Под сакэ все О’к!

Наш специальный корреспондент Алексей Лебедев передает из Японии с чемпионата мира по футболу

7 июня 2002 в 00:00, просмотров: 416
  ...Вот те на — чуть не на самом видном месте в Кобе, прямо у городского железнодорожного вокзала, из чрева которого то и дело вылетают стремительные экспрессы (синкансены, как их здесь называют), на стене одного из домов намалевано синей краской: “Россия — Тунис — 2:0!” Старичок японец, официант и по совместительству владелец малюсенького, на один столик, барчика, с непроницаемо честным лицом уверял меня в ночь после первой для нашей сборной победы на чемпионате мира-2002, что надпись появилась еще с утра. Во всяком случае, до начала игры команд Олега Романцева и Аммара Суайя. “Ну надо же, — то и дело повторял дедушка, патологически улыбчивый, как и все, собственно, аборигены, — как угадали-то!”
    
     А еще он очень, кстати, удивлялся, когда счастливые российские туристы, которых на матче с тунисцами было, по самым скромным подсчетам, не меньше тысячи, заказывали сразу по огромной бутыли сакэ на столик, вместо того чтобы довольствоваться, как соотечественники старичка бармена, банальными рюмочками. “Неужели все выпьете? — охал да ахал он. — Там же, в бутылке этой, почти два литра — и целых 25 градусов!” — “Да ладно, дед, че там пить? — смеялись русские ребята. — Это, считай, все равно что литр нашенской водяры — и это мы на троих, что ли, не осилим?! Давай, еще неси...”
     Впрочем, если фанаты-болельщики традиционно в сборную своей страны верят (за небольшими исключениями, лишь подтверждающими, как водится, правило), то специалисты и тренеры настроены обычно более скептически. Тем удивительнее, что и бывший рулевой сборной России Борис Игнатьев в своем предматчевом прогнозе обозначал тот же счет, что и неизвестные стране герои, разукрасившие свидетельством грядущей победы японские стены. В импровизированном тотализаторе, который мы устроили в автобусе по дороге на матч с Тунисом, лишь он из известных и даже знаменитых в нашем футболе людей рискнул поставить на 2:0. Остальные предполагали победу с меньшим счетом, а то и вовсе ничью, как, например, Валентин Иванов, предрекавший итог 1:1, и Анзор Кавазашвили, утверждавший, что будет 2:2.
     — Двойные поздравления, Борис Петрович! — обращаюсь на следующий после матча день к Игнатьеву. — Получается, и сборная наша выиграла, и деньжат вы немножко подзаработали (ставки, к слову, были чисто символические). Даже интересно: почему вы до игры назвали именно эти цифры?
     — Я смотрел несколько игр сборной Туниса. Видно было, что наши футболисты посильнее. 0:0 тут точно не могло быть. 1:0 означало бы, что нашей сборной в чем-то не повезло с реализацией голевых моментов. 3:0 или более крупный счет, наоборот, подразумевал бы чудовищное везение, российская сборная не настолько сильна, чтобы громить такого соперника. А 2:0 — самый, на мой взгляд, закономерный с точки зрения соотношения сил результат.
     — А вообще-то Тунис — аутсайдер здесь?
     — Лишний раз убедился в этом. По-моему, эта команда да еще Саудовская Аравия — самые слабые на чемпионате мира. Между прочим, матч немцев с ирландцами только подтвердил тот посыл, что Германия выиграла у аравийцев 8:0 лишь по причине слабости соперника, а не по причине собственной небывалой мощи.
     — Видно было, что Россия и Тунис играли медленнее, чем многие команды на мундиале.
     — Да, это бросалось в глаза. Хотя, наверное, повлияла и погода — так жарко и душно, по-моему, еще ни на одной игре не было. Очень тяжелое поле наверняка тоже сказалось. Плюс заметил, что и наши футболисты, и соперники очень нервничали... В любом случае только по первой игре судить нельзя. Вот второй тур уже практически все расставит по своим местам.
