мне заплатили годовую зарплату, а в театре, в котором я практически ночую, получаю всего 200 долларов. Я понимал, что Миронов никогда не стал бы сниматься в рекламе...
     — Миронов для вас авторитет?
   
  — Безусловно, я считаю его своим учителем по театру. Я попал в Сатиру в тот момент, когда у Плучека и Миронова был конфликт. Поэтому меня ввели в шесть спектаклей, где играл Миронов, на главные роли. Это был очень опасный момент, потому что другой актер скорее всего начал бы меня давить. Но не Миронов. Он почему-то проявил ко мне интерес.
     — Говорят, что за границей Андрей Александрович буквально сорил деньгами?
    
— Миронов особо не считал деньги. Кто-то копил на болоньевый плащ, а кто-то пользовался услугами сервиса. Миронов принадлежал к числу последних. Он был одним из немногих, у кого была машина “БМВ”. Помню, я шел в театр, он подъехал и сказал: “Ну что, брат, садись, прокатимся”. И мы поехали по Москве.
     — А вне театра вы общались?
     — Нет, я не хотел навязываться. Он был закрытый человек, но не настолько, чтобы не видеть моих трудностей. Однажды он взял меня на гастроли в Тирасполь, где случилась забавная история. После концерта Миронов спросил меня: “Где, вы думаете, можно достать водку?”. (Хотя до этого мы пили на брудершафт, я не смог перейти с ним на “ты”.) Я говорю, наверное, на вокзале. Когда мы приехали, буфет уже был закрыт, но мы все равно решили постучаться. Высунувшаяся из окна тетка нам кричит: “Поворачивайте отсюда!” И вдруг она видит Миронова, меняется в лице, расплывается в улыбке, открывает дверь и поет, протягивая бутылку: “А ба-боч-ка...” Мы быстро схватили водку и уехали.
     — Как вы пережили смерть Миронова?
    
— Он мне несколько раз говорил: “Ну что, преемник, будете меня ногами вперед выносить?” Но я действительно нес гроб. И поверить в это не мог. Это был кошмар. Сначала умер Папанов, а на девятый день — Миронов. После их смертей театр для меня стал наваждением. Все говорили, что я следующий. Дошло до того, что у меня случился нервный стресс, и я уехал лечиться в Новосибирск. Я свято отношусь к Андрею Александровичу и 8 марта всегда езжу на кладбище. Мы не были друзьями, но это мой учитель.
     — Как получилось, что вы оказались на телевидении?
     — На ТВ меня пригласил Сергей Супонев, с которым мы очень дружили. Сергей знал, что я снимался в детских фильмах и прекрасно отношусь к детям, поэтому позвал вести программу, которую раньше вел Женя Дворжецкий. За два дня я записал 18 программ, но они, к сожалению, не вышли — случилась неприятная история с финансами.
     — Сейчас вы ведете передачу “Сами с усами”, как вы попали туда?
     — Опять помог Супонев. Он позвонил и сказал: “Юр, есть работа для тебя”. После первого показа рейтинг передачи был выше вечерних новостей. И Серега был счастлив.
     — После эфира вы стали очень узнаваемым. Голова не закружилась?
 
    — Я человек закаленный — видел, что такое популярность, на примере Андрея Миронова, которого окружали толпы поклонников. Теперь и на меня все смотрят, делают скидки, а водители денег не берут.
     — Дома держите животных?
     — У меня три персидские кошки. Первая сейчас уже старушка. Я купил ее за три тысячи рублей, что по тем временам было полмашины. Жена долго копила деньги, но приобрести животное помогла счастливая случайность. Однажды я повез Спартака Мишулина за гарнитуром, а нам вместо одного дали два. В итоге свой я продал другу, и половина стоимости кошки уже была. Плюс сбережения супруги. Так и купили нашу кошечку.
     — Вы планируете в этом году отдохнуть? Может, за границу поедете?
  
   — Я не люблю отдыхать в каких-то массовых местах. У меня только одна мечта: когда у меня будет много денег, поехать с семьей в Венецию. Не в отели, где много русских, где все в конечном итоге сведется к тому, что я буду перед кем-то выступать, а туда, где замечательные люди и нет ни одного артиста. Мне очень нравится бывать на своей даче в Подмосковье, где я по-настоящему отдыхаю. Хожу на рыбалку, по грибы.
     — Значит, любите ловить рыбу?
     — Для меня важен сам процесс. Вблизи моей дачи есть маленькая речушка, где мы с сыном частенько рыбачим. Для меня безразлично, какая попадется рыба. Просто я люблю момент клева. К рыбалке меня приучил дед, который был замечательным рыбаком. У деда были закидушки, на которые мы ловили больших окуней и карпов.
     — Кто готовит улов?
    
— Всем занимается жена. Я люблю уху тройную, из разных рыб, обязательно с ершиком. Гале удается это блюдо гениально! А я лишь яичницу могу приготовить, гренки к пиву да пельмени сибирские лепить. Помню, в Новосибирске каждое воскресенье мы всей семьей — бабушка, дедушка, я, брат, папа, мама — заготавливали пельмешки. Папа надевал фартук и руководил процессом. Потом шел спать. А мы все катали, лепили пельмени. Просыпался, наливал рюмочку водочки, делал соус к пельменям из горчички с уксусом.
     — На даче не скучаете по городскому шуму?
     — Две недели расслабухи для меня — максимум. Потом мне нужно обязательно глотнуть загазованного воздуха. На природе я люблю ночью подолгу смотреть на звезды, потому что такого потрясающего неба и чистейшего воздуха в мегаполисе не найдешь. Могу целый час простоять и проговорить со звездами. Еще меня заряжает земля. Я ложусь наземь и беру из недр энергию, которая помогает мне идти вперед.
     — У вас прекрасный голос. Вы любите петь в ванной?
     — Конечно, особенно люблю “Евгения Онегина”, с детства. У меня абсолютный слух, я занимался на скрипке в консерватории. Очень любил изображать артиста: накрывал маленький столик зеленой скатертью, клал карты, деньги и начинал петь арию из “Пиковой дамы”. В самый трагический момент я выстрелом из пальца убивал себя. Падая на пол, стаскивал на себя скатерть.
     — Как работник Театра сатиры, вы относитесь к себе с юмором?
     — Без этого невозможно. Умение посмеяться и поиронизировать над собой очень важно. Однажды у нас с женой была гениальная проблема. Мы получили в коммуналке комнату, в которой сделали ремонт. Галя стала открывать бутылку с морсом. Она ее как-то неудачно встряхнула, и морс стал брызгать по всей комнате, как брандспойт. Все обои, стены и одежда были в клюкве! Но вместо того чтобы переживать, мы засмеялись и принялись за уборку. В итоге все отмыли. В общем, если смотреть на проблему сверху, она не кажется такой страшной и легко разрешима.
    


Партнеры