Александр Благов: Придёт то время, когда вооружаться не захочет никто

14 июня 2002 в 00:00, просмотров: 489
  Мы и не предполагали, сколько людей интересуется у нас оружием! Часа, отведенного на “прямую линию” с начальником Управления по лицензионно-разрешительной работе и контролю за частной детективной и охранной деятельностью ГУВД Москвы Александром БЛАГОВЫМ, конечно, не хватило. Причем звонили не только повернутые на “стволах” мужики, но и дамы, желающие пострелять на законных основаниях.
     В общем, мы постарались выбрать самые типичные и самые интересные вопросы. А тех, кто не дозвонился или жаждет продолжить беседу и решить наконец свои проблемы с оружием, ждут в самом управлении. Адрес такой: Москва, ул. Щепкина, 20.
Про документы
     “Документальная тема” оказалась самой животрепещущей. Понятно, что загреметь на нары за незаконное ношение оружия никто не хочет. Вот все и интересуются, как выправить нужные бумаги.
    
     — Я пенсионер, офицер запаса. Живу в Москве и имею дом на Украине, на лето постоянно уезжаю туда отдыхать. Как мне лицензию получать на провоз ружья?
    
— Это нужно сделать у нас в управлении. Вам нужно принести разрешение на оружие, плюс ваше заявление. Понадобится еще приглашение на охоту, которое вам должна дать украинская охотничья организация, и небольшая госпошлина. И мы вам выдадим разрешение на вывоз оружия и обратный ввоз.
    
     — Меня зовут Сергей, я из Зеленограда. Почему сейчас милиция отказывает в выдаче или продлении разрешения на оружие при утере паспорта? Говорят, скоро вступит в действие новый Кодекс административных правонарушений, и по нему за утерю паспорта или нарушение ПДД будут вообще лишать оружия...
  
   — Нет, это не так. Лишать оружия за это не будут. А сейчас вы обратитесь к начальнику отдела лицензионно-разрешительной работы ОВД Зеленограда и сошлитесь на меня. Это не основание для отказа в выдаче лицензии.
     — В милиции еще требуют сдавать отпечатки пальцев. Это законно?
     — Категорически незаконно. Оставьте свои координаты — мы разберемся.
    
     — В 50-х годах гладкоствольное охотничье оружие не подлежало регистрации. Интересно, почему? Ведь режим тогда был строже...
    
— Действительно, было время, когда такое оружие не регистрировалось. Потом вышло специальное постановление правительства по этому вопросу, и оно стало регистрироваться с начала 70-х. И сейчас, наверное, это оправданно. Все-таки обстановка в стране не очень спокойная.
     — Так оно же охотничье!
    
— К сожалению, охотничье оружие тоже используется при совершении преступлений.
    
     — Вас беспокоит Григорий. С чем связаны большие очереди за получением лицензий на нарезное оружие? У вас что, сотрудников не хватает?
     — У вас сведения очень старые. Еще осенью прошлого года мы в службу добавили 218 человек на Москву. Специально для организации групп разрешительной работы в ОВД по месту жительства. И делегировали туда полномочия по выдаче лицензий и разрешений на гладкоствольное, газовое оружие. Сейчас, по нашим сведениям — а мы совсем недавно проверяли организацию работы этих групп, — там очередей нет. А вот лицензию на нарезное оружие вы можете получить только в окружном управлении.
    
     — Охотник с 28-летним стажем из Владимирской области беспокоит. За 28 лет я никаких правонарушений не совершал, даже помогаю браконьеров ловить. Почему же я каждые 5 лет должен перерегистрироваться, собирать все эти справки? Мне ездить ведь очень далеко...
   
  — Когда Госдума принимала Закон об оружии, были учтены все предложения: и Минздрава, и МВД — тут от нас ничего не зависит.
     — А при чем здесь кровяное давление?
   
  — По моим сведениям, давление в справках не указывается.
     — Зачем тогда проходить всех этих врачей?
     — Дело в том, что есть определенный перечень заболеваний, наличие которых не позволяет гражданину получить разрешение или лицензию. Форма справки 046 определена Минздравом.
     — Ну а у дедушки какого-нибудь слух не очень хороший. Что же ему теперь, на охоту не ходить?
     — Прежде всего требуется острота зрения — это действительно важно. Возьмите постановление правительства и Закон об оружии — там об этом четко сказано. Есть перечень болезней, которые не позволяют гражданину иметь лицензию или разрешение. Про давление и слух там не сказано.
     — Но специалисты-то эти есть. И я сижу к ним в огромных очередях в райцентре.
    
