Красный пояс неверности

14 июня 2002 в 00:00, просмотров: 617
  Виктор Степанович Черномырдин как-то со свойственной ему прямотой сказал: “У нас в правительстве нет белых-красных. У нас здесь все одного цвета — рабочего”. Власть действительно имеет некую странную особенность: попадая в нее, всякий яркий политический представитель тут же начинает “линять”. И через некоторое время вливается в плеяду деятелей однотипного — “номенклатурного” окраса. Региональная власть не исключение. Не так давно коммунисты получили очередной удар ниже пояса: о своем выходе из партии заявил губернатор Нижегородской области Геннадий Ходырев. Странно, но известие это даже не вызвало в коммунистической среде особой паники. Потому что там уже привыкли — коли коммунист попал в губернаторы, можно считать его потерянным для активной партийной деятельности...
  
  
     Сколько было шума, когда в свежедемократической России вдруг один за другим начали выбиваться в лидеры губернаторы-коммунисты! Пресловутый “красный пояс”, как “маска красной смерти” Эдгара По, ужасал реформаторов своей неотвратимостью и непредсказуемостью. И что же? Вспомним Амана Тулеева или Александра Руцкого, которые отреклись от товарищей по НПСР чуть ли не через неделю после инаугурации. Конечно, у них есть одно оправдание: они попали во власть под крышей народно-патриотического союза, но не были обременены партийной дисциплиной, поскольку не были членами КПРФ.
     Честно говоря, до Ходырева так демонстративно хлопать дверью никто из “красных” губернаторов себе не позволял. Другое дело, что, увлекшись властью, они так далеко уходили по идеологии и методам от своих прежних соратников, что только наличие партбилета давало им основание считаться “красными”. Скажем, против “отступника” — губернатора Ставропольского края Александра Черногорова — на прошлых выборах коммунистам пришлось выставлять более верного товарища по партии Виктора Хорунжего. Партийная дисциплина не сработала: Черногоров не стал уступать дорогу другому коммунисту. Местным левым даже пришлось посылать петиции в Москву Зюганову с просьбой приехать и разобраться в “антипартийной деятельности губернатора Черногорова”. Но административный ресурс победил, и “условный коммунист” Черногоров, отошедший от политики московских товарищей, остался у власти.
     Губернатор Рязанской области Вячеслав Любимов с товарищами по партии не ссорился. Однако отнести область к местам, где процветают коммунистические идеалы, сложно. Начнем с того, что Рязанщина — один из нескольких регионов, в которых проходит эксперимент по ЖКХ: жители одного района области платят за коммунальные услуги все сто процентов. И где же проповедуемая коммунистами забота о трудящихся и их благе? Объясняя свою позицию горсовету, губернатор пояснил, что “в сегодняшних условиях хозяйствования нельзя заниматься политиканством, в основу принятия решений должны закладываться прежде всего экономические обоснования”. Не секрет, что совсем не пожилому, коротко стриженному губернатору легче найти общий язык с бизнесменами, которые ценят его за то, что он общается с ними “по рыночным принципам”, чем с коллегой по партии — главой законодательного собрания Федоткиным. Которого глава области постоянно одергивает, рекомендуя ему “покорректнее выступать на федеральном уровне”...
     Вышеупомянутые главы регионов во власти давно. Они уже научились мастерски сочетать свою партийную принадлежность с общей структурой российской власти. Скажем, Любимов общается с президентом намного чаще, чем какой-нибудь “некрасный” губернатор. И Путин хвалит его за то, что область дает налогов в федеральную казну больше соседних регионов... Гораздо интереснее понаблюдать за свеженькими “партийцами”, вошедшими в региональную власть чуть более года тому назад.
     Пришедший на смену Руцкому коммунист Михайлов начал “забойно” — с ходу прославившись своими антисемитскими речами. Однако когда с трибуны он переместился в губернаторский кабинет и начал пачками получать факсы от аргентинских “подельников” Руцкого, требующих срочной расплаты по кредитам и долгам, ему пришлось отвлечься от мыслей о “жидомасонах” и броситься на поиски соратников с толстыми кошельками. В результате сообщения губернаторской пресс-службы за последний год пестрят известями о “финансовых победах” главы региона: то администрация заключит договор с некоей крупной промышленной группой на возрождение ряда предприятий области, то оповестят об усиленных мерах по сбору налогов.
     Ивановский глава Тихонов, любый “красному” электорату только за одно имя — Владимир Ильич, начав с парадов под алым знаменем и установления патронажа над памятником Ленину, потом тоже сместился в экономическую плоскость. Где уже редко вспоминает о “коммунистическом патриотизме”. Что говорить, если представители буржуазного автоконцерна “Форд” назвали общение с губернатором “прорывом в инвестиционных отношениях между Западом и российскими регионами”. А не так давно губернатор Тихонов “дал под дых” коммунистической аграрной политике. Изучив бедственное положение сельхозпредприятий, он дал команду перестроить ивановский аграрный сектор по типу белгородского и орловского. То есть дать дорогу фермерам и частным собственникам, бросив на произвол судьбы нерентабельные колхозы. А вся область будет развиваться по плану, разработанному молодым прогрессивным бизнесменом.
     Кстати, тезис о нынешних взаимоотношениях коммунистов с действующей властью, который звучал на нескольких последних пленумах КПРФ, а именно: “При решении проблем регионов с властью дружить просто необходимо” — сформулировали красные губернаторы Тихонов и Машковцев (губернатор Камчатки). Так что “красный пояс” из удавки на горле демократии тихо-мирно превратился в декоративное украшение весьма буржуазного окраса.
    


Партнеры