Звездный отец

Галкин все-таки спелся с Киркоровым

8 июня 2002 в 00:00, просмотров: 274
  — ...Не, ну ты глянь, что вытворяет. Ему бы на печке валяться да за курами своими следить. Да и с женой временами телемыло просматривать. А он глянь как разошелся. Ну и ну.
     — Да уж, подружка. И это в 70 лет. Я, наверное, ничего уже не понимаю... А что Борисовна-то — подъедет? Кристину я, кстати, видела. Она куда-то наверх двинулась. Филя, вон, на сцене парится. Только ее и не хватает. Я бы ее дождалась...
     Разговор примерно следующего содержания в исполнении двух длинноногих блондинок можно было услышать, если бы четверговым вечером вы ненароком оказались за кулисами “России”, где справлял свое 70-летие Бедрос Киркоров. Представлял бенефис папы его “родная кровинушка” — Филипп.
     Что? И вы могли подумать, что на праздник семейства, вокруг которого весь мир кружится, мог кто-то не приехать?.. Мог! Но не специально.

    
     До сих пор отечественный масскульт знал о папаше Бедросе немного. Поначалу он знал, конечно же, что у Филиппа должны быть и мать, и отец (иначе как бы мальчик получился!), и, конечно, раз Филипп Бедросович, то и папа соответственно Бедрос. Затем к этому знанию добавился облик великой Пугачевой, ставшей законной супругой мальчика. После чего наконец мы окончательно прозрели: отец Филиппа — певец, да к тому же и фермер. У Бедроса своя ферма в Нижнем Новгороде, и питается он со своего огорода (совсем как иностранные звезды-отшельники). Есть у него еще и родная сестра — Мари. И тоже Киркорова. И тоже, черт, поет. Певица то есть. Словом, все поем
     Что ж, это произошло. Семейство Киркоровых—Пугачевых пело на одной сцене. Зал рукоплескал. Приглашенные гости метались в “закулисье”, частенько шутили, иногда даже злобно (какая шутка, если она не злая?). Итак, немножко о шутках, о небольших моноспектаклях на сцене, за ней и еще кое-чего... из бенефиса.

Сцена первая
(на сцене Бедрос Киркоров и Клара Новикова).

     Клара: — Сына вот вижу! Ну а как там дочка? Старшая-то! Ну вспомни: если из сына ты “звезду” растил, то доча тебе досталась уже совсем “звездной”.
     Бедрос: — Моя Наташка, что ль? Ну я б не сказал “звезда”... Ах — Алла. Да-да.
     (Уже за кулисами, Новикова — Максиму Галкину): Я и не знала, что у него есть еще какая-то Наташка! Как неудобно получилось. И зал, что интересно, тоже удивился.
     Даже Паша Буре, сидевший в третьем ряду, тоже удивился! Некоторые товарищи, что порасторопней, сразу же заподозрили, что неизвестная Наташа — последняя дочка нынешней супруги Бедроса.

Сцена вторая
(за кулисами Филипп бегает-суетится).

     “О-о-о! Рэ-ми! Ми-ми!” — женщина, внешне очень напоминающая Монтсеррат Кабалье двадцатилетней давности, так громко распевается, что даже терпеливый режиссер злится: “А это еще кто? Тетя Фили Мари? Да. Сейчас, я чувствую, споет”.
     Тем временем на сцене вовсю идет концерт. Гости сменяют друг друга, именинник утопает в цветах.

Сцена третья
(Филипп за сценой с режиссером).

     “Ну вот, — Филипп топнул ногой, совсем как избалованный мальчишка, которому не дали конфету, — я так и знал. Сейчас поздравительная часть. А потом мы поем...”
     Одновременно с этим на сцене Бедрос:
     — Дорогие мои, я гибрид! Во мне течет итальянская, армянская, немножко греческая кровь. И поэтому вне плана я спою вам на армянском мою любимую песню.
     И поет. Зал ликует. Дедушка держится молодцом. После чего выходит Филипп.

Сцена четвертая
(на сцене Галкин — Бедросу Киркорову).

     Максим: — Бедрос, мне, как и вам, уже позвонил Басков. Ну вы в курсе, что у него отменили вылет из Таиланда. Далее я за него.
     Бедрос: — Ты? Ну не знаю. А петь-то умеешь? Ах ну да. Тогда будь. Или не будь. Ладно, тогда я начинаю.
     Они поют. Галкин со второго куплета сольно. Пародирует Баскова так четко, что даже Боря Моисеев, сидящий в третьем ряду, ерзает на стуле. За кулисами один известный журналист шутит, что у Галкина просто какая-то... любовь петь с людьми намного старше себя. Это по-научному даже как-то называется.

Финал.

     Приезжает она. Ей срочно нужна косметичка. Значит, все-таки споет. Пугачева выходит. Первый со стула встает Илья Резник, за ним весь зал. Все стоя аплодируют На сцену выходят все участники концерта. Занавес. Свет.
     Конец.
     P.S. А еще Филипп спел с папой. Пели красиво. Сам Киркоров-младший пел песню “Мама”. И тетя родная пела. А в конце папе-Киркорову подарили страховой полис. На 100000 долларов. Никто, правда, не уточнил, от чего застраховали Бедроса. Да и зачем?..
    



    Партнеры