Что мне достать из широких штанин?

К мандатам почтения нету

14 июня 2002 в 00:00, просмотров: 769
  С гордостью доставая из широких штанин советский паспорт, Маяковский еще в начале минувшего века создал навязчивый образ главного документа гражданина, избавиться от культа которого этот самый гражданин не может и по сей день.
     Ведь именно гражданский паспорт, например, в отсутствие водительского удостоверения подтверждает личность водителя, ибо несет на себе фотографическое изображение физиономии. И именно без него, то есть паспорта, при отсутствии “прав” у каждого сотрудника ДПС появляется весомый повод поселить соотечественника в каталажку — якобы до установления его темной личности…
     И хотя ровно через две недели водительские удостоверения будут задерживать гораздо реже — лишь за “выдающиеся” нарушения ПДД, дежурный вопрос инспектора: “Из чего видно, что ты Петров?” — по-прежнему будет повисать над каждым, временно оставшимся без “прав”.
     Впору разобраться: а какой он — документ, удостоверяющий личность?
     Только ли воспетый Маяковским?
“К одним паспортам — улыбка у рта.
К другим — отношение плевое”
     Государство российское, увы, пока так и не определило одним нормативно-правовым актом полный перечень документов, подтверждающих личность своих верноподданных. Еще товарищ Маяковский по этому поводу жаловался: “к мандатам почтения нету…” И вместо единого федерального акта налогоплательщику подарено аж семь: два указа президента, два постановления правительства и три закона. Причем в весьма широком диапазоне — от имеющих отношение к делу (Указ Президента РФ “Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина РФ на территории РФ”) до прямого отношения к делу не имеющих (Закон РФ “О порядке выезда из РФ и въезда в РФ”).
     Весьма примечательно, что каждый указ, постановление и закон устанавливают в качестве документа, подтверждающего личность, исключительно что-то свое. Так сказать, эксклюзивное.
     Если, например, один указ настаивает на том, что таким документом является свидетельство о рождении, по достижении четырнадцати лет подлежащее замене на паспорт, а также сам гражданский паспорт, то другой указ предлагает считать таким документом служебный или дипломатический паспорт, а заодно и временное удостоверение личности.
     Если один закон настаивает на признании идентифицирующим личность документом паспорт моряка или удостоверение личности моряка, а также и военный билет, то другой закон с пеной у рта “доказывает”, что это — удостоверение личности офицера.
     Если одно постановление требует считать удостоверением… свидетельство беженца, то другое предлагает присвоить такой статус… справке об освобождении из мест лишения свободы.
     При наличии “семи нянек” в лице федеральных законов и постановлений, дитя, как это водится, уже долгое время остается совсем без глазу, ибо ни одному сотруднику милиции, возжелавшему установить чью-либо вызывающую подозрение личность, все семь “нянек”, понятное дело, незнакомы. А потому всегда и везде каждый надевший милицейскую форму требует подать ему только документ, от которого так тащился Маяковский…
     Косо взирая на иные, кроме гражданского паспорта, документы, блюстители порядка при этом, как правило, ссылаются на Постановление российского правительства семилетней давности, которое попыталось дать наиболее универсальное определение искомому документу и довело дело до абсурда. Оно провозгласило, что личность удостоверяет документ, выданный органами внутренних дел (чем вызвало буйный восторг у людей в форме). И с конца прошлого века, таким образом, “ксива” сотрудника ОВД сержанта Попкина считается удостоверяющей его личность, ибо выдана МВД, а “ксива” генерала ФСБ Пупкина не удостоверяющей, ибо выдана черт знает где…
     Но все это — от лукавого… Если же вникнуть в смысл определения “удостоверение личности”, то можно совершить почти выдающееся открытие: это такой вид документа, который фиксирует и подтверждает тождественность физического лица соответствующему статусу. То есть что морда лица на документе (наличие которой для удостоверения является обязательной) воистину соответствует его фамилии, имени и отчеству. И что этот джентльмен (или леди…) действительно тот, за кого себя выдает.
     Впрочем, считать такое утверждение верным можно, лишь строго придерживаясь значения слов и логики, а не милицейских циркуляров и словоблудия чиновников.
     Стало быть, документом, удостоверяющим личность, может быть любой “мандат” с фотографией, печатью организации и подписью должностного лица, то есть: и пропуск на завод, и студенческий билет, и удостоверение менеджера компании “Гоп-стоп”…
     Исходить при этом надо из того, что все формы собственности по закону равны, стало быть, не имеет значения, какая организация выдала документ — частная или государственная. Ибо и ответственность на них возлагается равная.
     …Достойно пера сатирика: у водителя на дороге по традиции только паспорт в отсутствие “прав” — это документ, подтверждающий, что он — Петров. А у того же Петрова, явившегося в налоговую службу, дабы поделиться с государством деньгами, удостоверением его личности является даже рецепт, выписанный на получение лекарства от геморроя.
“Паспорта нету — гони монету!”
     Как справедливо заметил автор шлягера о жареном цыпленке, идея главенства паспорта над всеми остальными документами носит исключительно коммерческий характер. Ведь вымогать у водителя деньги только при отсутствии паспорта гораздо проще, чем при отсутствии студенческого билета, удостоверения пенсионера или пропуска в баню — не дай бог один из них (а их, разных, может быть сотни!) окажется в кармане.
     Но выбор по действующим законам, увы, не широк.
     А коли так, то при любом конфликте на дороге важно помнить, что ни один российский закон и ни один кодекс не обязывают вас возить гражданский паспорт. И даже Правила дорожного движения хоть и требуют наличия в вашем кармане гигантского набора документов, но — спасибо! — не желают паспорта.
     Да и Закон РФ “О милиции” позволяет сотрудникам правоохранительных органов, в частности, протягивать руку за паспортом лишь в случае, если на вашей физиономии написано, что вы намедни задавили тетю Клаву или ограбили кассу АЗС. Отсутствие же в кармане водительского удостоверения не может являться поводом требовать “молоткастый, серпастый”, ибо такое основание (если вы не совершили правонарушения или преступления и не походите на объявленного в розыск моджахеда) не предусмотрено законом!
     Требование “покажи только паспорт” при отсутствии водительского удостоверения следует считать абсурдным еще и потому, что паспорта по определению вовсе может и не быть. И не только в кармане, но даже и дома, в шкафчике. “Пурпурная книжица” вполне может быть утеряна, находиться в паспортном столе на замене или регистрации, взята в залог в пункте проката пылесосов…
     Что ж теперь — во избежание трехчасовой беседы с бомжами за решеткой без красной корочки вообще не садиться за руль?
     Ну уж дудки!
     …А кстати, ни один из семи законов, указов и постановлений не сказал самого главного: для установления вашей личности (если уж в кармане не оказалось вообще никаких документов с фотографией) сгодятся и ваши пассажиры, которые, предъявив свои документы, смогут подтвердить, что вы и в самом деле водопроводчик Петров, а не американский шпион Пеньковский.
Бейте по паспорту, а не по морде…
     Что имел в виду товарищ Маяковский, когда говорил, что он “волком бы выгрыз бюрократизм”, нам неизвестно. Возможно, то бюрократическое недоразумение из семи указов, законов и постановлений, в результате которого водительское (равно как и прочее) население страны до сих пор не получило внятный ответ на самый простой вопрос “Что такое документ, удостоверяющий личность?”
     И что нам достать из широких штанин?
    


Партнеры