Красавица и поп-грагж

Чтобы стать рок-стар, Юта отказывала себе в мальчиках

14 июня 2002 в 00:00, просмотров: 508
  Однажды, выйдя из репетиционной комнаты в старом советском ДК, Юта обнаружила в коридоре старушку вахтершу с “глазами на мокром месте”. “Какой же у тебя голосочек чистый, доченька”, — всхлипнула бабуля... А на следующий день была Ходынка с “Guano Apes”, где во время выступления Юты скинхеды завелись так, что растерявшаяся милиция дождаться не могла, когда эта чудо-Юта свалит со сцены…
 
   
     Безусловно, параметры красоты и привлекательности крайне индивидуальны да субъективны. Как говорится, на вкус и цвет... Но “ЗД” возьмет на себя смелость заявить, что Юта на сегодняшний день — самая красивая и женственная отечественная rock lady, которая к тому же сочиняет и поет сказочно красивые песни. Именно — рок-леди. Никаких сравнений с губасто-грудасто-глазасто-ногастой армией поп-див, саранчой, скачущей на подмостках! Там ловить нечего! Силикон, макс-факторы, шевчуки, алишеры, блестки, тушь, ресницы, туфли... Закон жанра! В попе без дежурной красоты — ни туды и ни сюды. Посему красота там на красоте красотой погоняет.
     Но вот в роке, где важна, понимаешь, не столь форма, сколь “струны натянутой душа”, с девичьей красотой, как с туалетной бумагой в советские времена, извечная напряженка. С голосистостью и “обнаженностью страстей” — ажур. А с красотой... Ни рож тебе, ни кож, одни, б-р-р, мужицкие ужимки. Карабинов наперевес только не хватает. В контексте брутального рок-феминизма Юта, конечно, радующе слепит абсолютно женским началом. Да, непривычно. Режет глаз и даже слух. Цепляющая искренность и взрослая мудрость в текстах заставляют к тому же сделать усилие, чтобы поверить в авторство хрупкой двадцатилетней блондинки с голубыми глазами. Рулады бьют наотмашь: “Проказы хмеля и солода,/И я летала над городом,/Где пахли дымом и порохом/Мои мечты...” Это так-то прет от пива?! Поделись-ка ощущеньицем с банальным пьянчужкой у пивного ларька, тот с дуба рухнет и протрезвеет вмиг. Волшебная сила искусства...
     “Хмель и солод” — самое свежайшее сочинение Юты — только что воплощено в клиповую форму, а его “проказы” вылились для юной певицы и поэтессы в расцарапанное кроликом пузо (реквизитное животное оказалось нервным и хищным) и чудовищную кучу запутавшихся в белокурых волосах отвратительных жучков, которыми кишело поле, выбранное для натурной съемки. Сочинение при этом настолько впечатлило Диму Пустовалова , знатного римейкера и культового персонажа российской техно-сцены, что весь напыщенный авторитет “Arrival” был брошен на сотворение ремикса, что по задумке должно еще больше сблизить изысканный Ютин поп-гранж с народными чаяниями.
     А Юта фактически и есть пионерка поп-гранжа в России, ибо это невообразимое сочетание “двери со стулом” фирменным клеймом отпечаталось на первых же ее сочинениях (с чего бы, вы думали, ее занесло в одну упряжку с “Guano Apes”!). Это сейчас, допустим, “Total” в порядке вещей на радио и ТВ. А когда в 99-м Юта притрюхала к программным директорам радиостанций, ее встречали повсеместно круглые глаза и явное смятение: никто не ведал, в какой форматный баул сие пристроить...
     В 11 лет она, активная пловчиха, гимнастка и флейтистка, неожиданно для всех решила освоить фортепиано.
     — Восемь часов занятий каждый день, — рассказывает Юта, — отсутствие гулянок, отсутствие мальчиков, отсутствие каких-либо развлечений, школа побоку — такой целенаправленный маньячный труд.
     После нескольких лет столь примерной “маниакальности” она поехала из своего Екатеринбурга в Москву, чтобы поступать на фортепианное отделение Гнесинского музыкального училища, ни дня при этом, заметьте, не проучившись в обычной музыкальной школе.
     — Все вокруг говорили: “Девочка, ты что, с ума сошла? Какая Гнесинка?” А я взяла и поступила!
     Однако к третьему курсу страсть к фортепиано угасла. Без сожалений (ах, ветреная юность!) крикнув “адьё” карьере пианистки, Юта с не меньшей страстью погрузилась в джазовый вокал. Убеленные сединами джазмены с мировым именем прочили ей большое будущее в этом плане. Но радоваться подрастающей смене им пришлось недолго: один юный негодяй принес Юте диск “Металлики”…
     А затем знакомство с Александром Семеновым , бывшим участником свердловской группы “Апрельский Марш”, поставило окончательную точку в ее жизненных метаниях. Поначалу, правда, Юта с Саньком “жутко друг другу не понравились”, но когда присели потрещать (не плеваться же сразу друг в друга как верблюды), то обнаружили “полное сходство музыкальных пристрастий”. С тех пор (надо же!) не расстаются, вместе плодят музыкальное чудо. По сравнению с первыми опытами поубавилось в их музоне тяжести и помпезности, зато добавилось легкости и воздушности. Парадоксальный, на первый взгляд, симбиоз попа и гранжа вышел в итоге органичным и убедительным. Уральская рок-школа! Здесь, правда, Юту обычно колотит и трясет, т.е. колбасит:
     — Достали! Если ты симпатичная блондинка, то должна петь “люби меня по-чукотски” и вилять задом, если рокерша — с сигаретой и в камуфляже, если из Свердловска — продолжательница, блин, славных традиций… На самом деле весь уральский рок — это два десятка очень хорошо образованных и талантливых людей, которые двадцать лет назад, наслушавшись как следует “King Crimson” и “Led Zeppelin”, взяли гитары и начали творить свой рок-н-ролл изолированно от московской и питерской тусовок. Потому и музыка Бутусова, Насти, Шахрина такая, какая есть, ни на кого не похожая. Только все это в прошлом. Нет сейчас ни уральского, ни московского, ни урюпинского рока — все в одном информационном поле и в равных условиях.
     Умно, однако!
     За пару лет “артподготовки” к главному прорыву состав ее группы неоднократно менялся. Юной рок-фемине удавалось объединять вокруг себя взрослых, серьезных и упрямых мужчин — музыкантов из групп “Zemfira”, “4.33”, “Moscow Groove Institute”, “Рондо”, “Детский Панадолл”, “Неприкасаемые”. Резюме хоть куда. Достойный круг да пытливый нрав присовокупили к таланту сочинительницы профессиональные навыки саунд-продюсера, и ныне Юта — и швец, и жнец, и на дуде игрец — сочинительница, аранжировщица, руководительница записи и сведения, ну и, ясный пень, исполнительница.
     В общем, внешность, как и непредсказуемые завихрения поп-гранжа, обманчива: за наружностью плюшевой красотки прячется жесткий оскал профессионалки, не жалеющей ни себя, ни других. Хотя близкие певице люди уверяют, что застать Юту застывшей от восхищения при виде рассветного неба им все же случалось.
    


Партнеры