НА ТРАВЕ ЗАВТРАК

Коренные москвичи объединились в землячество

3 июня 2002 в 00:00, просмотров: 323
  Всего минут пятнадцать автобусом от метро “Сокольники” — и мы в заповедном лесу. Под несмолкаемый гомон непуганых птиц неторопливо шагаем по тропинке, вьющейся среди дубов и кленов.
     — Вот здесь и стоял когда-то наш дом, — неожиданно объявляет мой попутчик, хотя вокруг ни малейших признаков жилья. — Каждый год мы назначаем встречу на поляне у дуба. Видите на нем табличку: “Поперечный просек, 31”? Это талисман всех “аборигенов” Сокольников. Тут было много домов, только от них ничего не сохранилось, даже таких табличек...
    
     На большой поляне с памятным дубом пока лишь семейство Анны и Юрия Чугиных: они уже четверть века приезжают на встречу первыми. Прикрепив на дерево “талисман”, Юрий берет в руки аккордеон. Играет он “нон-стопом” и даже расцеловывается с друзьями, не прерывая мелодию. А народу с каждой минутой все больше. Чуть поодаль от взрослых уже носится с мячом орава разновозрастных детей. Черный пудель, ошалевший от радости, встречает каждого вновь прибывшего как родного. А люди все подходят — поодиночке и группами. Те, для кого Сокольники — малая родина, ведут с собой внуков. Точнее, подросшие внуки сопровождают бабушек, по-девичьи называющих друг друга Тонечками да Галечками...
     — В Сокольниках мы жили в доме, переоборудованном из конюшни, но нигде мне не было так хорошо, как здесь, — вздыхает Анна Чугина. — Может, оттого и заела ностальгия, да не меня одну: бывало, приеду на старое место, смотрю — подружки мои из Отрадного прикатили. Обнялись — и наговориться не можем! А однажды Люду Степанову осенило: “Давайте всегда встречаться 2 мая!” Мы с мужем пустили клич по цепочке... Так и наладилось. Года три собирались только наши сверстники. Потом и старшее поколение присоединилось. Возраст уже не имел значения, люди подходили друг к другу, расспрашивали о жизни, рассказывали о себе, ведь мы все “сокольническое землячество” — значит, почти родня. И наши дети-внуки на этих встречах перезнакомились, подружились...
     ...До революции Сокольники были дачным местом. Барские дома — с фонтанчиками, конюшнями, каретными, прачечными и домиками для прислуги — располагались прямо в лесу, поэтому улицы носили “говорящие” названия: Поперечный просек, Лучевые просеки... Дворовые постройки — добротные, из распиленной пополам корабельной сосны — после революции переделали в жилые дома, куда заселили в основном служилый люд и интеллигенцию. Дети новоселов, родившиеся в этих местах, искренне считали: настоящая Москва — это и есть Сокольники.
     Дом №31 стоял на пересечении Поперечного и 5-го Лучевого просеков. Летними довоенными вечерами всеобщий любимец дядя Ваня Новожилов (отец Анны Чугиной) заводил свой патефон, и над кронами деревьев плыла “Рио-Рита”, на призыв которой сбегалась молодежь из окрестных домов. Приходили с дальних улиц — и двор превращался в танцплощадку. Жили по-деревенски: без газа, телефона, воду таскали из колонки, топили печи дровами. И так же по-сельски все знали всех. Дети учились в одной школе №357, вместе бегали на Путяевские пруды. Одноклассники называли их “лесными жителями” и завидовали сплоченности сокольнических аборигенов.
     В 1976 году парк решили реконструировать, старые деревянные постройки снесли. “Лесные жители” разъехались по всей Москве. И... затосковали в своих новых благоустроенных квартирах, где люди порой даже не знают имен соседей по лестничной клетке. Ежегодных майских встреч в Сокольниках многие начинают ждать уже с зимы.
     ...“Ну, девушки, за дело!” — командует одна из бабушек. Тут же на траве появляется клеенчатая скатерть-самобранка, уставленная тарелками с домашней снедью. На поваленных бревнах чудом размещаются полсотни человек. Первый тост — за тех, кто уже никогда не присядет за этот импровизированный стол. Помянули добрым словом биолога и краеведа Николая Михайловича Степанова, который спас от бульдозера табличку с номером дома, ставшую талисманом встреч. Вспомнили большое семейство Мачковых и уже покойного Бориса Алексеевича, чьи скульптуры и ныне украшают сиреневый парк “Сокольников”. И Евдокию Ивановну Мазину, поднявшую на ноги трех дочерей. И Александру Ивановну Колдышеву, посадившую в честь дочери березку возле их дома — вот она, “Райкина березка”, вымахала под самое небо. И Клавдию Ивановну Бунину, Ивана Семеновича, бабушку Попову и еще многих, кого, может, кроме бывших соседей, и помянуть на свете некому...
     Вспомнили, как провожали отцов и соседей на фронт. Как детьми стояли по ночам в очереди за хлебом, как прятались в траншее, отрытой прямо за домами, а над головами летели на Москву самолеты со свастикой на крыльях. Как шли через Сокольники девушки-“колбасницы”, крепко держа за веревочные петли “колбасы” — аэростаты воздушного заграждения. А после отбоя тревоги эти девчушки забегали во двор, и чья-нибудь мама выносила им воду, подогретую на керосинке, — отмыться.
     ...Помнишь?.. А помнишь?..
     ...Преподаватель МГУ, поэт, учителя, переводчик, домохозяйки — здесь, в Сокольниках, они просто добрые соседи и друзья.
     “...Лучшее средство привить детям любовь к Отечеству состоит в том, чтобы эта любовь была у отцов”, — писал Монтескье. Традиционные встречи в Сокольниках подтверждают эту истину.
     Согласны? Тогда — пишите, продолжим разговор!
    


Партнеры