Исповедь “неандертальца”

Бой Тайсона с Льюисом обойдется в 55 млн. $

8 июня 2002 в 00:00, просмотров: 464
  После долгих поисков рефери для боя Льюис—Тайсон, который состоится 8 июня в Мемфисе, власти штата Теннесси наконец остановились на Эдди Коттоне. За десять лет профессионального судейства Эдди реферировал девятнадцать поединков на звание чемпиона мира. Но на этот послужной список определил его жребий.
     Решающими оказались два момента — факт его любительской биографии и его физические данные. В течение восьми лет Эдди занимался тем, что разнимал заключенных на ринге тюрьмы в Нью-Джерси. В Эдди 250 фунтов, а ростом он почти два метра.
     — Мой тюремный опыт позволяет мне надеяться, что я управлюсь с Ленноксом Льюисом и Майком Тайсоном. Я таких же размеров, как они, и, если что-нибудь такое произойдет на ринге, взглянув на меня, эти парни серьезно задумаются, — говорит Эдди Коттон, дисквалифицировавший в свое время польского “разбивателя яиц” Эндрю Голоту за удары ниже пояса в печально знаменитом поединке с Риддиком Боувом.
     Майк Тайсон готовился к поединку на Гавайских островах в сказочном местечке Вайлеа, где ему отвели отдельную виллу, примыкающую к роскошному отелю, у самого берега Тихого океана, волны которого буквально стучатся в двери тайсоновской виллы. Именно здесь в конце мая Тайсон встретился лицом к лицу с мировыми спортивными медиа. Майк выглядел на миллион долларов, хотя за свой поединок с Льюисом он может получить тридцать пять миллионов. Он весил 225 фунтов. То были сплошные мышцы, жир согнали тренировки, брюшко исчезло.
     — Я самый плохой человек на планете. Зато бегаю пять-шесть миль ежедневно. Не вылезаю из тренировочного зала. Я хорошо знаю, что выгляжу иногда неандертальцем или шамкающим идиотом. Но я нравлюсь себе таким. Да ведь и вы понаехали сюда, чтобы поглазеть на идиота-неандертальца. Да, я Тайсон, я титан и тиран, я титанический тиран и тиранический титан. Иногда я говорю самому себе: “О Боже, лучше быть липовой знаменитостью, чем реальной никчемностью”. Да, мне приходится кривляться, чтобы билеты лучше продавались. Но это моя работа. Если бы я был ученым и эрудитом, я бы не делал такие деньги.
     И он прав, черт возьми, этот титанический тиран и тиранический титан! Ученые и эрудиты не зарабатывают 35 миллионов за 45 минут. За их выступления не платят 2400 долларов с носа, чтобы сидеть на лучших местах у ринга мемфисской “Пирамиды”. И уж конечно, никто не заплатит 54,95 $ за телевизионный показ ученых. А за показ боя Льюис—Тайсон на ТВ по всему миру уже подписались и расплатились миллион человек. Для того чтобы помножить миллион болельщиков на 54,95 $, не надо быть даже эрудитом. Подсчитайте, что получится. Почти 55 миллионов $!
     Стоит ли Тайсон этих денег? По мнению Тедди Атласа, который тренировал Тайсона-любителя, “Майк уже не боец. Это раздвоенная личность, потерявшая веру в себя. Но недооценивать его тоже нельзя. Он все еще опасен. Его удары по-прежнему смертоносны”.
     Тренировки в гавайском раю в Вайлеа на острове Мауи хотя и придали спортивную форму заметно расплывшейся фигуре Майка, но разум его не прояснили. Репортершам телекомпаний он отвешивал грубые сексуальные комплименты, а репортерам грозил, что раздавит мошонки. Как заметил репортер “Нью-Йорк таймс”, “Майк напоминает Отелло в исполнении Лоуренса Оливье в боксерских перчатках”. Доля истины в этом сравнении есть. Майк как Оливье играет. И хорошо играет. Майк, как Отелло, не может жить по законам общества. Он тоже, как мавр, ревнив и доверчив. (Последнее было гениально подмечено Станиславским.) Он ревнив к своей славе и доверяет окружающим его прихлебателям и сикофантам. Но, по-моему, ближе к истине его соперник Льюис. “Майк, — говорил Леннокс, — говорит и действует как персонаж из комиксов”. У Америки, молодой и незрелой, нет своей мифологии. Ее заменяют комиксы — в газетах и журналах, на телевидении и в кино. Боги этой мифологии — Супермен, Бэтмен, Спайдермен и так далее. Есть в ней и падшие ангелы-полубоги. Тайсон скроен по их лекалам.

* * *

     Но перенесемся вновь на гавайский остров Мауи, в райское местечко Вайлеа, где Майк готовился к поединку, тренируясь на спарринг-партнерах боксерах и спарринг-партнерах репортерах. Развалившись в кресле, он философствовал:
     — Да, мне хочется быть таким, как Гольерист Тайгер Вуде, таким, как Майкл Джордан, таким, как Вил Смит. (Актер, сыгравший Мохаммеда Али. — М.С.). Мне ничего не стоит разыграть комедию и выдать себя за того, кем я не являюсь. Но я не такой человек. Я человек несдержанный. Я всегда в заварушках, потому что я — Тайсон.
     ...Интервью подошло к концу. Тайсон поднялся с кресла. Солнце, проникавшее сквозь стеклянные двери, неожиданно осветило часть его лица. На второй по-прежнему лежала тень. Он неожиданно напомнил голову Хрущева работы Эрнста Неизвестного, венчающую могильную композицию на Новодевичьем кладбище в Москве.
     — Майк, последний вопрос... — крикнул кто-то из репортеров.
     — Если последний, то стреляй. (По-английски в смысле “валяй”.)
     — Тебе не кажется, что твой конец может быть насильственным?
     — Возможно, что так оно и будет, — ответил каннибал-философ после небольшой паузы тихим голосом.
     Тогда до поединка в “Пирамиде” Мемфиса оставались уже считанные дни...
    



Партнеры