Забыт — сбит — убит

Мать по пьяни оставила ребенка на дороге

8 июня 2002 в 00:00, просмотров: 252
  Вчера в Кунцеве были похороны. Автобус, венки, цветы, маленький гробик. Улица Ращупкина хоронила своего “сына полка”, Илюшу Левина, которому месяц назад исполнилось 5 лет.
     Из милицейской сводки:
     “4 июня на углу улиц Багрицкого и Красных Зорь в 17.50 произошло ДТП. 33-летняя женщина в алкогольном опьянении вышла из автобуса со своим 5-летним сыном. Сама она перешла дорогу, а ребенок заметался и попал под колеса ехавшей в попутном направлении машины. Спасти его не удалось”.

     — Со слов очевидцев мне известно, — подтвердила “МК” старший инспектор по пропаганде безопасности дорожного движения отдела ГИБДД УВД ЗАО Лариса Простоквашина, — что мать ребенка первая перешла дорогу и упала. Как говорят свидетели, ребенка она просто забыла на остановке. Потом, видимо, вспомнила про сына и позвала его. Мальчик побежал через дорогу. На остановке в это время стоял автобус, ребенок обежал его спереди и попал под машину, которая выехала из-за поворота.
     На место происшествия приехали две “скорые”. У матери было поцарапано лицо, и медики сначала подумали, что она тоже пострадала в ДТП, и увезли ее в больницу.
     Вторая “скорая” уехала ни с чем. Илья погиб на месте.
     ...Погибший Илюша жил с родителями в обычной кунцевской 9-этажке. Дверь на седьмом этаже — из латаного-перелатанного дерматина. Звонок не работает. В трехкомнатной квартире обстановка более чем скромная. В большой комнате на столе пузырек с валокордином и стопка фотографий, с которых голубыми глазищами смотрит белобрысый малец — серьезный до невозможности.
     Дома мама Марины Левиной, Антонина Евгеньевна, и тетка Марининого мужа Сергея.
     Антонина Евгеньевна только что приехала из Саратова:
     — Дочка отбила нам телеграмму: умер Илья. А потом я позвонила, и она уже мне рассказала, что случилось.
     — А что же случилось?
     — Как что? — не может скрыть раздражения женщина. — Она вела его через дорогу. За руку. А он вырвался и побежал. Тут как раз машина на большой скорости ехала...
     — А с Мариной или Сергеем можно поговорить?
     — Нет! — вдруг грудью встают обе женщины. — Они в шоке и не могут сказать ни одного слова. Вам лучше уйти.
     Из этой комнаты мне слышно, как Сергей ругается с Мариной, но слов не разобрать. Потом Марина начинает рыдать в голос.
     Квартира принадлежит Сергею. Он чуть-чуть моложе 33-летней Марины и женился на ней, как мне объяснили соседи, “с горя”. Когда Сергей демобилизовался, он остался совсем один: за короткое время умерли мать и бабушка с дедушкой, а отец ушел в другую семью. Тут-то и встретилась ему Марина. Родом из Саратова, вдова, только что схоронившая горячо любимого мужа.
     Марина была хорошенькой и спиртным еще не злоупотребляла. А самое главное — была доброй, трудолюбивой женщиной, да еще и рукодельницей. Правда, несмотря на все эти очевидные достоинства, свекр сразу заявил, что прописывать к себе невестку не собирается. Говорят, Марину это несколько обескуражило, но и сдаваться она не собиралась.
     В первом браке у Марины детей не было, и, по словам подруг, ей очень хотелось родить. Все получилось — родился здоровый мальчик Илюша. Марина навязала наследнику кофточек, нашила кучу одежек и торжественно дефилировала по двору со своим маленьким сокровищем. Но когда малышу исполнилось несколько месяцев, Марина ушла в отрыв. С сыном ее видели теперь редко. И присматривала она за ним своеобразно — соску, к примеру, совала ему в рот лет до четырех.
     Илья рос худеньким, добродушным молчуном — в свои 5 лет разговаривал неважно и на свой возраст не выглядел.
     В детском саду №1284 до сих пор не могут прийти в себя от страшного известия. Мальчик ходил туда два года, и все его запомнили как спокойного и послушного ребенка. Но мама Марина запомнилась воспитателям, пожалуй, еще больше. По словам воспитателей, Марина приходила за сыном всегда навеселе, а иногда и вовсе забывала забрать ребенка домой.
     Заведующая детсадом постоянно вразумляла нерадивую мамашу. Марина согласно кивала: мол, больше не буду, и проблему решала просто — просила сходить за сыном кого-то из соседей. В саду терпели все это по одной причине: воспитатели понимали, что только у них Илюша накормлен досыта. Но после того, как мать однажды не смогла найти входа в калитку, терпение педагогов лопнуло. С тех пор Илюшка все время был дома...
     Сама Марина по специальности швея-мотористка, но пахать “за тыщу” она не собиралась. Поначалу работал водителем Сергей, но вскоре с этим завязал. Однако водку, даже самую дешевую, в кредит не продают.
     Выход из положения нашли: решили сдавать квадратные метры. Сами поселились в маленькой комнате, Илья спал на двух составленных вместе драных креслах. А в две другие комнаты пустили квартиранток-путан — после чего перебои с деньгами на водку закончились. От жиличек была еще одна ощутимая польза: они присматривали за мальчиком.
     Сначал Марина с мужем пили тихо, по-семейному. Потом стали ругаться и драться.Часто глава семьи гневался и выгонял жену из квартиры, за ней следом увязывался Илюшка. Так и ночевали на ступеньках в подъезде. Марина ходила побитая и плакала, вспоминая первого, “золотого” мужа. Доставалось и ребенку: и лупили его, и на лестничную площадку выставляли, и по пьяни за сигаретами на улицу посылали.
     Зато в редкие минуты просветления Марина опять превращалась в заботливую мать семейства. В светлые свои периоды она даже по-своему баловала сына, покупала ему “еду” — сникерс или мороженое.
     Во дворе только и говорят о трагедии:
     — У нас все плакали в подъезде, к двоим даже “скорую” вызывали.
     А в отношении родителей соседи не стесняются в выражениях:
     — Таких надо убивать, — горячится баба Галя. — Илюша в глазах у меня стоит, как совеночек. То печеньку ему дашь, то конфетку. Вся лестница его кормила.
     И не могут женщины слышать, что Марина ни в чем не виновата — дескать, малыш сам вырвался из рук. Слишком много людей подтверждают, что не было у нее привычки держать сына за руку.
     А еще все переживают за водителя, который наехал на ребенка. Я не застала его дома, но жена сказала: “Он в таком состоянии, что даже со мной на эту тему разговаривать не может”.
     Как сообщили “МК” в УГИБДД г. Москвы, по этому ДТП сейчас отделом дознания проводится проверка. Выясняется, не нарушил ли водитель, сбивший ребенка, скоростной режим и была ли у него возможность вовремя затормозить. О возбуждении уголовного дела против Марины Левиной речи не идет.
     — Почему? — изумилась я. — А как же 125-я статья УК — “оставление в опасности”?
     Но в следственном отделе УВД ЗАО комментировать это отказались...
    


Партнеры