Без траха и упрёка

9 июня 2002 в 00:00, просмотров: 622
  — Грекова, одумайся! Метелева, вернись в семью! — заклинал редактор отдела.
     — Что, интересно, вы надеетесь там увидеть? — саркастически спрашивал коллега по перу, второй год безуспешно пытающийся нарастить мышечную массу.
     — Девчонки, зачем вам куда-то идти? Давайте лучше я вам голый станцую, — предлагал спортивный обозреватель Петя.
     Но мы были непреклонны. Никакой самодеятельности, тем более на рабочем месте. Только закрытый женский клуб и красивый мужской стриптиз. Соратники явно не могли понять нашего стремления к прекрасному. Ближе к “часу икс” шутки стали особенно скабрезными, пожелания удачи невероятно ехидными, а некоторые обиженные коллеги мужеска пола вообще перестали с нами разговаривать. Но было уже все равно. Мы шли смотреть обнаженку.
Мальчики для коммунальщиков
     В одиннадцатом часу ночи в заведении было еще пусто. Нам, по-видимому, предстояло стать первыми клиентками. Улыбчивый менеджер Игорь проводил нас в темный зал и вежливо поинтересовался:
     — Вы напитки безалкогольные предпочитаете?
     — Что за дискриминация! — возмутилась одна из нас.
     — Мы что, так плохо выглядим? — соблазнительно поводя плечами, спросила другая.
     Менеджер оказался понятливым, и через минуту мы уже потягивали приятный коктейль (много молока и две капли ликера) и ждали обещанного шоу. И вот...
     На маленькой сцене появились двое юношей. Еще один влез на круглую площадку под потолком. Мерно задвигались плечевые суставы и прочие трицепсы, но танцем это нельзя было назвать даже в бреду. В такт ритмичной музыке мальчики зазывно вращали ягодицами, бросая на нас недвусмысленные взгляды. Становилось скучно.
     — Похоже на производственную гимнастику, — определили мы.— Может, дальше будет интереснее?
     Интереснее стало. Зажегся свет, и оказалось, что позади сцены стоят прозрачные душевые кабины. К одной из них не спеша направился мускулистый мальчик в плавках. Стыдливо повернувшись к залу спиной, юноша оперативно стянул трусики и бочком проскользнул в душ.
     — Может, ему помыться негде?— гадали мы. — Говорят, горячую воду в некоторых районах отключили...
     Мальчик тщательно намыливался и два раза вымыл голову. Под конец кабинка запотела так, что самого интересного мы не увидели.
     Вымытый до блеска юноша покинул душ, на ходу оборачиваясь полотенцем, и поднялся по узкой деревянной лестнице на балкон. Луч прожектора высветил белый саркофаг, при ближайшем рассмотрении оказавшийся солярием. Продолжая стесняться, юноша снова повернулся к нам задом, скинул полотенце и улегся загорать.
     Похоже, пришло время для еще одной порции коктейля. После второй стало веселее. Мы вспомнили парочку старых анекдотов, а мальчики, в восторге от нашего немотивированного хохота, удвоили усилия.
     — Какой хороший коктейль! — восхитилась одна.
     — Может, они в него что-то подсыпают? — подозрительно спросила другая. — Какую-нибудь шпанскую мушку, чтобы мы начали на мужиков кидаться...
     Даже если мушка и была, она не подействовала. Хотелось последовать совету редактора и вернуться в семью. Но чтобы журналист “МК” покинул поле боя?! Ни за что. Мы перебрались в бар.
Мальчики для коммунальщиков
     — Что, девушки, в первый раз у нас? — улыбчиво поинтересовался бармен, тщательно протирая стаканы.
     “И, видимо, в последний”, — мы понимающе переглянулись. Но юноша показался обаятельным — отчего не побеседовать. Разговор завязался легко. В барменах Сергей уже пять лет и, по его словам, перед тем как с головой окунуться в ночную жизнь, получил высшее юридическое образование. В стрип-клуб его привело стандартное мужское желание: хотелось денег и женщин.
     — Текучка здесь постоянная, — поделился несостоявшийся правозащитник. — Со дня открытия работают человек шесть, а остальные — недавнее пополнение.
     — А правда, что все стриптизеры... ммм... нетрадиционно ориентированы? — спрашиваем мы. Сергей не удивлен и не обижен, похоже, не мы первые задаем такие вопросы.
     — Ни в коем случае! — уверенно говорит он. — Нетрадиционно ориентированный парень никогда не возбудит женщину. А мы все-таки в женском клубе работаем.
     Но еще через несколько минут выясняется, что мужчины сюда тоже приходят. Правда, чтобы попасть в дамский заповедник, им приходится выкладывать больше ста “зеленых”. Сергей бросает загадочную фразу:
     — Все меню для мужчин — по двойному тарифу.
     Мы в недоумении. О чем это он? И тут Сергей поворачивает меню на подставочке обратной стороной. Забавно. “Фото с артистом” — 500 руб., “Приват-танец” — 2000 р., “Принять в зале душ с артистом” — 2000 р., “Называть гостью Госпожа, Хозяйка, Владычица и т.д. (30 минут)” — 2500 р., “Сопровождение до дома” — 15 000 р., увольнение сотрудника на сутки — 25 000”. Серьезная заявка на бордель. А вот этот намек Сергея заводит не на шутку.
