Уотерс и “Ария”: Две звезды, две разных повести…

7 июня 2002 в 00:00, просмотров: 727
  А еще можно сказать “Два мира, два детства”. В том смысле, что музыкальное созревание мистера Уотерса и “арийцев” проходило в кардинально разных условиях. В итоге выросли две легенды, с той лишь разницей, что экс-“флойдовец” ведет образ жизни скучающего миллионера и музыкой занимается только когда очень захочет. Наши же постоянно ищут спонсоров и не вылезают из провинции, потому как семьи кормить нужно. На днях обе легенды пожаловали в Москву, причем примерно с одинаковыми целями. Уотерс — показать представление своего мирового тура “In The Flesh”, “арийцы” — объявить о начале специальной серии концертов “Классическая “Ария”. И там и там имел место громкий праздник музыки и бюджетов. Слушала и считала все это Марга Пушкина.

Roger Waters
    
     Звезда первая

     Роджер Уотерс, седовласый джентльмен, внешне поразительно похожий на сильно похудевшего киноактера и буддиста Ричарда Гира, взирал на забитый до отказа “Олимпийский” взором провидца. Или, может быть, взором Наполеона, прошедшего через несколько сражений при Ватерлоо…
     За плечами — старт, взлет и парение в воздухе архитектурно-музыкальной звезды по имени “Pink Floyd”. Сначала — с неповторимым и фантазийным Сидом Барреттом , которого меломаны всего мира боготворят до сих пор и композиции которого до сих пор переигрывают другие музыканты. Потом — долгий бег по рок-полигону с Дейвом Гилмором и К°. Позже — одиночное плавание (последний сольный альбом датируется 1992 г.), работа над музыкой к опере “Ca Ira” (судя по всему, о Французской революции), коллекционирование полотен импрессионистов, разведение кошек, покупка домов в британской столице с целью вселения туда бедных и неимущих. Говорят, есть у г-на Уотерса мечта выпустить в 2003 году, то есть к своему 50-летию, что-нибудь новенькое и обязательно неформатное как по длительности звучания, так и по содержанию. В общем, как всегда.
     То, что катает сейчас по миру бывший участник “Pink Floyd”, претендует называться суперконцертом. Два отделения, режиссура прямо как у Станиславского, каждый номер, каким бы длинным он ни был, продуман вплоть до взмаха руки и, конечно, буйство высоких технологий.
     Оказалось, что дурная слава акустики “Олимпийского” всего лишь миф, который можно запросто развеять. Стоит только привезти квадрофоническую аппаратуру, переводящую музыку в плоскость трех измерений. Слушатель оказывается как бы внутри всего происходящего и даже иногда пугается, вздрагивает — ему кажется, что стреляют именно в него, взрывают именно его, ругаются именно на него, четко и явно. Все шоу ранее приезжавших товарищей, включая Элиса Купера и Дио, скукожились в памяти и стали выглядеть никакими, а “Deep Purple” так и вовсе превратились в веселых халтурщиков... То вправо, то влево двигался огромный экран с меняющимися кадрами, и казалось, что у тебя глюки и окончательно сносит крышу. Использовался и известный еще в далекие 60-е, хипповые времена, так называемый “жидкий свет”: когда цветные капли растекаются по всему полю, сливаясь, перетекая одна в другую. Этот эффект был применен впервые в Британии и как раз “флойдами”.
     Над Роджером-вокалистом подтрунивали всегда, а злобные кашалоты пера ворчали, что шел бы он лучше… в бэк-вокалисты или замолчал бы вовсе. Нельзя сказать, чтобы за эти годы Уотерс выучился на Лучано Паваротти. Но его срывающийся голос ничуть не смущал. Верный Сноуи Уайт колдовал на гитаре, Норберт Стэчл — на саксофоне, родной сын Роджера по имени Гарри — на клавишных, а какие голосистые смуглые девушки фигуряли у микрофонов!
     И, наконец, один их самых главных вопросов. Имеет ли Уотерс право называться мистером “Пинк Флойд”, как это было написано на афишах? Думаю, что да. Ибо именно он — простите за такое партийное слово — идеолог этой легендарной группы, которую никогда не любили журналисты, презирали панки, но без которой не было бы ни синтезаторного рока, ни музыки нью-эйдж. Он начинял “флойдовскую” музыку словами, и эти снаряды исправно взрывались, шокируя публику. Вспомните или послушайте альбом “Animals”, один из самых радикальных (благодаря Уотерсу), безжалостных и душераздирающих рок-альбомов...
     “Флойдовская” тень прошлого с самого начала повисла над действом. Даже название гастрольного тура повторяет название турне “Pink Floyd” 1977 года — “In The Flesh”. И чай Роджер распивает со своими музыкантами на сцене, как в 1969 году в королевском “Альберт-холле”. И лампа у них над столом горит, как тогда… И алые маки он нам показал, о которых поется в “Southampton Dock”. И лицо Сида Барретта придвинулось к нам так близко, что даже дух захватило. “Time”, “Welcome To The Machine”, “Wish You Were Here”, “Set The Controls For The Heart Of The Sun”, “Another Brick In The Wall”, “Bring The Boys Back Home”… Что ни песня, то повод для фанатских рыданий. Во втором отделении с оглушительным громом вначале звучит “Perfect Sense” с последнего сольника, в конце под неистовые вопли публики щемящий душу спиричуэл “I’ll Be Free” на фоне реликтового дерева. Дмитрий Варшавский (экс-“Черный Кофе”) выносил на себе, как с поля боя, потерявшую сознание (от счастья лицезреть дядю Уотерса) девушку, а солист группы “Ария” Валерий Александрович Кипелов просто охрип, отстояв все два отделения концерта знаменитого англичанина. И это — за два дня до собственного грандиозного шоу с симфоническим оркестром в Зеленом театре!

