ИНОГДА ЛУЧШЕ СТРЕЛЯТЬ, ЧЕМ ГОВОРИТЬ

15 июня 2002 в 00:00, просмотров: 349
  Среди современных русских писателей полно мистификаторов. Вот и Николай Дежнев выдвинул свою версию миропорядка. Он наделал много шума своим весьма спорным произведением “Год бродячей собаки”. Примерно на ту же тему расписался Павел Крусанов. Оказывается, все переломные моменты в российской истории происходят исключительно от того, что кто-то из рода князей Норушкиных залезает в склеп. И последняя книга в этом обзоре — детектив американца Микки Спиллейна про крутого копа Майка Хаммера. Майк в отличие от героев русских романов предпочитает не думать, а действовать. То бишь палить из своего револьвера по подонкам.
    
     ГОД БРОДЯЧЕЙ СОБАКИ
     MИСТИКИ И СОВРЕМЕННИКИ
    
     АВТОР: Николай Дежнев, писатель-провокатор. Настоящая фамилия Попов. Работал одно время в Организации Объединенных Наций. Не прочь пофилософствовать.
     ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ: “Простой человек” Андрей Дорохов, за душу которого вот уже несколько тысячелетий борются силы добра и зла, его боевая подруга Мария, Гней Помпей, русский народ в лице бомжей и бандитов. А также ангелы, различная нечисть высокого и низкого ранга, включая представителей дьявольской контрразведки во главе с Нергалем.
     ЦИТАТА: “Россия вообще особая страна, очень сложная и противоречивая, но по сути простая и искренняя. Ее населяет талантливый, способный остро чувствовать народ, не знающий, однако, причины всех своих бедствий, — в этом и заключается загадка русского бытия, обрекающая людей на животное существование. Родина никогда их не любила и о них не заботилась. Для правителей, как бы они себя ни называли, русские люди всегда были не больше чем материал, нечто вроде леса. Их истребляют, их вырубают и жгут, а они, поколение за поколением, встают, будто вырастают из-под земли”.
     СУТЬ: Эта книга стала одним из самых ярких литературных событий последнего времени. Ее хвалят и ругают, о ней спорят и ей подражают. Но не заметить ее просто не могут. Главный герой романа Андрей — тот, на кого указал Маятник Всемирного Времени. И от его жизненного выбора зависит, как дальше будет жить человечество, в счастье или в горе. Мы окажемся и в древней Иудее, и на месте гибели Александра Второго, и в сегодняшней Москве. Силы Ада делают все, чтобы сбить Андрея с пути истины.
     ПЛОХО: Николай Дежнев пошел по очень тяжелому и неблагодарному пути. Почти сразу бросаются в глаза аналогии с “Мастером и Маргаритой”. Да писатель и не скрывает этой преемственности. Но зачастую кажется, что он слишком увлекается этой игрой, а связки между отдельными эпизодами романа несколько надуманны. Что хотел сказать автор, читатель несомненно поймет. Но понимание это приходит интуитивно — причиной тому отсутствие грамотной редактуры.
     ХОРОШО: Вы будете спорить с автором, ругать его. И постоянно ловить себя на мысли, что хочется заглянуть в конец, поскорее узнать, чем же там все кончилось. Но конца не будет: темные силы в одном романе не победишь. Может, они-то и помешали довести роман Дежнева до блеска?
    
