Публичный дом — источник знаний

Наши библиотеки рассыпаются в руках

10 июня 2002 в 00:00, просмотров: 213
  Во времена моей юности среди девчонок бытовало мнение, что заводить знакомства лучше всего в читальном зале библиотеки. Вроде как получишь гарантию, что парень не дурак: и поговорить с ним будет о чем, и карьера ему в перспективе светит...
     Если верить сегодняшней рекламе, современная молодежь книжек не читает, зато на всех перекрестках дует пиво. Но кто же нынче доверяет рекламе? И корреспондент “МК” отправился в поход по библиотекам, благо в Москве их меньше не стало.
    
  
   ...Заполненные до отказа читальные залы, тихонько перешептывающиеся парочки, склонившиеся над толстенной книгой — одной на двоих — за столом у окна... Если бы не модные прикиды ребят и прически девушек немыслимой в прежние времена расцветки, все было б точно как в годы моей студенческой поры. А вот читателей среднего возраста — почти никого. В зале абонемента тоже явное большинство за молодыми да умными. Один школьник просит подобрать ему литературу для реферата “Финансовые затраты Олимпиады в Нагано”, другой пришел за книжками для доклада “Христианство в Японии”, а девчушке в мини срочно понадобились русские футуристы. Зато бабуленьке подавай любовный роман: “Только мне, доченька, что-нибудь новенькое. Все, что у тебя вон на той полочке, я уже прочитала”.
     — Да сейчас спрос на книги даже больше, чем лет двадцать назад. Причем процентов восемьдесят наших читателей — как раз самая что ни на есть молодежь, — убеждена директор централизованной библиотечной системы №3 СВАО Зоя Локшина. — Программы в школах, а особенно в колледжах и вузах, серьезные, вот и просят ребята подобрать соответствующую литературу.
     — Художественную классику кто-нибудь читает?
   
  — Разумеется. И русскую, и зарубежную. Постоянно спрашивают Чехова, Достоевского, Бунина, Мельникова-Печерского. А уж те произведения, которые входят в школьные программы, буквально нарасхват.
     — Значит, права москвичка Л.Павлова, приславшая в “МК” гневное письмо: “Оторопь берет, когда видишь, как везут грузовики во вторсырье прекрасные книги, украсившие бы любую районную библиотеку. Среди них произведения Л.Толстого, Лажечникова, В.Астафьева, Н.К.Рериха, Золя, Бальзака, Хемингуэя и многих других. Наверняка варвары, которые шлют такие книги под нож, ничего, кроме своих сберкнижек, не читают!”?
     — Нам часто приносят книги буквально пачками, но обычно издания 40—60-х годов — в основном общественно-политической тематики или произведения советских авторов, которых практически не спрашивают, таких, как Галина Николаева, Кочетов, Бабаевский... Предлагают комплекты журналов за несколько десятилетий, только куда их девать? А вот Толстого с Хемингуэем нам почему-то не несут. Сегодня на крыльце нашла очередного “подкидыша” — Серафимовича. Мы чуть ли не умоляем людей: сдайте в макулатуру, у нас все это есть, сами списываем.
     — Какие же книги вы списываете?
    
— Как правило, это ветхая или морально устаревшая литература. В советские годы Главлит составлял списки книг, подлежавших списанию — чаще всего по политическим соображениям. Теперь этого нет. Мы даже директивы съездов по одному экземпляру оставляем обязательно, ведь это история. Романы в бумажных обложках превращаются в труху максимум лет через пять — их не жаль, хотя они тоже нужны, например, пенсионерам или одиноким женщинам. А достойные книги стараемся реставрировать в мастерской, для мелкого же ремонта при библиотеке есть переплетчик.
     — Где вы пополняете свои “закрома”?
    
— Обычно — в коллекторе массовых библиотек. А литературу на иностранных языках или для отдела музыкальной литературы покупаем в магазинах. Сотрудничаем с “Академкнигой”. Есть некоторые фирмы, с которыми сложились настоящие дружеские отношения — они дают нам книги без всякой предоплаты и, бывает, по полгода ждут, когда мы по мере возможности расплатимся с долгами.
     — Вы идете только за спросом или пытаетесь как-то формировать вкусы читателей?
     — Мы, конечно же, не довлеем над читателем. Но работники, которые делают закупки, — специалисты только высокой квалификации, и их выбор волей-неволей способствует тому, что у молодых читателей вырабатывается хороший вкус. Благо сегодня есть из чего выбирать, это в СССР до 70% издаваемой литературы было общественно-политической тематики. Мы продолжаем собирать классическую, философскую литературу — она пользуется большим спросом. А такие книжки, как суперпопулярный сейчас “Гарри Поттер”, помогают приучить к чтению детей, которые не хотят заниматься ничем, кроме компьютера. Главное — чтобы ребята начали читать. А потом они перейдут и на другие книги. Макулатуру мы не покупаем.
     — В вашей библиотеке всегда так много читателей, как сегодня?
  