“Ария”
    
     Звезда вторая, последняя

     Слухи о скорой кончине… тьфу ты!… о скором делении одной “Арии” на две, пока безымянные, группы сделали свое коммерчески выгодное дело. 1 июня, в Международный день защиты родителей от детей и детей от родителей, те и другие дружно топали к Зеленому театру подивиться на смельчаков, которые на пике своей неожиданной популярности вдруг решили заняться сольными карьерами. Разминаясь перед расставанием, музыканты объявили о туре “Классическая “Ария” и о выступлении в Москве с Международным симфоническим оркестром “Глобалис” во главе с дирижером Константином Кримцом.
     В самом начале концерта, после нескольких драматических взмахов руками, весьма органично, надо заметить, вошедший в образ крутого рокера почтенный дирижер провалился в легкомысленно замаскированную оркестровую яму. Выразительное “хрясть!” не остановило облаченных в черные маечки с нарисованными белыми костями оркестрантов — они с удовольствием продолжали наяривать увертюру, краем глаза наблюдая за побелевшими лицами рокеров… Падение дирижера служило, видимо, признаком присутствия каких-то загадочных сил, которые все время опекают самую популярную “тяжелую” группу России. Но ничего больше не взорвалось, не загорелось, сверху на группу с оркестром почему-то не обрушилось мрачное здоровенное распятие, которое должно было “сработать” при исполнении длиннющей “Кровь за кровь”. По экрану скакали ужасные страшилки-монстры, компенсируя вынужденную статичность “арийцев”. Испытывая (не в пример раздухарившемуся дирижеру) приступ необычной сценической скромности, рокеры почему-то облачились во все темное и драматично слились с окружающей средой. Напрашивалась мысль, будто присутствуешь на концерте Оркестра с Рок-группой, а не наоборот. Кипелыч же, судя по выражению его глаз, в душе проклинал Уотерса, который фантастическим образом “подпилил” ему голос…
     Заключительный аккорд праздника поклонников неумирающего хард-н-хэви был подобен началу извержения Везувия: пустая сцена, музыкантов нет… На экране — тот самый доселе никем не виданный клип “Осколок льда”. С трудом пробившиеся в Зеленый театр люди дружно поют вместо Кипелова слова о былой любви и ненависти, о пустой душе… И эта импровизированная кода стирала все огрехи проекта “Классической “Арии” и вызывала горькое сожаление, что, возможно, больше такого уникального для наших рок-масштабов действа не будет…
    



    Партнеры