Куда ссыпать табак?

Дорога в Лозанну никому не заказана

3 июня 2002 в 00:00, просмотров: 987
  Мы продолжаем икать Олимпиадой. И надо выпить немало воды или чего другого, чтобы спортивный организм России очистился и наконец получил облегчение. Как говорил талантливый алкоголик в исполнении Микки Рурка, “чтобы быть пьющим, нужен талант. Это требует особой выносливости”.
     Икаем мы во многих видах спорта. Без конца мелькают слова: суд, иск, скандал, отставка, открытое письмо, саботаж, виновен не виновен... Самое распространенное слово — “дело”.
Дело 1-е. Лазутина и компания
     Как мы уже писали неоднократно, дело передано в суд. И все бы относительно спокойно дожидались разбирательств, если бы странные новости, которые методично наслаиваются на и без того не простую ситуацию, окончательно не сбивали с толку.
     Так, информация о том, что дарбепоэтин был обнаружен в крови Лазутиной задолго до Олимпийских игр — на этапах Кубка мира аж в декабре — вызвала просто недоумение. Седьмого мая Международная федерация лыжного спорта обнародовала сообщение, что тогдашние допинг-пробы Лазутиной оказались положительными. Если это правда, то почему лыжницу допустили к участию в Олимпийских играх? Если это правда, то где, на каких чиновничьих столах валялся все эти месяцы результат анализов?
     Если это неправда, то какого черта вообще?.. И почему сам Жак Рогге позволяет себе немедленно заявить, что Лазутину надо быстренько лишить и оставшихся у нее медалей? В Антидопинговом кодексе записано, что “санкции действительны с момента взятия проб, а результаты спортсмена аннулируются во всех стартах, в которых он принимал участие с тех пор”. (Этот пункт, кстати, был применен к нашим гимнасткам-художницам Алине Кабаевой и Ирине Чащиной, у которых в тестах, взятых на Играх Доброй воли в Брисбене, обнаружили запрещенный препарат фуросемид. Обе спортсменки остались в итоге без медалей чемпионата мира в Мадриде, который прошел уже после Брисбена.) В кодексе все записано, но, опять-таки, где эти пробы путешествовали четыре месяца?!
     И почему, наконец, пробами занималось какое-то частное шведское агентство IDTM, которое не аккредитовано ни в МОКе, ни в WADA? Такое впечатление, что кто угодно, назвавший себя антидопинговым агентством, в любой момент может прийти и проверить спортсмена на что угодно.
     Анатолий Кучерена, волею судьбы, собственного желания и желания Олимпийского комитета ставший защитником Лазутиной и Даниловой в суде, с тревогой рассказывает, что обнародование в апреле декабрьских проб Лазутиной выглядит по меньшей мере странно. Адвокат считает, что нас пытаются еще больше напугать. А результатом испуга должны стать предложения в МОК о примирении.
     Рассказывает Кучерена и о том, что Норвегия пыталась добиться для себя участия в процессе в качестве третьей стороны. Ведь если Россия дело выигрывает, Лазутина возвращает олимпийскую золотую медаль за гонку на 30 километров, а норвежка Бенте Скари теряет свою бронзовую медаль. Но Анатолий Кучерена занял непримиримую позицию: действовать надо поэтапно. Сейчас мы боремся за отмену дисквалификации спортсменок, а в своей апелляции мы оспариваем именно это решение. И здесь норвежцы — совсем лишнее звено, которое только запутает все еще больше. Отменим дисквалификацию, тогда заговорим о “золоте”.
     Удивляется Кучерена и другому: в России функционирует Федерация лыжных гонок, однако за несколько месяцев, что тянется скандал, ее руководители интереса-то к делу особенно не проявляют.
     А между тем — ничего удивительного. Федерацию сотрясают собственные скандалы, способные лишить российские лыжи даже призрачных надежд на улучшение.
Дело 2-е. Полный табак...
     Помните, первым неприятным сообщением из Солт-Лейк-Сити стало известие о том, что Международная федерация лыжных гонок отстранила Наталью Баранову-Масалкину от участия в Олимпиаде и вообще в официальных соревнованиях из-за обнаружения в ее анализах допинга? В Солт-Лейк-Сити лыжница не выступала. Отгремела своими скандалами Олимпиада, и тут случился чемпионат страны, на котором дисквалифицированная Баранова почему-то появилась. Что стало откровенным нарушением регламента FIS. Теперь должно последовать наказание за содеянное, только уже не одной Барановой, а всей Российской федерации лыжных гонок. Наказания, по-видимому, ждать осталось недолго: 3 июня начинает свою работу конгресс Международной федерации лыжного спорта.