   — Каждый день приходят до пятисот и даже больше человек. Это, конечно, замечательно, но нагрузка большая. Библиотекари еще выдерживают (хотя им очень тяжко приходится), а вот помещение — нет. И одна из самых больных проблем — ремонт. Последний раз нас ремонтировали двадцать лет назад. Если раньше в районе было 5—7 библиотек, то теперь в округе — 40. Поэтому пока дождешься своей очереди, все приходит в состояние полного раздрая: полы в выбоинах, столы разваливаются, потолок весь в протечках, трубы как решето, сантехника вообще никакая... Все требует полной замены. Но в этом году в очереди на капитальный ремонт мы наконец первые.
     — Кто идет работать библиотекарем?
     — Еще лет пятнадцать назад к нам приходили девочки после школы, недобравшие баллы в институт. Многие “заболевали” библиотечным делом и, закончив техникум или вуз, возвращались к нам навсегда. Куда теперь деваются девочки из интеллигентных семей, не знаю. Распределения после институтов сейчас тоже нет — с библиотечным дипломом идут куда угодно, только не к нам. За последние пять лет во все публичные библиотеки Москвы пришло, может быть, пятеро выпускников института культуры! Поэтому самым “юным” нашим работникам уже за тридцать. А больше половины — вообще пенсионеры. Это страшно, потому что получается: у нашей профессии нет будущего.
     — Почему? Разве дети библиотекарей не идут по стопам родителей?
  
   — Наверное, мамы отсылают детей в другую сторону. Не каждый может позволить себе роскошь работать в библиотеке. Если у тебя нет надежного тыла, на наши зарплаты не протянешь. Выпускник библиотечного техникума так же, как человек вообще без специального образования, получает 6-й разряд, а это 750 рублей. С московскими надбавками — 1134 рубля в месяц. Чтобы дослужиться до 11-го разряда, нужно иметь высшее профессиональное образование и хороший стаж. Тогда у тебя будет зарплата 1205 рублей плюс 654 “лужковских”. Ну и кто из молодых соблазнится? Держимся исключительно на энтузиазме и преданности старых кадров. Я и сама порывалась когда-то уйти, но вот уже почти сорок лет переступаю порог библиотеки и понимаю: ну не смогу я без нее...
     ...Москвичи тоже не представляют свою жизнь без публичных библиотек, расположенных, что называется, под боком. Кроме “тяжеловесов” федерального подчинения — таких, как Российская государственная (бывшая Ленинка), Российская историческая, Иностранной литературы и т.д., — в столице еще 428 так называемых публичных библиотек. Среди них — чисто российское явление! — и самостоятельные специализированные детские библиотеки. А не так давно открылись совершенно уникальные: Библиотека по истории русской культуры и философии имени Лосева, фонд которой состоит в основном из личных собраний Алексея Федоровича, и Библиотека русского зарубежья, учрежденная Фондом Солженицына, московским Комитетом по культуре и издательством “Русский путь”, в которой большая часть книг — из личного собрания Александра Исаевича.
     За последнее десятилетие публичных библиотек в Москве стало больше аж на 12 штук. Но их финансирование безнадежно отстает от роста цен на книжном рынке. Библиотечные работники ломают головы, как удовлетворить запросы, не обидев читателей разного возраста. И так уже количество новых поступлений литературы в городские библиотеки резко упало: с 1 млн. 94 тыс. единиц в 1995 году до 816 тыс. — в 2001-м. А тут еще новые расценки с НДС, “сожравшие” пятую часть новинок, которые мы могли бы прочитать! У Даля приводится изречение: “Все товар, а книги — не товар”, да, видимо, законодатели в Даля не заглядывают... Между прочим, во всем цивилизованном мире действуют стандарты, в которых четко определено, сколько должно быть книг в публичной массовой библиотеке разного уровня (муниципальной, окружной, префектурной) при определенной численности населения. И лишь Россия все никак не утвердит нормативов на этот счет!..
     В 1998 году в Москве была принята комплексная программа модернизации публичных библиотек, однако средства на нее выделили только в 2000-м. Из необходимых для этого дела 96 млн. казна раскошелилась лишь на 5 млн. рублей. Тем не менее на эти деньги пять городских библиотек, которые являются основными держателями фонда и практически методическими центрами для всех своих “коллег”, получили оборудование, позволяющее создать электронный каталог с полной аннотацией книг. Кое-где уже подключились к Интернету, в других библиотеках только готовятся работать во Всемирной Сети. Да опять незадача! Женщины-библиотекари — абсолютные гуманитарии. Каталоги составлять умеют, а вот если “машина” начинает чудить, исправить сами ничего не могут. Ну и какой инженер пойдет к ним на зарплату в 1800 рублей? Только совместитель: значит, жди его полдня...
     В прошлом году Москва выкроила из своего бюджета еще 27 млн. рублей на реализацию одного из главных проектов — создание телекоммуникационной инфраструктуры. Она должна объединить 48 главных библиотек, среди которых 35 — “головные” централизованных библиотечных систем... Это позволит библиотекам работать на современном уровне. Ведь у сегодняшнего читателя очень широкие запросы. Согласно современным стандартам, мы с вами вообще уже не читатели, а пользователи. И нам нужен все больший объем информации, и добыть его можно лишь из очень разных источников. Было бы из чего добывать, а уж библиотекари Москвы постараются.
    


    Партнеры