Лед “тронулся”

79 российских ученых попали в жуткий антарктический плен

17 июня 2002 в 00:00, просмотров: 257
  “Они находятся в ужасных условиях. В это время года в этих широтах все 24 часа — полярная ночь. Температура там сейчас -50 С° и ураганный ветер, насыщенный ледяной крошкой”.
     Это говорит южноафриканский полковник Пит Пакстон. Он рассказывает подробности трагедии, разыгравшейся в эти часы в Антарктике, где во льдах, подобно “Челюскину”, застряло океанографическое исследовательское судно “Магдалена Ольдендорф”.
     На его борту 79 российских ученых и 28 членов команды. На тот час, когда полковник проводил пресс-конференцию в Кейптаунском центре по спасению гибнущего корабля, подробностей было известно немного.
     Зарегистрированное в Либерии научно-исследовательское судно “Магдалена Ольдендорф” неожиданно оказалось, как в капкане, в массе так называемого пакового льда. Это старый, очень крепкий, спрессованный лед толщиной от 3 до 7 метров. Тем не менее пласты этого льда движутся, что зависит от ряда факторов. В последнее время ученые грешат в том числе и на глобальное потепление. Но сейчас важно не это, а то, что, если есть на земле самое необитаемое место, то это точка, где оказалась “Магдалена”. До ближайшего порта Кейптаун — 2830 миль (4528 км). До ближайшего форпоста цивилизации, южноафриканской научно-исследовательской станции, расположенной к северо-востоку, — 250—370 миль (590 км). Но полярники со своей станции ничем не могут помочь ученым и морякам.
     Журналисты атаковали Пакстона множеством вопросов, но он лишь беспомощно разводил руками. “Я не представляю, как долго может продлиться спасательная миссия, — сказал он, — может быть, 30 дней”. Может быть...
     В это же самое время спасательные работы развернулись в полную силу. Из Кейптауна в помощь затерянным во льдах вышло научно-исследовательское судно “Agulhas”, но ему до кромки пакового льда предстоит путь длиной 2580 миль. Дальше — “мертвая зона”. Поэтому по пути к судну спасателей присоединится тяжелый аргентинский морской ледокол, и они вместе попытаются подойти как можно ближе к “Магдалене”.
     Скорее всего пробиться вплотную к кораблю не удастся, поэтому в Кейптауне, откуда координируется операция по вызволению из ледяного плена “Магдалены”, больше рассчитывают на два вертолета типа “Орикс”, которые имеются на борту маленькой спасательной эскадры.
     “Конечно, главная задача сейчас — вернуть корабль, — пояснил в интервью агентству Рейтер Геральд Хакеманн — директор Кейптаунского международного антарктического центра. — Если же это не удастся, главная задача будет организовать снабжение корабля прежде всего провизией и топливом до тех пор, пока мы не сможем снять оттуда людей”.
     По мнению Хакеманна, операция будет стоить 2 миллиона долларов, но еще не ясно, кто будет платить. Так, например, “Agulhas” принадлежит Южноафриканскому управлению природоохраны и туризма. Пока его рейс финансируется за счет этого департамента. Это крепкое судно с особо прочным корпусом, но не способное самостоятельно пробиваться через паковый лед. Его встреча с аргентинским ледоколом запланирована около острова Гоу в южной Антарктике, в 250 милях от затертого во льдах немецкого корабля, зарегистрированного в Либерии, на борту которого русские, немцы, индусы, филиппинцы, молдаване...
     Эти 250 миль сплошного льда, как стена, будут разделять спасателей и тех, кто ждет их помощи. Поэтому о пилотах двух вертолетов “Oрикс” уже говорят, что им предстоит совершить подвиг. А пилоты говорят, что готовы выполнить свой долг, и сейчас предпринимаются меры, чтобы оснастить оба вертолета оборудованием против обледенения — самого страшного врага флота и авиации в этих широтах. Многоцелевой транспортный вертолет “Орикс” находится на вооружении южноафриканских ВВС с 1992 года. Это достаточно современная боевая машина, созданная на базе французского вертолета SA.330 Puma. Обычно загруженный “под завязку” этот вертолет при своей взлетной массе 7700 кг способен перевозить 3 тонны груза или 20 человек, а при спасательных операциях (в данном случае это могут быть истощенные или обмороженные люди) — 6 человек на носилках и 6 “сидячих”. Но это — в обычных условиях, о которых сейчас и речи нет: холодный и разреженный антарктический воздух снижает грузоподъемность вертолета, поэтому один “Орикс” сможет взять на борт только 18 человек за один рейс.
     Такого, пожалуй, мир не помнит со времен знаменитой экспедиции “Челюскина”, который трагически затонул. Но с тех пор прошло 68 лет. Современные спасательные средства и связь намного мощнее, чем в то время, когда героически дрейфовала во льдах экспедиция Шмидта. Сегодня взоры всего мира устремлены в Антарктику, и мы уповаем на то, чтобы вскоре услышать оттуда благие вести.
    


Партнеры