— Это вопрос к Минздраву. Лицензия на оружие не выдается при наличии у гражданина хронических и затяжных психических расстройств с тяжкими, стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями; больным алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией; имеющим остроту зрения с коррекцией ниже 0,5 на одном глазу, ниже 0,2 — на другом. Или 0,7 на одном глазу при отсутствии зрения на другом.
    
     — Муж жалуется, что получить лицензию легче, чем от нее потом отказаться. У него помповое ружье, он им не пользуется, а деньги за продление лицензии платить ему жалко.
  
   — Госпошлина за продление стоит всего 10 рублей. На 5 лет.
    
     Этот вопрос разрядил напряженную атмосферу “прямой линии”, нашлось даже место шутке: “Да муж ей небось соврал, что всю зарплату нам отдать придется!”
Про самооборону
     — Нужно ли разрешение на пневматический пистолет?
   
  — Не нужно. Хотя есть категория пневматического оружия, которая относится к охотничьему, — это винтовки с дульной энергией более 7,5 Дж. Они требуют разрешения. А те пневматические пистолеты, которые продаются сейчас в магазинах, — нет.
    
     — В начале 90-х годов я приобрел газовый револьвер. Возможно ли его сейчас зарегистрировать?
   
  — Возможно. Если это оружие сертифицировано в установленном порядке. Каким способом вы его приобрели?
     — Естественно, неофициально — с рук, это ведь было в начале 90-х...
     — В таких случаях мы проводим проверку. Если не подтверждается криминальная основа приобретения оружия, то мы его регистрируем. Поэтому, если не чувствуете за собой вины, приходите в отдел лицензионно-разрешительной работы по месту жительства. А сейчас ваш пистолет находится в незаконном обороте. Поэтому вы рискуете — в случае, если вас задержат с этим оружием, вы можете быть привлечены к уголовной ответственности по статье 222 УК.
    
     — Александр беспокоит, из Красногорского района Подмосковья. Как вы думаете, наступит ли такое время, когда обыкновенный человек сможет иметь боевое оружие, хотя бы с резиновыми пулями, типа “Оса”?
    
— Знаете, я больше жду то время, когда у нас никто вообще не захочет иметь никакого оружия, потому что будет твердо уверен: он в совершенной безопасности. Мы сторонники того, чтобы законными способами добиться такого уровня снижения преступности, когда человек не будет бояться выходить на улицу.
     — А мировая практика что об этом говорит? Наступит такое время?
 
    — Мировая практика разная. Я могу сказать об опыте Америки или Германии. В Германии короткоствольное оружие: пистолет, револьверы, которые стреляют пулями, — запрещено категорически. Там практически невозможно получить на него разрешение, потому что у них очень сложный закон об оружии. А в Америке по-другому. Там в каждом штате свое законодательство. Например, в Джорджии свободная продажа оружия, о чем в принципе они сожалеют. А в большинстве штатов запрещено любое оружие, даже для самообороны.
    
     — Меня зовут Леонид Ерошкин. Как приобрести боевое оружие для самообороны?
    
— Вы можете приобрести только разрешенные виды оружия, которые у нас предусмотрены в Законе об оружии. Это, например, газовый револьвер, аэрозольное устройство, бесствольное оружие.
     — Мне нужно не попугать, а именно для самообороны!
  
   — Вы можете приобрести также гладкоствольное охотничье ружье. Есть укороченные виды, которые продаются специально для самообороны. А боевой пистолет вам просто не продадут официально. Он не разрешен к приобретению гражданам России.
     — То есть обороняться я не могу?
   
  — Можете, но только разрешенными видами оружия.
    
     Оставляя детей одних в доме, научите их на все звонки отвечать:
     “Папа и мама заняты. Они чистят и смазывают пулемет”.
    
Из бытового народного опыта.
Про наказание и контроль
     — Вас беспокоит Римма из Москвы. Не считаете ли вы, что уголовное наказание за хранение оружия, а тем более боеприпасов — устаревшее явление? Ведь в конце концов оружием может быть любой предмет: от утюга до вилки.
     — Статья 222 УК предполагает определенные виды оружия. Там нет ни топора, ни вилки, речь идет об огнестрельном и холодном оружии. Все изъятое оружие, в том числе и холодное, которое труднее отличить от предметов хозяйственно-бытового назначения, забирается на экспертизу. И эксперт дает заключение. Только после этого решается вопрос: привлекать человека к уголовной ответственности или нет.
    