     — И какие же, на ваш взгляд, у нас шансы против Японии и Бельгии?
     — Думаю, несмотря на многочисленные недостатки в игре нашей команды, которые обнажил матч с Тунисом и о которых уже так много сказано, первое место в группе сборная России занимать должна. Если несчастный случай не помешает.
     — Вторыми ведь не выгодно быть еще и потому, что это автоматически подразумевает встречу в 1/8 финала с Бразилией... Хотя и турки — не подарок!
     — Вы все правильно говорите. Но, знаете, так далеко вперед загадывать пока нет смысла. Нам сейчас главное — не проиграть Японии. Сыграем хотя бы вничью — думаю, все будет хорошо.
     — И что же, по-вашему, мы можем противопоставить японцам?
     — Во-первых, надо ощутимо прибавить в движении — иначе против реактивных хозяев чемпионата российской сборной уж точно ничего не светит. Хотя и Япония мне в первой игре, что называется, не показалась: да, желания и старания у футболистов много, но большое количество ошибок зачастую все эти плюсы перечеркивало. В число фаворитов чемпионата я бы эту команду не относил. Думаю, если лишить японцев контроля над игрой (а без мяча действовать они, как мне представляется, умеют не очень хорошо), а также включить хорошую скорость, у нас есть все шансы закончить матч успешно.
     — Как и с бельгийцами?
     — Конечно, они мне тоже не глянулись. Старая команда, в конце игры с Японией многие уже еле ползали...
     — Ну и, Борис Петрович, раз уж вы такой удачливый прогнозист, предскажите тогда специально для “МК” результат нашей встречи с японцами.
     — Ставлю на ничью — 1:1.
     ...Ну а что до наших футболистов, то они время после первой победы на чемпионате мира-2002 проводили так. Сначала сели в поезд, поехали к себе на базу — в Симидзу. В одном, кстати, вагоне с губернатором Ростовской области г-ном Чубом, искренне радовавшимся за российскую сборную. На станции нашу команду встречала, по выражению пресс-атташе Александра Львова, “туча народу” — и все из местных.
     А затем ребята отправились в бассейн — по рекомендации докторов, посчитавших именно этот способ релаксации наилучшим. Потом — ужин, отнюдь, кстати, не праздничный (здравиц, во всяком случае, не было), и — по номерам. Отсыпаться. На следующее утро большинство игроков провели время в кроватях аж до 12 дня — один Станислав Саламович Черчесов, даром что ветеран, выбежал с утра пораньше на индивидуальную тренировку. Запланированную поездку на пляж отменили — в том числе и из-за опасений насчет погоды. Впрочем, напрасных.
     В те минуты, когда я передаю эти строки в редакцию, у футболистов российской сборной проходит легкое восстановительное занятие. Все, между прочим, работают в общей группе — в том числе и пропустившие игру с Тунисом Александр Мостовой и Алексей Смертин. Шансы увидеть их в матче с японцами, на что очень надеется Олег Романцев, возрастают. Но постучим, пожалуй, по дереву...
     Хотя и без них, будем надеяться, наши не пропадут. Хотя бы потому, что настраиваются все исключительно серьезно — да и странно, если бы было по-другому. Так, вратарь Руслан Нигматуллин заметил: “Конечно, бельгийцы и японцы посильнее Туниса. Там просто игроков классных побольше. Но, как показывает практика, звезды еще не все решают. Вспомните хоть матч открытия Франция — Сенегал, хоть совсем свежий пример — победу американцев над португальцами”.
     А мне лично еще вспоминаются сейчас слова Марата Измайлова, после победы в первой игре отнюдь не сиявшего: “Какое там отмечать — надо как следует проанализировать игру и начинать готовиться к Японии”.
     Правильно. Сакэ мы выпить всегда успеем. Тем более что болельщики наши очень его рекомендуют...
    


    Партнеры