За 72 часа до конца света

У Владимира Путина есть шанс стать лауреатом Нобелевской премии мирадва десятка российских шпионови дипломатов

4 июня 2002 в 00:00, просмотров: 217
  Был такой старый добрый советский фильм “Одиночное плавание”. Помните? О том, как командир американской ракетной базы на атолле, чтобы уйти от расплаты за свои грехи, решил ударить ядерной ракетой по маневрировавшей рядом советской эскадре. А та в ответ непременно вмазала бы — по американской. Удар на удар — и вспыхнула бы тотальная ядерная война. Кто вспомнил бы среди миллионов смертей и обращающихся в прах городов о том единственном человеке, которому это было выгодно?..
     К чему эта притча? К тому — кому выгодна индо-пакистанская ядерная война, предотвратить которую пытаются сейчас лидеры 16 азиатских стран, слетающихся в Алма-Ату, чтобы развести по разные стороны баррикад двух уже обнаживших свои ядерные клыки драконов: премьер-министра Индии Ваджпаи и пакистанского диктатора-президента Мушаррафа. И хотя Ваджпаи наотрез отказался от встречи “лицом к лицу” со своим геополитическим противником, между ними внезапно встала фигура, которая, похоже, только одна и может сегодня отодрать сведенные судорогой пальцы обоих президентов от ядерных джойстиков.
    
     О том, что Владимир Путин — именно тот человек, который сегодня сможет остановить ядерную бойню в Юго-Восточной Азии, в один день заговорили разноязыкие газеты мира. К Путину как к посреднику Мушаррафа толкнула безвыходная ситуация, и теперь он надеется, что “Россия, традиционный союзник Индии, сможет помочь” предотвратить войну. Войну, в которой, между прочим, потери уже просчитаны. В минобороны США называют цифру в 12 миллионов человек, которые погибнут в момент первого удара. Еще пять миллионов умрут от ран позже. В эту цифру не входят жертвы радиации, ожогов и массового шока, которые будут умирать в течение последующих десятилетий. При этом минобороны предупредило, что речь идет о худшем сценарии, то есть таком, когда все ракеты, запущенные обеими сторонами, достигнут целей. По данным Пентагона, таких ракет у Индии и Пакистана по нескольку дюжин, оснащенных боеголовками 10—20 килотонн, что сопоставимо с зарядом, поразившим Хиросиму.

Термоядерная арифметика

     Впрочем, военное ведомство США — не тот орган, который балует публику исчерпывающей информацией. Есть в США независимые экспертные группы в области обороны, которые дают несколько иной расклад возможного ядерного конфликта. Вашингтонский институт “Science and International Security” полагает, что Индия имеет на вооружении 50—100 боеголовок с плутониевой начинкой, а Пакистан — 30—50 боеголовок, заряженных обогащенным ураном. В то же самое время экспертный центр “Janes Strategic Weapon Systems” утверждает, что в заначке у Пакистана, чей ядерный центр в Кахуте, возле Исламабада, способен в день производить до трех новых боеголовок, имеется уже сейчас до 150 ядерных зарядов, а у Индии — 200—250.
     Понятное дело, что, готовясь к войне, и та и другая сторона усиленно пополняют свои ядерные арсеналы. Возник новый очаг гонки ядерных вооружений, притом что буквально на днях Путин и Буш решили подвергнуть свои страны ядерному обрезанию.
     Правда, в 2000 году США, опасаясь ядерной утечки в руки террористов, крепко нажали на Пакистан, заставив его перестроить систему содержания и контроля ядерного оружия. Боеголовки хранятся отдельно от ракет-носителей на шести различных складах, но, чтобы расконсервировать их и нацепить на ракеты, потребуется всего 72 часа.
     При этом Индия заявляет, что ее ядерная доктрина базируется исключительно на стратегии сдерживания и ненанесении ядерного удара. Что же касается Пакистана, то, сделав несколько воинственных заявлений о своей готовности к войне перед поездкой в Алма-Ату, Мушарраф, однако, резко сбавил тон. Дал пространное интервью CNN, где заявил, что его страна вообще выступает за полное ядерное разоружение региона и за ввод войск ООН “на линию контроля”, разделяющую индийскую и пакистанскую зоны штата Джамму и Кашмира — этого яблока раздора, из-за которого, собственно, и сыр-бор.