     — Насколько надежно осуществляется контроль за оружием, которое находится на руках? Ведь известны случаи, когда оружие годами не перерегистрируется и вообще из поля зрения милиции выпадает.
   
  — Есть такие случаи, к сожалению. В настоящее время 90% оружия, зарегистрированного в Москве, находится у нас в компьютерной базе данных. Но со старым оружием, годов 70-х, такое возможно. Если оружие сертифицировано, не находится в розыске, не применялось при совершении преступления, мы стараемся его легализовать. Когда владелец приходит и говорит, что ему осталось ружье от дедушки, мы проводим проверку и стараемся его зарегистрировать. Подчеркиваю: не изъять, а зарегистрировать! У нас сейчас нет установки на изъятие и уничтожение. Это делается в исключительных случаях.
     — Сколько стволов нарезного и гладкоствольного оружия и спецсредств сейчас на руках в Москве?
  
   — В Москве на сегодняшний день 386 тысяч владельцев оружия. Самого оружия несколько больше — 433 тысячи единиц, у некоторых по нескольку зарегистрировано.
     — Это больше, чем в других регионах?
     — Однозначно. Могу точнее сказать по видам оружия: газового — 180 тысяч, гладкоствольного охотничьего — 223 тысячи. Плюс 28 тысяч единиц нарезного охотничьего оружия. Это достаточно большие цифры. Ни в одном регионе России такого количества нет. Но, наверное, это и справедливо: ведь численность населения у нас достаточно большая.
    
     — Мой брат хочет приобрести “Осу”, но у него в 1984 году был условный срок (1 год) за холодное оружие. Он имеет право сейчас приобрести “Осу”?
  
   — Если судимость погашена — да.
     — И охотничье ружье можно?
     — Любое, которое у нас разрешается по Закону об оружии.
    
     — Моя подруга нашла газовый пистолет. Она может на себя его зарегистрировать или должна обязательно сдать?
 
    — Его надо сдать. Она нашла его на улице?
     — Нет, остался от бывших квартирантов.
     — Наверняка пистолет зарегистрирован на бывшего владельца. И потом, она же не знает, откуда этот пистолет вообще взялся. Каким образом попал в руки квартиранта? А вдруг он с какого-то места преступления или находится в розыске?
     — Но его же можно, наверное, проверить.
   
  — Его можно, конечно, проверить. Но в данном случае лучше добровольно его сдать и получить за это вознаграждение. Есть 797-е распоряжение правительства Москвы: за добровольно сданное оружие, которое не зарегистрировано, выплачивается вознаграждение.
     — Но оно значительно меньше стоимости оружия!
     — Конечно, меньше, но это законный путь. Ваша подруга может оформить себе лицензию и приобрести, немножко добавив, другое оружие для самообороны.
СКОЛЬКО ЗАПЛАТЯТ ЗА СДАННОЕ ОРУЖИЕ?
     За каждую единицу:
     — боевого огнестрельного оружия — 10 МРОТ;
     — служебного оружия (за искл. гладкоствольного длинноствольного) — 5 МРОТ;
     — гладкоствольного, самодельного огнестрельного или обреза — 2 МРОТ;
     — газового или холодного оружия — 1/2 МРОТ;
     — боеприпаса — 1/20 МРОТ.
     За каждую гранату, мину, снаряд — 5 МРОТ.
     За каждые 1000 г взрывчатки — 5 МРОТ
Про холодное оружие
     — Вы не могли бы помочь разобраться с холодным оружием? Сейчас столько продается ножей! Часть из них идет как охотничье оружие, а другие, точно такие же, сертифицированы как туристские или хозяйственно-бытовые инструменты. Если у меня нож, я должен документ на него иметь или сертификат какой?
    
— Если вы носите с собой нож, милиция может вас задержать, провести проверку. Но никакая экспертиза никогда не скажет, что это холодное оружие, если этот нож сертифицирован как предмет хозяйственного назначения. Вы можете для собственного успокоения попросить в магазине на него сертификат госстандарта.
     — А это поможет?
    
