Хроника событий Холодно без Холодова: нашему Диме исполнилось бы 50 В Челябинске презентовали проекты по благоустройству, развитию культуры и детского спорта Тверские журналисты получили награды из рук "федеральных" коллег Сахалинские инвалиды будут бесплатно заниматься на «Горном воздухе» Южноуральские власти борюся со стихией

Формула обвинения

10 июня 2002 в 00:00, просмотров: 910

  Сегодня на процессе по делу об убийстве Дмитрия Холодова продолжились прения сторон — были запланированы выступления Юрия Викторовича и Зои Александровны Холодовых, потерпевшей Екатерины Деевой, адвокатов родителей Димы, а затем — защитников шестерых подсудимых (их защищают в общей сложности 14 (!) человек). А прения в пятницу завершились тем, что возглавляющая государственное обвинение Ирина Алешина потребовала для каждого из подсудимых суровой меры наказания.
     Им инкриминируются обвинения сразу по нескольким статьям, но главное — это совершение умышленного убийства журналиста Дмитрия Холодова при отягчающих обстоятельствах (убийство было совершено в связи с тем, что наш коллега выполнял свой служебный долг, совершено группой лиц по предварительному сговору, способом, опасным для жизни многих людей). Подсудимых также обвиняют в покушении на жизнь сотрудников “МК” Екатерины Деевой, Елены Бойченко и Михаила Жданова, которые пострадали в результате взрыва.
 
    Другие пункты обвинения — хищение и незаконное хранение боеприпасов, кража, превышение служебных полномочий, умышленное повреждение чужого имущества...
     Государственные обвинители считают, что подсудимых нужно лишить воинских званий и наград, конфисковать у них имущество и заключить их в колонию строгого режима. Павла Поповских, по мнению представителей гособвинения, следовало бы покарать смертной казнью, но, поскольку на нее наложен мораторий, для бывшего главы разведотдела штаба ВДВ попросили 15 лет. Для бывшего командира особого отряда специального назначения 45 полка ВДВ Владимира Морозова — 14 лет и 6 месяцев. Длительных сроков лишения свободы обвинители потребовали и для его экс-сослуживцев — 11 лет для Александра Сороки, 9 лет для Константина Мирзаянца, 10 лет для Константина Барковского. И 9 лет для сотрудника частного охранного агентства “Р. О. С. С.” Александра Капунцова.
     В общих чертах версия обвинения выглядит так.
     В конце 1993 года Павел Грачев поставил Поповских задачу прекратить негативные публикации об армии и лично о нем, министре обороны. Особенное возмущение Грачева вызывали статьи Дмитрия Холодова.
     Впоследствии возглавлявший ВДВ Подколзин и его заместитель Зуев неоднократно доводили до Поповских негодование Грачева и в конце концов ему пригрозили тем, что 45-й полк ВДВ, который курировал Поповских, может быть расформирован. Никакие “мягкие” попытки воздействовать на Холодова не срабатывали, Дима не отступал от свой позиции...
     Полковник поручил командиру особого отряда 45-го полка Морозову организовать слежку за Дмитрием, выявить его контакты и маршруты передвижения. В слежке участвовали военнослужащие отряда.
     После очередного жесткого требования начальства разобраться с журналистом Поповских решился организовать убийство Димы. В начале октября 1994 года он посвятил в свой план Владимира Морозова, замдиректора частного охранного агентства “Р. О. С. С.” Александра Капунцова (это агентство было создано по инициативе полковника, и его жена была соучредителем этой фирмы) и лейтенанта запаса Константина Барковского (Барковский в прошлом служил вместе с Морозовым и был многим обязан Поповских). К совершению преступления привлекли также специалиста-взрывника особого отряда Александра Сороку и заместителя Морозова Константина Мирзаянца.
     Морозов изготовил “мину-ловушку” — самодельное взрывное устройство в “дипломате”. Утром 17 октября 1994 года командир особого отряда доставил начиненный взрывчаткой “дипломат” на Казанский вокзал и там отдал его Барковскому. Барковский положил “мину-ловушку” в камеру хранения и получил жетон. Этот жетон Капунцов попытался передать Холодову — но в тот момент Дима брать его отказался. Дмитрию пообещали, что в камере хранения он найдет чрезвычайно важные документы, которые помогут его журналистским расследованиям, но, несмотря на это, наш коллега был очень осторожен.
     Холодов вернулся в редакцию. За ним продолжали следить Морозов и Барковский, а Капунцов тем временем доложил Поповских о “новых обстоятельствах”. После этого один из соучастников преступления — очевидно, тот, кого Дима уже знал лично, — подъехал к “МК” и отдал Холодову жетон. Дмитрий вновь отправился на Казанский вокзал, получил там “дипломат” и вернулся в редакцию.
     По версии обвинения, открыть “дипломат” Дима смог только в “МК” потому, что ключ от портфеля ему передали в самый последний момент.
     Вернувшись на работу с “дипломатом”, Дмитрий Холодов сказал коллегам, что он получил очень важные бумаги и собирается их посмотреть. Через несколько минут прогремел взрыв...
    

Дмитрий Холодов. Хроника событий



Партнеры