Наших.net

И за кого нам теперь болеть?

17 июня 2002 в 00:00, просмотров: 252
  Чемпионат мира заставил нас пройти через всю гамму человеческих чувств. До начала — томительное ожидание с оттенком скепсиса. После Туниса — сдержанный оптимизм. Поражение от Японии — разочарование и тревога. Ничья в матче Бельгия—Тунис — луч надежды. Гол Бесчастных бельгийцам — страх, что не удержим ничью. Поражение — горечь, досада, опустошение...
     Более впечатлительные не придут в себя по сей день. У иных переживания уже успели смениться любопытством: чем же все-таки завершится этот удивительный чемпионат? И они быстро сообразили, что приносить такое событие в жертву эмоциям — непозволительная роскошь. За кого же болеть россиянам теперь, чтобы не чувствовать себя чужими на этом празднике жизни?
  
   Для многих этот вопрос отпал сам собой, как только мы потерпели поражение от бельгийцев. Конечно, за Бразилию. Разумеется, из чувства мести. Пусть покрупнее обыграют в 1/8 финала нашего обидчика. А может, стоит болеть за Бельгию? Вдруг они обыграют кудесников мяча, и мы скажем тогда, что имели дело с великой командой. Тоже неплохой вариант. Но это так — на один сегодняшний день, на одну игру. Потом опять придется искать кого-то, кто вызывает хоть какую-то симпатию.
     После вылета россиян нет на чемпионате команды более близкой нам, чем Англия. Таковы данные некоторых опросов, не позволяющие усомниться, что Бекхэм и Ко пронзили сердца россиян в не меньшей степени, чем своих сограждан. Англомания, к слову сказать, имеет в нашей стране давние корни. Еще в ту пору, когда за границу не ездили, создавались фан-клубы в поддержку британских команд, изгнанных тогда из европейских Кубков. Даже гневные письма и телеграммы в УЕФА (Европейский союз футбольных ассоциаций) слали. Шарфами лучших клубов Англии на толкучках менялись, искали любую возможность взглянуть хоть одним глазком на игру любимых команд. Сегодня, если зайдете в какой-нибудь просмотровый клуб, ощущение такое, что попали куда-то на “Хайбери” или “Энфилд Роуд” — многие россияне переживают за англичан не менее яростно, чем знаменитые английские фанаты. Поэтому, когда команда Свена-Йорана Эрикссона легко расправилась с Данией, Арбат из-за обилия белых шарфов и громкоголосого рева был очень похож на Уэмбли или какой-то другой район Лондона.
     С большим отрывом от англичан, но на втором месте среди приятных россиянам команд следует Италия. Здесь уже никакой исторической подоплеки нет. Просто симпатичные загорелые парни типа Индзаги, Монтеллы, Тотти или Мальдини очень нравятся россиянкам. К тому же в России разного рода итальянские фирмы и компании имеют самое большое представительство, и их сотрудники из числа наших соотечественников ни в чем не желают отставать от своих боссов. Есть еще одна команда, внезапно ставшая близкой, — Япония . Они болели за нас во всех матчах, кроме очной встречи, — так поболеем же теперь за них. Самые чувственные всегда сопереживают слабым, особенно таким колоритным, как японцы. Да и не настолько, замечу, слабым, чтобы болеть за них безо всякой надежды.
     Но существует и иная категория российских граждан, которые соизмеряют симпатии с вложенными средствами. Ставки на чемпионат мира принимаются в эти дни повсеместно — в одной Москве не меньше сотни букмекерских контор. И многие подкрепляют свои мнения рублем, чтобы обогатиться за счет собственной прозорливости и добавить адреналина в кровь. Выбор колоссальный: хочешь — на чьи-то победы ставь, хочешь — на результативность, хочешь — на выход в следующий круг. Для гурманов существует дополнительный ассортимент: угловые, желтые карточки, замены и даже владение мячом. Не соскучишься. Ставки на победителя чемпионата и прочие, требующие ожидания, в России не популярны. У нас любят так — сегодня поставил, завтра, а лучше сегодня же, получил. Номинал у ставок разный — от 30 рублей до десятков тысяч долларов. Оборот, конечно, меньший, чем у английских букмекеров, но тоже немаленький. Каждый день гуляет по Москве под миллион долларов США.
     Категория специалистов и эстетов, без всяких пристрастий созерцающих футбольное действо, в явном меньшинстве. Какое-то время они еще будут ощущать себя в центре внимания, мелькая на телевизионных каналах, появляясь на газетных полосах, вступая в дискуссии с политиками и звездами шоу-бизнеса. Но вскоре время футбола пройдет. И наша не самая спортивная страна, просыпающаяся лишь во время Олимпиад и чемпионатов мира, вновь обретет спокойствие. Но пока, до 30 июня, давайте-ка поживем футболом.
    


    Партнеры