— Во всяком случае, это ускорит процесс разбирательства. А зачем вы ходите с ножом?
     — Ну, на охоту и на рыбалку тоже...
     — Вы владелец огнестрельного оружия?
     — Да. Охотничьего ружья.
     — Вы имеете полное право носить любое холодное оружие, находясь на охоте, если у вас с собой разрешение на огнестрельное охотничье оружие. В законе так прямо и сказано: владелец огнестрельного охотничьего оружия имеет право приобретать холодное, носить его и хранить.
    
     Охотник садится в трамвай и кладет себе на колени ружье, направив его дулом на соседа. Тот волнуется:
     — Поосторожней, а то вдруг выстрелит!
     — Ну и что? Еще раз заряжу.
    
     — Скажите, на каких основаниях можно законно приобретать холодное оружие, допустим, сабли, шашки, штыки? И обязательно ли его надо регистрировать?
   
  — Его надо обязательно регистрировать, но в данном случае человек будет выступать уже в качестве коллекционера. Поэтому вы должны оформить лицензию на коллекционирование. Эту лицензию оформляем тоже мы.
     — Хранить холодное оружие следует обязательно затупленным?
     — Нет. Единственное условие — должны быть металлический сейф и сигнализация, то есть договор с вневедомственной охраной на охрану квартиры.
Про игрушки, свободу и экзотику
     — Сейчас во многих магазинах появились точные копии боевого оружия — либо пневматические, либо муляжи. Как милиция относится к таким игрушкам?
   
  — Достаточно отрицательно. Это оружие переделывается из боевого на макеты в Ижевске и поставляется сюда в состоянии, непригодном для стрельбы. Но нас это беспокоит, поскольку в Москве уже зарегистрированы преступления с применением такого оружия. Мы предлагаем продавать это оружие только в оружейных магазинах и только коллекционерам.
     — А как вы опознаете коллекционера?
    
— А критерием будет наличие у гражданина лицензии на коллекционирование оружия.
     — А коллекционерам нужна специальная лицензия?
     — Естественно. А для чего еще такое оружие может продаваться? Сейчас любой гражданин, любой подросток — ограничений нет совершенно никаких — может купить себе такой автомат, как ППШ, и пойти по улице гулять с этим макетом. Но он же внешне ничем не отличается от боевого — кто знает, что у него внутри?
    
     — Во всем мире охотятся с луками и арбалетами. А как у нас с этим?
     — Правила охоты у нас, в России, запрещают охоту с луками, арбалетами, то есть с метательным оружием. Частное лицо приобретать такое оружие не имеет права. А вот спортивные организации его приобретают, мы его регистрируем, но только для использования на спортивных объектах.
     — А как вы сами относитесь к охоте с луком и арбалетом?
     — Считаю, что это интересно.
    
     — Будет ли расширен список разрешенных к применению спецсредств для сотрудников ЧОПов?
 
    — Думаю, рассматриваться такой вопрос будет обязательно. Вот сейчас находится на рассмотрении новый закон о частной негосударственной детективной и о частной негосударственной охранной деятельности. Как только Госдума его примет, будет переработан наш ведомственный приказ №292 от 1992 года.
     Наверное, он будет расширен.
    
     — Александр Дмитриевич, подскажите, у нас с нунчаками сейчас какая ситуация?
 
    — Такая же, какая была раньше. Это статья 6 Закона об оружии — они запрещены к обороту на территории России в качестве оружия.
     — Даже если человек всю жизнь занимался, кучу поясов имеет, он не имеет право их в руки брать?
 
    — Вы можете тренироваться в спортивной организации — это другой вопрос. А вот носить с собой, хранить — нельзя.
    
     — Вас беспокоит Дмитрий. У меня постоянное место жительства в Австралии. Так вот, в Австралии несколько лет государство скупало у населения оружие, и теперь его на руках практически не осталось. Как же в России можно разрешить свободное ношение оружия, о чем сейчас много говорят?
  
   — Наоборот, мы выступаем за то, чтобы не распространялось оружие, например, огнестрельное короткоствольное. У нас достаточно гражданского оружия, если речь идет о самообороне.
    
     — Сейчас в Госдуме стоит вопрос о дискриминации сексуальных меньшинств. У нас много “голубых” охотников. Им не запретят охотиться?
     — Мужчины или женщины у нас по сексуальной ориентации никоим образом не разделяются. Законом об оружии это не определено.
     — То есть только по охотничьей страсти? Понятно.
    


Партнеры