     Старший тренер мужской сборной России Александр Грушин, тренер Анатолий Чепалов (отец олимпийской чемпионки Юлии Чепаловой), тренер Михаил Девятьяров, руководитель рабочей группы “Солт-Лейк-Сити-2002” Виктор Маматов и еще целая группа заслуженных специалистов обратились с письмом к Вячеславу Фетисову и Леониду Тягачеву.
     “29 марта в Сыктывкаре прошла отчетная конференция Федерации лыжных гонок России. Она должна была стать этапной, переломной в истории отечественного лыжного спорта. После дисквалификации нескольких ведущих российских лыжниц на весь российский спорт брошена тень подозрений, и общественность была вправе получить от руководителей нашего вида спорта ответ на вопрос: кто виноват в сложившейся катастрофической ситуации? (Конференция абсолютным большинством голосов включила наболевшие вопросы в повестку дня. — Ред.) ...Однако президент федерации Анатолий Акентьев в ультимативной форме отказался выступить в том случае, если в зале останутся представители прессы. (Дальше конференция была вообще просто закрыта. — Ред.) Подтасовка фактов, шельмование стали типичным способом решения различных вопросов в организации, возглавляемой г-ном Акентьевым, ложь и беззаконие превратились в стиль работы Федерации лыжных гонок России...”
     Ничего так, да? Хоккейные разборки покажутся Фетисову на этом фоне детской забавой. В одно время с обнародованием письма пресс-атташе федерации Андрей Кондрашов подал в Хамовнический суд Москвы исковое заявление, в котором обвиняет федерацию в фальсификации результатов Сыктывкарской отчетной конференции и требует проведения новой.
     А совсем уже до кучи президент Акентьев, говорят, дал свой “ответ Чемберлену”: обратился к Вячеславу Фетисову с просьбой приостановить финансирование всех сборных и отозвал направленные аттестационные представления на тренеров Грушина, Чепалова и Девятьярова. Видимо, специалистов подобного мирового уровня у него — пруд пруди...
     Насмотревшись же на все эти разборки, компания “Роснефть” может серьезно призадуматься над финансированием Федерации лыжных гонок. Если учесть, что после Олимпиады от сотрудничества с лыжниками отказалась нефтяная компания “Лукойл”, то теперь могут накрыться и последние денежки. Что это значит, объяснять не надо, потому что в лыжах, как и везде, — вечером деньги, утром стулья, они же результаты.
Дело 3-е. Затупленные коньки
     В эти же дни прошло награждение лучших конькобежцев минувшего сезона. Группа энтузиастов во главе с чемпионом Европы, мира и Олимпийских игр Николаем Гуляевым вручила денежные премии Дмитрию Шепелю и Варваре Барышевой. Получили премии и тренеры юных скороходов, которые отличились за прошедший сезон. Казалось бы, можно только радоваться. Но о чем, вы думаете, говорили награжденные?
     Варвара Барышева: “Необходимо срочно сменить руководство Союза конькобежцев России. Дальше так просто невозможно. Нынешние начальники — это тормоз на пути коньков”.
     Дмитрий Шепель: “Если президент останется, ему необходимо срочно менять программу, пересмотрев вопросы подготовки спортсменов, финансирования и т.д. Если он сможет...”
     Заслуженный тренер России, главный тренер национальной сборной Валерий Муратов: “Моя задача — готовить чемпионов, необходима помощь, а ее-то я и не вижу. Сейчас главное для нас — вернуть коньки в Россию. Необходимо восстановить базу, если сможем — то на Олимпиаде в Турине сможем и сражаться за самые высокие места. Но нужно спешить. И вопрос номер один — скорейшая смена руководства Союза конькобежцев России”.
     Заслуженный тренер России Борис Васильковский: “Последние годы я работаю за границей. Не потому, что так хочу, а потому, что в России мне работать негде. Владимир Комаров возглавляет федерацию восемь лет. За эти годы мы стремительно катились вниз. Из всех наших знаменитых тренеров остался только Муратов, который вынужден просто разрываться. Все остальные ушли. Да, талантливые тренеры — люди, неудобные для руководства. Но успех зависит как раз от них. И если мы их потеряем навсегда, то потеряем все”.