     БОЛЬШАЯ ОХОТА
     КРИМИНАЛЬНОЕ ЧТИВО
    
     АВТОР: Микки Спиллейн, американский детективщик, написавший десятки романов о гангстерах и борцах с преступностью.
     ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ: Бравый частный детектив с говорящей фамилией Хаммер (Молоток). Владелец револьвера 45-го калибра. Уложил с помощью этого самого револьвера огромное количество подонков. Он к тому же еще и мачо — перед ним не может устоять ни одна красотка.
     ЦИТАТА: “Луи опустился на стул и снова посмотрел на зубы на своей ладони. Он так гордился своими зубами, красивыми и ослепительно белыми. Он бросил их на стол и не мог отвести от них глаз. Он все еще ощупывал десны языком, как будто не верил в случившееся, злоба его была беспредельна. Эд не отводил от него пистолета. Ослепленный бешенством, Луи мог натворить что угодно.
     — Чертов сукин сын, чтоб ты сдох! — он в ярости стукнул кулаком по столу. — Черт возьми, этого не случилось бы, если бы я действовал по-своему! Я убил когда-то Фаллона и его шлюху, потом этого вонючего Линка — и никогда со мной такого не случалось. Я убью и тебя”.
     СУТЬ: Майк Хаммер случайно стал свидетелем убийства. В питейное заведение, где он потягивал виски, зашел плачущий мужчина, оставил в углу сверток, предварительно поцеловав его, и выбежал на улицу. Майк заглянул в сверток. На стуле спал годовалый мальчик. Майк выскочил из бара — хотел догнать мужчину. Тут из-за угла, как и положено, с визгом вырулил грязный “Бьюик”, раздались выстрелы. Уже мертвый беглец упал на землю...
     Крутой коп начинает расследование, за которое ему никто не заплатит ни цента. Просто он хочет, чтобы справедливость восторжествовала. Ему мешают полицейские, его пытаются прикончить бандиты, но он упорно пытается докопаться до истины. В итоге оказывается, что конкретно это рядовое на первый взгляд убийство выводит на главарей нью-йоркской мафии. Больше того: кто-то их шантажирует...
     ПЛОХО: Благородный частный детектив, который полностью лишен самоиронии, который бросается патетичными фразами, который постоянно угрожает негодяям своей “пушкой”, которого женщины начинают хотеть, едва на него взглянув... В современном мире все это выглядит довольно нелепо.
     ХОРОШО: Но в том-то и дело, что написана книга в 51-м году. Так что читать ее — все равно что смотреть черно-белое голливудское кино. Некоторые получают от этого удовольствие.
    
     БОМ-БОМ
     АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ
    
     АВТОР: Павел Крусанов, прозаик из города Санкт-Петербурга. Два года назад в серии “Новый век” издательства “Амфора” опубликовал роман “Укус ангела”, после чего был обласкан печатью и возведен в ранг “надежды русской литературы”. До 2000 года в данной серии издавались исключительно иностранные авторы, уже оцененные на Западе. Когда же в нее вдруг поместили отечественного производителя, интеллектуалы спросили: “Да неужто?! Современный русский писатель и достоин стоять в одном ряду с... (далее по списку)?!” Оказалось, что и правда, вроде бы достоин. Благодарные критики обозвали его “культовым писателем”.
     ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ: практически весь род князей Норушкиных по мужской линии, начиная с боярина Норуши и заканчивая нашим современником Андреем Норушкиным, специалистом по теоретической фонетике египетского языка Среднего царства. А также женщины, благодаря которым этот род по сей день не прервался.
     ЦИТАТА: “— И каким только бесом вас сюда, дураков, занесло? — в сердцах спросил Норушкин мертвецов.
     — Герасима, козла, послушались, на клад польстились стародедовский, — ответили из ямы мертвецы. — А он, блин, и не Герасим вовсе, а черт-те что — типа, чучелко соломенное. Наши души неприкаянны, а у него, в натуре, души нет — желтый дым только. Мы молимся об избавлении, но Господь неумолим.
     — Ну? И что с вами случилось, банда?
     — А больше мы тебе ничего не скажем, — замкнулись мертвецы, — потому что мертвые, в натуре.
     Андрей взглянул на Фому — на лице пчеловода проступила беспощадная, осмысленная свирепость...”
     СУТЬ: семь ангелов, восставших против Господа, были низвергнуты с горних высот. При падении они пробили верхний, богатый гумусом слой земли и застряли в грунте. С тех пор свои богомерзкие дела они стали творить из этих пещер, в простонародье зовущихся “чертовыми башнями”. В дальнейшем диавола, главу повстанцев, Бог низвергнул еще глубже — в геенну огненную. Так одна башня неподалеку от Питера стала “вычищенной”. Охранять ее Всевышний поручил роду Норушкиных. В переломные моменты истории кто-либо из мужчин славного сего рода проникал в башню и звонил там в колокол. (Да здравствует А.И.Герцен!) После чего случались на земле русской различные катаклизмы типа Куликовской битвы.
     ПЛОХО: между добром и злом у Крусанова наблюдается некий дисбаланс. Зло у него присутствует в мире очевидно и действует осмысленно. Добро же по каким-то неясным причинам открыто себя никогда не показывает и является только в виде наитий и смутных догадок князей Норушкиных.
     ХОРОШО: Крусанов давно известен как недурной стилист — тем на первых порах в родном городе и прославился. Так что очень забавно читать произведенную им древнерусскую легенду с последующим переходом к диалогам братанов. Переход порой получается слишком плавным: бойцы вдруг начинают как-то странно строить фразы и применять не свойственные им словечки (“на клад польстились стародедовский”). Но это остроумному романисту естественным образом прощается. Да и вообще приятно смотреть, как домашний мальчик мечтает о мировом господстве, к тому же изображая, как это господство его утомило и как оно ему, проклятое, наскучило.
    


Партнеры