     — Я не проститутка! — возмущенно говорит нам красавец-бармен. — Если даже девушка выберет меня, заплатит за мое увольнение 25 тысяч, а я ее не захочу...
     — И что тогда будет? — мы активно подначиваем парня.
     — Ни-че-го, — отчетливо выговаривает Сергей. — Никто меня не заставит лечь с ней в постель, если у меня нет желания.
     Ясно. Леди, будьте бдительны. Здесь кидают не по-детски. Платите почти тысячу долларов, а вам запросто могут заявить: “Я тебя не хочу, дорогая!”.
     Ктати, по словам нашего нового знакомого, в заведении бывают и жены политиков, и сами политики, и звезды шоу-бизнеса. Словом, весь столичный бомонд. Приходят даже 60-летние любители острых ощущений. Иногда мужчины приводят своих дам и заказывают для них приват-танец. Случается, возбужденные женщины засовывают деньги в плавки танцорам. Самая большая выручка “из трусов”? Три с половиной тысячи долларов. Совала, кстати, одна и та же дама. Напихала так, что вышел артист со сцены как абориген в перьях. Еще и купюры придерживал, чтобы не вываливались.
     Под занавес мы решаемся выяснить самое интересное.
     — Слушай, Сергей, а ваши танцоры ничего себе сами не запихивают в трусы? Чтобы объем создать...
     — На сто процентов — нет! — уверенно отвечает бармен. — Ты представь, его пригласят на приват-танец. И все это выпадет.
     Что же это за танец такой, от которого трусы трещат? Попробовать, что ли?
     На сцене в это время началось шоу. Удалось увидеть, как на сцену выбежали мужички в юбочках по колено. Юбочки медленно поползли вверх. “Шотландцы” обнажались по одному, демонстрируя умение снимать плавки, не показывая при этом причинных мест.
     Обилие голых задниц утомило окончательно. “В конце концов, это скучно!” — возмутились мы и попросили у бармена жалобную книгу. Эта конторская тетрадь оказалась самым интересным из всего, что мы здесь увидели. Самые живые эмоции вызвала у нас вот эта запись:
     “Восточный административный округ Москвы в лице начальника РУП ОЭЗ района “Гольяново” Ольги Викторовны и заместителя по общим вопросам Ксении Васильевны выражают благодарность за внимательное и чуткое отношение к постоянным клиентам клуба и работникам жилищно-коммунальной системы Москвы. Мы работаем для вас — вы работаете для нас”.
Руками, губами, языком...
     Менеджера наше поведение всерьез насторожило. Обиженные клиентки — что может быть хуже для подобного заведения? Игорь подозвал одного из танцоров, шепнул ему несколько слов и слегка подтолкнул в нашу сторону.
     Буквально через пару минут где-то сзади возникло тело. Мускулистый и обаятельный красавец прижимался, улыбался, нежно терся и, ве это — персонально для нашего стола. Потом на пол полетел белый жилет, белые штаны, после чего юноша (скажем прямо, довольно упитанный) уселся на хрупкие девичьи колени. Откровенно говоря, 90-килограммовая туша на коленях — не самое приятное ощущение. И уж точно не возбуждает. А мсье с удовольствием возился, еще и плавки пробовал снять. Категоричными жестами мы дали понять мальчику, что все, хватит. Баста, карапузики, кончились танцы. Юноша понял и, придерживая символические плавки, ретировался.
     К нам наклонился менеджер:
     — Приват-танец не желаете?
     Мы заинтересованно переглянулись. Тот самый приват, о котором столько говорил бармен? Почему бы и нет?
     Игорь с многообещающей улыбкой взял нас под руки и провел в узенькую потайную комнату. “Ждите, сейчас к вам придут”.
     Помещение по размерам напоминало санузел стандартной московской квартиры: метр на два с половиной. “Удобства” заменял мягкий диван с кучей подушек. Прошло пять минут, десять. Никто не появлялся.
     — Может, это будет танец с переодеваниями? — задумчиво проговорила одна.
     — Ага. А еще с саблями и под музыку Хачатуряна. — скептически отреагировала другая.
     — Ты не романтик... — вздохнула первая. — Тебе не понять эстетику обнаженного тела.
     Но искусствоведческой дискуссии не суждено было состояться. Дверь скрипнула, и вошли они. Высокие, красивые, вкусно пахнущие. Словно только что с обложки пафосного мужского журнала.
     Мальчики включили музыку, плотно придвинулись к нам, и... Какие танцы? Какая, на хрен, эстетика? К нам просто-напросто банально приставали! На языке науки это называется прелюдия. Или предварительные ласки. Но точно не танцы. И даже не стриптиз.
     Нельзя сказать, что мы тосковали по такому тесному общению с половозрелыми юношами. Так что пришлось быстро прекратить вакханалию под смешным предлогом: некогда нам, на метро опаздываем.
     На свежем воздухе подвели нерадостный итог. Удовольствия ноль, не смешно и не красиво. Словом, заведение не для нас. Клуб рассчитан на тех дам, которым хочется молодого здорового тела. А эстетические запросы журналистов “МК” все эти “грязные танцы” точно не удовлетворят.
     Да... Лучше бы нам станцевал спортивный обозреватель Петя.
    


Партнеры