Чья рука — владыка?

     Звучит крепко, если только не забывать, что Мушарраф — калиф на час. Самопровозглашенный президент-генерал. И его слова, сегодня звучащие булатной сталью, завтра могут рассыпаться прахом. И его страна держится на спайке военной диктатуры и ортодоксального мусульманского экстремизма, да еще к тому же поражена метастазами живучей как змея “Аль-Кайеды” с ее непойманным лидером-невидимкой бен Ладеном. Вытесненные из Афганистана отряды бен Ладена вполне могут перебазироваться в Кашмир. Этот гористый край — идеальное место для создания новой сети тренировочных лагерей для террористов, от которых на словах активно открещивается Мушарраф. В интервью корреспонденту CNN Тому Минтайеру генерал фактически признал, что зоной конфликта может управлять “третья сила”.
     Минтайер: — Может быть, здесь работает третья рука — “Аль-Кайеда” и “Талибан”, которые перегруппировывают силы в Кашмире и могут спровоцировать конфликт между Пакистаном и Индией?
     Мушарраф: — В какой-то степени да, в какой-то степени именно так...
     Хотя генерал тут же поправился, что кашмирский узел — это иная проблема, но и Афганистан, как помнится, до прихода талибов и после ухода СССР тоже двигался как будто в направлении демократии. И это тоже была “иная проблема”. А что получилось?..
     Или что может получиться после того, когда на саммите в Алма-Ате, будем надеяться, Путину удастся сказать “брэк”, и занесшие было свои ядерные кулаки боксеры, ворча, все же разойдутся по углам ринга — как это уже однажды случилось в 1966 году, когда при посредничестве СССР в Ташкенте была подписана мирная декларация, на время примирившая участников только что закончившейся второй кашмирской войны. Разъедутся из Алма-Аты, хотя и не пожав рук, но вложив мечи в ножны, Атал Бихари Ваджпаи и Первез Мушарраф. Вернется в Москву Владимир Путин с заслуженным имиджем миротворца.
     А в это время в кашмирских горах бородатый полевой командир с “калашниковым” в руке и бен Ладеном в башке совершит очередной налет на лагерь индийских войск. И в ярости на коварство Исламабада Дели отдаст приказ “зеро”. И войска перешагнут линию контроля. И загнанный в угол Мушарраф, чья армия не чета по силе индийской, в отчаянии нажмет кнопку. Тогда мы точно узнаем, сколько у кого было ракет и боеголовок и какой мощности...

Комментарий специалиста

     Что случится, если конфликт между Индией и Пакистаном пойдет по худшему сценарию? С этим вопросом мы обратились к генерал-майору авиации, академику РАЕН и АВН, доктору военных наук, профессору Валентину РОГУ.
     — Если самые мрачные прогнозы развития индо-пакистанского конфликта сбудутся и ядерное оружие все-таки пойдет в ход, мир ожидает неслыханная по своим масштабам трагедия. Вспомните Чернобыль: там рванули не боеголовки, а ядерное топливо, но последствия катастрофы даже спустя годы дают о себе знать. Еще более ужасающая картина может ожидать индийцев и пакистанцев. По некоторым данным, только в первую неделю ядерной “перебранки” погибнет до 12—17 миллионов человек. Можно не сомневаться, что в зону радиоактивного заражения попадут и сопредельные государства. Насколько я знаю, общие масштабы катастрофы сегодня не берется оценивать ни один специалист.
     Что касается вариантов ядерного взрыва, то, учитывая густонаселенность Индии и Пакистана, совсем не обязательно применять наземный удар (он характеризуется очень сильным радиоактивным заражением местности). Даже менее эффективный по своим поражающим факторам воздушный ядерный взрыв принесет неисчислимые беды.
     Некоторые эксперты пытаются сослаться на опыт Хиросимы и Нагасаки: там последствия американских атомных бомбардировок удалось ликвидировать в относительно короткое время. Но, судя по всему, в боеприпасах, сброшенных на Японию, не было цезия или стронция, период полураспада которых может достигать 99 лет. Судя по сведениям в открытой печати о технологии изготовления ядерного оружия в Индии и Пакистане, в случае его применения земля, вода, воздух в регионе на долгие десятилетия окажутся отравленными. Там погибнет все живое.
    



Партнеры