     Вот такие горькие размышления в праздничный день. А через несколько дней исполком Союза конькобежцев России на своем заседании признал, что скороходы страны не выполнили обещаний по завоеванию медалей на зимней Олимпиаде-2002. Предполагалось, что россияне добудут по одной золотой, серебряной и бронзовой медали. Лучшим же из россиян в Солт-Лейк-Сити был Сергей Шепель, занявший четвертое место в беге на 5000 м.
     Ну а господам Фетисову, Тягачеву и Рожкову поступило очередное открытое письмо, в котором заслуженные тренеры и олимпийские чемпионы просят обратить внимание на свой “медалеемкий вид спорта” и провести отчетно-выборную конференцию по “стратегически важному виду спорта в Москве, а не келейно, на далекой периферии, — выставив охрану и не допустив заинтересованных в развитии коньков в России...”.
Дело 4-е. Сабли наголо!
     А в минувшие выходные исполком Международного олимпийского комитета отложил на три месяца решение вопроса об исключении из программы Олимпийских игр командных соревнований саблистов и рапиристок. “Наказать” эти виды было решено на конгрессе Международной федерации фехтования в Турции. Произошло это из-за введения в программу Игр сабельных соревнований у женщин. Логика понятна: что-то пришло новое — старое должно подвинуться, программа Олимпиады не резиновая. Но неожиданное решение вызвало бурю протестов со стороны многих стран. Россия — в их числе. И поскольку мы заинтересованы в том, чтобы вернуть дисциплины, выставленные за дверь праздника спорта, то теперь намерены судиться. И снова — в Лозанне. Федерация фехтования России, как и еще несколько стран, традиционно завоевывающих в этих видах медали, обратилась в Международный арбитражный суд. Как утверждает спортивный директор МОК Жильберт Фелли, слушание по этому делу пройдет, видимо, в августе. Пока же скандал принимает весьма агрессивные формы протеста. Информационные агентства сообщают, что на этапах розыгрыша Кубка мира спортсмены стали отказываться выходить на фехтовальные дорожки, проявляя тем самым недовольство итогами турецкого конгресса.
Дело 5-е. Как мы плывем в Грецию?
     Плывем опять-таки весьма нервно. На недавно прошедшем Кубке Москвы от руководства сборной отказался главный тренер Виктор Авдиенко. Правда, официального заявления он так и не сделал. Решение это для тренера не было спонтанным. Еще во время чемпионата мира в короткой воде в самом начале апреля выступления Авдиенко перед журналистами носили повышенно эмоциональный характер. Главный тренер бился за жесткую централизацию власти в сборной команде.
     “Вина за неудачное выступление многих спортсменов ложится на их личных тренеров. Под воздействием богатых регионов, прессы на федерацию было решено, что лидеры должны готовиться так, как решат их личные тренеры. Я был против — мне приклеили ярлык диктатора. Но вот вам — демократия в плавании. Демократия хороша там, где существует закон и все его соблюдают. Я хочу назвать это бардаком, который не дал России завоевать ни одной золотой медали.
     Эксперименты закончены. До Сиднея меня терзали: дайте работать всем людям. Я дал. На Олимпиаде съел сполна все, что можно. Я хочу, чтобы на базе Волгоградского центра (а 90 процентов молодежи именно оттуда) мне создали экспериментальную команду №1. Потому что если мы еще раз дадим возможность самостоятельной подготовки — по кустам, как мы это называем, то сегодняшних хороших детей получим в плачевном состоянии. Сколько можно готовить перспективных пловцов и не реализовывать достигнутое!”
     Теперь, видимо, все эксперименты для Авдиенко окончательно закончены. Тренер хочет сосредоточиться на работе в своем родном клубе в Волгограде и отвечать не за всех, а за свою конкретную работу. Теперь у него будет та самая экспериментальная команда, о которой он и говорил.
     ...Все это произошло в течение одного месяца. Олимпиада в городе Соленого озера стала детонатором для взрыва во многих видах нашего спорта. И дело не в том, что раньше не было проблем. Олимпиада, похоже, научила пониманию, что надо о них говорить, и говорить громко. К сожалению, придется пройти и через суды, и через скандалы. И ссоры в данном случае лучше мира умолчания. Единственное, о чем стоит всегда помнить, — ради чего скандалим?
    




Партнеры